Что делать с ЕГЭ? (Видеоблог Михаила Горбаневского)

Завершается приемная кампания 2011 года, абитуриенты 2012 уже закупают сборники тестов для ЕГЭ к новому экзаменационному сезону. О ЕГЭ и правилах вступительных экзаменов – видеоколонка председателя правления Гильдии лингвистов-экспертов по документационным и информационным спорам ГЛЭДИС, доктора филологических наук, профессора Михаила Викторовича Горбаневского.

Михаил Горбаневский

Михаил Горбаневский

ЕГЭ по гуманитарным предметам должны быть как можно быстрее отменены.

Дело в том, что в старших классах изучение предметов превращается (если уже не превратилось) в натаскивание на будущую успешную сдачу ЕГЭ. Это большая болевая точка и настоящая катастрофа, о ней кричит все сообщество.

Президент как-то аккуратненько сказал в прошлом году, что «Насчет ЕГЭ надо подумать…» и все осталось на том же месте.

Чем плох ЕГЭ?

Знания — это не только сумма знания фактов, но и умения, и навыки. А как раз умения и навыки ЕГЭ не позволяет определить. Школьник выходит в жизнь и может знать сумму данных, но применять он свои знания не сможет: он не владеет ни практической риторикой, ни практической стилистикой. Школа теперь даёт ещё меньше навыков, затачивая все обучение на натаскивание.

Большая вина в этом всем непотребстве лежит на Владимире Михайловиче Филиппове (академик Российской академии образования, министр образования Российской Федерации (1998—2004) – прим.ред.). Я с ним давно знаком, мы на «ты», заканчивали один университет, работали в совете молодых учёных. Может быть, это даже не столько вина Владимира Михайловича, сколько его беда. Он математик и думает, что все можно стратифицировать и атомизировать. А нельзя. Вопрос: «Сколько было пуговиц на сюртуке Чичикова?» — он должен проверить гуманитарные навыки студента? Как проверять знания по литературе через эту систему вопросов? Это начётничество. Даже в бурсе, над которой насмехался Гоголь, так не обучали.

Экзамен должен проверять знания и навыки. Особенно это необходимо в отношении такого сложного языка, как русский, ведь наша грамматика одна из сложнейших в мире. Сложнее у нас нет только ещё subjonctif (сослагательное наклонения) во французском, на нем людей вообще выключает.

А главное, особенно в отношении к литературе — это умение мыслить, сопоставлять, делать выводы и доказывать свою точку зрения.

Как экзаменатор я сам буду аплодировать юноше, если он мне скажет: «Вы знаете, Михаил Викторович, а я считаю, что Александр Исаевич Солженицын — не великий русский писатель». «Почему?» — спрошу я. «Я считаю, что если бы Александр Исаевич продолжал писать в жанре малой прозы, то, наверное, там бы он состоялся действительно как великий русский писатель и мы бы с полной уверенностью могли бы называть его таковым. Потому что „Матрёнин двор“ и „Пасхальный ход“ — это то, что мне действительно очень понравилось».

Вот тогда я бы сказал: «Молодой человек, можно я пожму вашу руку? Пять, до свидания». И никаких пуговиц на сюртуке Чичикова.

Записала Анна Данилова

Читайте также: M.O.N.A.K.O.V.O. на Дмитровском, или зачем нам День русского языка (+Видео)

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
9 типичных проблем детей в средней школе

Отсутствие ярких учителей, подростковый протест и бесконечный интернет

Школьные чаты – боль родителя XXI века

Советы психолога тем, кто уже добавил в друзья учителя и одноклассников своих детей

Как пережить родительское собрание

9 советов для сохранения спокойствия

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!