Что День Победы – праздник, наши дети уже поняли

|
Зачем мы превращаем трагедию в цирк, а наши дети становятся свидетелями формализма и фальши - размышляет педагог Марина Солотова.

Я ползла по пластунски, а мальчишки смеялись

Марина Солотова

Марина Солотова

Сегодня в школе у моей дочери конкурс инсценированной песни, посвященный Дню Победы. Она будет петь песню про маленького трубача, а её одноклассники изображать на сцене действие. А зрители в зале будут смеяться. Потому что иначе такое представление не воспринимается. А как еще может восприниматься детьми хаотичное движение по сцене сверстников, наряженных в подобие военной формы, неуклюже падающих на сцену и тут же отползающих за кулисы?

– Мама, на словах «Над ним смеялись все врачи»  Данил будет стучаться в дверь, ну как будто в дверь, а Никита и Маша будут его разворачивать и отталкивать. Только главное, чтобы они нас не подвели и не начали смеяться, как на репетиции.

Инсценированную песню придумали очень давно, еще в советской школе.   Я сама была когда-то участницей такого представления. Женькой, которая жила средь лесов в деревеньке. У меня была коса, сделанная из швабры,  которой я  «высокие травы косила». Я  с грохотом бросала её на словах «И Женька ушла в партизаны» и гордо, торжественным маршем,  уходила за кулисы. Весь следующий куплет я по-пластунски  ползала между кустов, которые мы сделали на уроках труда, пока мне не заламывали руки мальчишки в форме фашистов (т.е. в своих школьных пиджаках с повязками со свастикой на руках).

Они, изо всех сил  сдерживая смех (я по-пластунски –  тот еще цирк), уводили меня со сцены и вот там мы уже смело, простите, ржали. В это время на сцене появлялся портрет героини-пионерки Лары Михеенко, имя которой носила наша пионерская дружина, потому что девчонки старательно пели: «Висиииит фотограааафия в шкооооле». Моей фотографии размером метр на метр у нас не было, а Лары Михеенко – была. Поэтому она олицетворяла меня, то есть Женьку.

А потом нам показали кино «В то далекое лето» про пионерку Лару Михеенко. И мы уже совсем не смеялись, а плакали.

Я не возражаю против инсценированной песни как формы воспитания творческой активности школьников. Я не против костюмированных представлений, на которых поют, ползают по-пластунски и смеются. Я против превращения в цирк трагедии, какой была для моего народа Война. Я за Праздник со слезами на глазах…

От них зависит, останется в народе эта память или нет

Если задуматься всерьез и глубоко, что мы хотим донести до детей, проводя многочисленные мероприятия в честь Дня Победы? До детей, а не до вышестоящих организаций? Масштабы трагедии. Потрясающий героизм одного большого народа, который победил. Ощущение себя частью этого народа. Чувство благодарности. Гордости. Необходимость  помнить. Нынешние дети – это первое поколение, которое практически не застало в живых участников войны, которые могли бы рассказать все «от первого лица».

Это поколение, от которого вообще-то зависит, останется в народе эта память или нет. Смогут они сами проникнуться этим днем – передадут своим детям. Они, нынешние школьники – наша историческая точка бифуркации. Наша проверка на вшивость, если хотите.   Меня пугает степень нашей ответственности, правда. И моей личной ответственности перед моими дедами…

Я видела, как мои ребята, ученики мастерской журналистики, плакали, когда смотрели «В бой идут одни старики» и «А зори здесь тихие…». И на Пискаревском кладбище пятнадцатилетние мальчишки не стеснялись своих слез.  Я слышала, как дрожал голос у девочки, декламирующей «Балладу о зенитчицах» Рождественского и как не хватало воздуха восьмикласснику, читающему «Варварство» Мусы Джалиля.   Я вижу, как они прячут глаза, когда я спрашиваю, у кого  дома на стенке висит портрет папиного деда-солдата. А потом мне звонят родители и говорят: «Спасибо, мы нашли фотографию, сделали портрет и повесили на стенку».

На Новый год – костюм зайчика, на день Победы – солдатика

Им надо все очень убедительно, на пальцах рассказывать и  показывать.  Так, чтобы появилась эмоция. Та, которая нужна. Не смех в зале…

Писатель Александр Гутин написал на своей странице в ФБ: «Песни пишите, стихи, книги про войну, рассказывайте своим детям о ней. Цветы с ними к памятнику возложите. Это реально поможет им воспитать чувство благодарности к тем, кто погиб на войне. Это поможет им помнить и не забыть. Это поможет вырасти им благодарным поколением, не желающим войны. А не кардебалет с аксельбантами, красивым поднятием ног и бряцаньем оружием. Этим точно любовь к миру не воспитаешь. Война не такая красивая и яркая, как на параде. Но им-то откуда знать? Для них это красиво и весело».

Я согласна. Наши, прости Господи, мероприятия (слово-то какое…), накануне Дня Победы  – сплошной карнавал и веселуха. На Новый год – в костюме зайчика, на демонстрацию 9 мая – в костюме солдатика.

То, что Победа – праздник, наши дети поняли. Теперь надо, чтобы они поняли, что война – это трагедия. Это, прежде всего, смерть.

Это горе в каждой семье. Это слёзы в каждом доме. Это рухнувшие надежды и нерожденные дети. Это вдовы и детские дома под завязку. Это сожженные заживо деревни. Это концлагеря. Это солдаты, останки которых до сих пор достают из-под земли особенные люди – поисковики, среди которых немало школьников. И я уверена: ни одному из поисковиков не придет в голову инсценировать песню про то, как у деревни Крюково погибает взвод или нарядить своего годовалого сына в форму солдата Великой Отечественной, потому что эти ребята трогают войну руками…  И если мой сын через несколько лет отправится в поисковую экспедицию, я буду еще более счастливой матерью.

Масштабы подвига одними парадами не показать. Шарики в небо с белыми журавликами, на которых написаны имена близких – это трогательно и здорово, если не стоять до этого 2 часа под дождем в ожидании начала… Формализм и фальшь пафосных мероприятий  – это  спекуляция на  памяти павших.

Есть замечательные советские фильмы о войне (подчеркну – советские, в художественной ценности и правильности акцентов для детей в современных картинах я сильно сомневаюсь).  Есть повести Бориса Васильева и Василя Быкова. Есть выворачивающие душу песни Окуджавы и стихи Симонова. Есть то, что накоплено десятилетиями, что не вызывает смеха и не оставляет равнодушными. И, честное слово, если бы моя дочь вместо конкурса инсценированной песни посмотрела «А зори здесь тихие…» или «Они сражались за Родину», я была бы по-настоящему признательна школе.

Правда в том, что война – не праздник

Когда-то много лет назад мне довелось побывать в Хатыни. Нас, молодых тогда людей, удивило, что дорожки в мемориальном комплексе посыпаны крупной галькой, по которой неудобно ходить: надо все время смотреть под ноги. А сотрудники музея рассказали нам, что сделано это специально, потому что по этим деревенским улицам надо ходить склонив голову, и никак иначе. И это очень мудро. Пока человек сам не понимает, что здесь голову надо склонить, надо создать ему условия, при которых не окажется выбора. И о войне с нашими детьми надо говорить так, чтобы даже самому отпетому недорослю не пришло в голову ржать.

«Не в силе Бог, а в правде». Правда в том, что война – не праздник. Правда в письмах с фронта, которых достаточно сегодня в открытом доступе.  В человеческих историях. В похоронках. И просто читать похоронки и письма с  фронта в классе гораздо эффективнее, чем ползать по-пластунски на сцене.

Я убеждена – о войне надо разговаривать, а не маршировать.  Лучше, если тихо. Не сдерживая слез, если они подступают.  И тогда, может быть, дети нам поверят. А мощь нашего оружия оценят позже, когда уже научатся отличать память от пафоса.

Каждый учитель найдет свои механизмы, если захочет. Кто-то принесет в класс 125 грамм черствого черного хлеба. Кто-то покажет ребятам сайт pamyat-naroda.ru и вместе с ними найдет там упоминания о родственниках. Кто-то возьмет калькулятор и покажет, что 27 млн (я ориентируюсь на эту цифру) человек – это население Тюмени, например, умноженное почти на 40…

На каждом их нас, родителях и учителях, великая ответственность. Историческая миссия, не побоюсь этого слова. Сделать так, чтобы наша История не повторялась в школьных залах, как фарс. Чтобы наши дети помнили войну по-настоящему. И научили этой памяти своих детей.   Если у нас не получится, мы перестанем быть Народом.

9 мая мы пойдем на парад впятером – я, мои сын и дочь и два моих Деда – Павел Федорович Корыткин и Дмитрий Иванович  Солотов. Вместе с нами пойдут мои ученики, каждый – со своим Прадедом. А накануне, 8-го, я обязательно покажу своим детям кино «А зори здесь тихие…».

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Патриарх Кирилл: «Бессмертный полк» – удивительный знак способности людей объединяться поверх различий

Церковь всегда молитвенно вспоминала и вспоминает подвиг погибших за Отечество, сказал Патриарх

Военные Парады Победы прошли в 29 регионах России

В Москве из-за плохой погоды была отменена воздушная часть военного парада

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!