Что думает Бог, когда мы молимся в гневе?

Как пойти на примирение, если в душе кипит обида? Что делать при остром приступе раздражения? Чем мы вредим себе, когда злимся? И… что думает Бог, когда мы молимся в гневе? 

Наша повседневная жизнь соткана из общения. И из наших характеров. Кто-то легкий и отходчивый смотрит на мир проще, а кого-то способен вывести из равновесия брошенный на него случайный хмурый взгляд.

Как бы мы, такие разные, ни работали над собой, иногда спорные, конфликтные ситуации всё же возникают. Чтобы досадные недоразумения не омрачали взаимоотношений и, тем более, не перерастали в жизненные драмы, можно попробовать научиться выходить из них с наименьшими потерями. Но при этом шаг за шагом преодолевать гневливую страсть.

Как именно – об этом мы спрашивали у наместника Киевского Троицкого Ионинского монастыря епископа Обуховского Ионы (Черепанова).

– Владыка, есть в Евангелии ставшая знаменитой фраза: «Итак, если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой».

Всё чётко сказано: пойди и примирись. Но что если в данный конкретный момент с гневом совладать никак не можешь, а уже время идти в храм на воскресную Литургию или читать вечернее правило. Можно ли молиться, ощущая в душе злость, или необходимо ждать, пока утихнет, и только потом становиться на молитву?

– Если мы с кем-то в ссоре, это повод для сугубой молитвы. Повод просить Господа, чтобы Он отнял у нас этот гнев, чтобы изменил нас, помог стать христианами.

Гнев – это одно из проявлений сатанинского лукавства, гордыни. Даже больше лукавства, потому что, гневаясь или обижаясь на кого-то, мы всегда выгораживаем себя, оправдываемся. Вот это чувство правоты, самооправдание – самое злокачественное в гневе. Оно блокирует стремление к миру в душе, желание примириться с ближним.

И если в таком плачевном состоянии не станем молиться, шансов победить этот грех, эту страсть, практически не будет – «род сей изгоняется только постом и молитвой».

Тем более, враг находит для нас массу причин, чтобы мы не молились. У каждого есть молитвенное правило – утреннее, вечернее. И мы прекрасно знаем, сколько поводов и оправданий всегда находится, чтобы их не читать: устали, заняты или еще что-то. Так что догадайтесь, как говорится, с трех раз, кто нам внушает помысел не молиться в обиде или гневе.

Враг нашего спасения мало того, что ввел нас в состояние немирности, так еще хочет, чтобы мы при этом не обращались к нашему Господу, не просили Бога о помощи.

Также важно отдавать себе отчет, что это не столько НАС обидели, сколько МЫ обиделись: не сделали все возможное, чтобы не допустить конфликта, не потерпели, не смогли покрыть любовью, наконец. С таким покаянным чувством и молиться будет легче.

Епископ Обуховский Иона (Черепанов)

Епископ Обуховский Иона (Черепанов). Фото Сергей Рыжков

– Все мы, пытаясь жить по Евангелию, стремимся прощать, не дожидаясь, пока попросят прощения. Но как пойти на примирение, если обида сильна?

– Примирение – процесс взаимный, при котором обе стороны взаимно прощают друг друга.

Но процесс примирения можно начать, так сказать, в одностороннем порядке и самому для себя объявить «мораторий на военные действия» по отношению к тому, кто нам досадил или, не дай Бог, кому мы досадили. Это уже будет успехом в духовной жизни, в духовной брани.

Если не можем подойти к нашему ближнему, обнять его и примириться, вернуться, так сказать, на исходные позиции, нужно постараться хотя бы свой гнев усмирить, в своём сердце не держать зла и негатива по отношению к человеку.

Редки те люди, которым Господь по Своей благодати дал мирное душевное устроение, и они умеют отключать гнев и не сердиться. Но это умение можно в себе воспитать – аскетизмом, «духовной гимнастикой». Если имеем такое стремление и желание и будем трудиться в этом направлении, со временем приобретём и навык.

Понятно, что без благодати Божьей, без Божественной поддержки мы ничего не добьемся, но Господь, видя наше рвение, обязательно придет на помощь.

Но чтобы эту благодать получить, нужно научиться подчинять сердце голове. Сердце – это тот орган, который не всегда действует в унисон с нашим мыслительным процессом и зачастую делает не совсем то, что нужно.

Как Достоевский сказал: «дьявол с Богом борется, и место битвы – сердце человеческое». Действительно, кто преобладает в нашем сердце, к тому оно и устремляется. И если побеждает враг, мы, к сожалению, делаем глупости, понимая при этом, что так поступать нельзя и неправильно. Поэтому обязательно нужно учиться подчинять наши эмоции и сердечные движения разуму.

Ещё нужно понимать, что злость вредит, в первую очередь, нам самим. Мало того, что чувство гнева – нехристианское, неспасительное, так еще и неудобное, и некомфортное. Все мы стремимся к спокойствию, мирному существованию, и носить в себе гнев, культивировать его, не прилагать усилий, чтобы его остановить – это тяжело и неприятно, прежде всего, для нас.

Что тому человеку, на кого мы гневаемся? Он этого не видит и не слышит, живет своей жизнью. А мы терзаем себя, рвем душу на части, устраиваем себе бессонные ночи, вырванные годы и седые волосы… Или наоборот, гордимся своей непреклонностью, принципиальностью, подогреваемся тщеславием, что мы лучше, умнее того, на кого злимся, потому и «право имеем».

Думаю, любой, кто был в подобной ситуации, помнит: головой он понимает, что нужно как-то меняться, что всё это неконструктивно, но произволения нет, и он продолжает плыть по течению, страдать. Как та собака из притчи, которая лижет пилу и пьянеет от вкуса собственной крови.

Так что важно научиться блокировать негатив по отношению к ближнему.

И, конечно, в идеале нужно приложить все усилия для того, чтобы наступило примирение. Как правило, если люди поссорились, то страдают оба и хотят, чтобы эта ситуация поскорее завершилась. Поэтому все будут рады шагу, сделанному навстречу.

Ну а по заповеди «блаженны миротворцы», счастлив тот человек, который найдет в себе мужество и силы сделать первый шаг, пусть даже он себя считает правым, незаслуженно обиженным. (Хотя, не бывает ситуации, чтобы кто-то был абсолютно прав, а кто-то абсолютно виноват. Если есть немирность, виноваты обе стороны).

Но мириться нужно не так, что «ладно уж, прости меня, я, конечно, виноват, но и ты не лучше». Если мы идем на этот шаг, важно, чтобы речь шла только о нас: это я согрешил, я сделал плохо, я был неправ. Необходимо видеть и признавать только свою вину, в конфликте винить только себя.

Сказано: «Где двое или трое собраны во Имя Мое, там Я среди них». Когда люди хотят примириться ради Христа, Господь рядом с ними Третьим присутствует. Если Он видит, что хоть и пребываем пока в гневе, но ради Него стремимся к миру и для этого готовы «наступить на горло» собственной песне саможаления, самолюбования и уничижения противоположной стороны, Он обязательно даст в сердце тому человеку, к которому мы пришли, благодать успокоения, правильные слова и мысли.

Фото: orthphoto.net

Фото: orthphoto.net

– Бывает, двое поссорились, наговорили обидных слов и в гневе разошлись. Один из них стал на молитву, а другой, видя это, уязвляется: как ты можешь молиться, причинив мне боль? Из сказанных Вами слов получается, что тот, кто молится, как раз правильно поступает…

– Замечательная поговорка была у преподобного Амвросия Оптинского: «Знай себя, и довольно с тебя». Откуда мы знаем, о чем человек в этот момент молится? Мы заглянуть в его голову не можем, и что он говорит Богу, тоже не догадываемся.

Вряд ли он мысленно упивается победой: «Господи, дай мне силы додавить моего противника, дай силы устоять в моей правоте и добиться своего во что бы то ни стало». Может, и существуют люди, которые мыслят так, но, думаю, они отнюдь не составляют большинство.

Быть может, наш ближний в ужасе от того, что совершил, и говорит: «Господи, я такое греховное существо, такое натворил… Подскажи, как мне измениться, что сделать? Я – гордец, я – тщеславник, у меня нет сил на первый шаг, не могу переступить через себя. Господи, помоги мне!»

Опять же, уязвляться, что кто-то, обидев нас, в данный момент молится – дома или в храме, –непродуктивно. Помните замечательные слова апостола? – «Кто ты, судящий чужого раба? Он своему Господу стоит, своему Господу падает». И далее: «Силен бо Господь восставить его». Действительно, как мы можем судить человека, который имеет свои отношения с Господом? Силен Бог изменить его, улучшить, и сделает это именно в то время, когда будет наиболее спасительно.

– Ситуация с причастием. Мы искренне стараемся примириться с тем, кого обидели, но человек не готов простить. Что делать в таком случае – причащаться или отложить, пока не будет прощения?

– Мне как-то сложно представить ситуацию, когда просят прощения, а ты не прощаешь…

В одном монастыре, когда кто-то из братьев находился во вражде с другим братом, игумен запрещал тому читать молитву «Отче наш». В этой молитве мы просим Господа так простить наши грехи, как мы прощаем нашему ближнему.

Получается, если человек будет читать молитву «Отче наш», и при этом не простил какого-то своего обидчика, он будет просить как раз наоборот: «Господи, не прощай меня». «Я не могу допустить, чтобы кто-то из моих братьев не был прощен Господом, поэтому, заботясь о его душе, не разрешаю ему читать молитву “Отче наш”», – говорил игумен.

Поэтому, повторюсь, мне очень сложно представить, как, зная, что Господь оставляет нам наши грехи, если мы каемся и просим прощения, человек не ведёт себя подобным образом со своим ближним. Понятно, что тяжело простить, если обидчик не кается, не хочет примирения. Но если просят прощения, мы, созданные по образу и подобию Божьему, должны так же, как Бог, и поступать.

Если всё же такая ситуация сложилась – мы просили, а нас не прощают, если мы сделали всё, что могли, то идти на Причастие, я думаю, можно. С сокрушением, со скорбью, но причащаться. Ведь мы приступаем к Телу и Крови Христовым не потому, что достойны, полностью готовы и выполнили все пункты, а именно потому, что НЕ достойны, потому что грешны и нуждаемся в помощи от Господа и исцелении через Его святые таинства.

Хотя подобные ситуации нужно решать со своим духовником, обсудив с ним все обстоятельства и детали.

Фото: Сергей Рыжков

– Что делать, когда попросить прощения и возможности нет? К примеру, когда ты объективно не виноват. Сейчас люди могут прервать общение из-за того, что считают тебя сторонником противоположных политических убеждений. Что-то объяснять и доказывать, по всей видимости, бесполезно. Как реагировать на такую ситуацию?

– Сложно сказать. Сейчас в стране идёт война, война идёт и в умах. Нет ни правых, ни виноватых. Если имеют вражду, то все неправы, все ошиблись.

Что касается ситуации, когда люди прерывают общение по идеологическим причинам, то это больно и скорбно, тем более, если такое наблюдается среди христиан.

В пылу упоения собственной правотой мы как-то забываем о том, что все-таки у нас иное Отечество. «Не имамы бо зде пребывающего града, но грядущего взыскуем». Не думаю, что в Царствии Небесном, к которому мы стремимся, будут отдельные клетушки для сторонников по государственному или идеологическому принципу.

И получается, что, с одной стороны, будучи христианами, мы декларируем, что стремимся в рай, стремимся все вместе быть с Богом. С другой стороны, дистанцируемся от людей, с которыми имеем разные убеждения. Если здесь, на земле, мы не хотим с ними иметь ничего общего, как же собираемся с ними в Вечности находиться рядом? Как вообще можно всерьёз заниматься мельтешением и играми в нашей земной «песочнице», принимать за чистую монету те манипуляции, которым нас подвергают экспериментаторы того или иного политического лагеря через СМИ, как можно на этом строить отношения и этим руководствоваться?

Но повторюсь: «Знай себя и довольно с тебя». Пусть каждый следит за собой. Именно мне нужно быть таким вот духовным космополитом, гражданином Небесного Отечества. Именно я должен жить так, чтобы в Царствии Небесном мне было радостно встретить любого человека с любой политической ориентацией. Воспитывать себя в этом отношении мы вполне можем и настроить себя так мыслить нам под силу.

Что касается ближнего, которому что-то в нас кажется неправильным или несоответствующим его убеждениям, то для нас это повод усилить молитвы за этого человека. Не такие, конечно, что «Господи, вразуми его». В данном случае молиться нужно как о наших родных и близких – папе, маме, родственниках: «Господи, спаси и помилуй, даруй Царствие Небесное и всякие блага». Это первый шаг, с чего нужно начинать.

Вместе с этим, если есть возможность, насколько можно, попросите прощения. Например, в такой формулировке: «Если чем-то смутил тебя, прости меня, помолись, чтобы я стал лучше».

А так – поступайте по совету псалмопевца: «уклонись от зла и сотвори благо». Чтобы не раздражать друг друга, нужно максимально устраниться от общения на разделяющие темы. Пусть человек живёт в своем мире, мы – в своем, и каждому будет спокойно на своем месте. Главное – продолжать любить его как христианина и молиться, чтобы Господь его и нас помиловал и спас.

Фото Анны Гальпериной

Фото Анны Гальпериной

– Напоследок можете поделиться опытом – как Вы боретесь с гневом и раздражением?

– Главное – учиться тормозить. Если есть желание резко высказаться, особенно это касается интернет-общения, лучше выдержать паузу. Обычно по прошествии некоторого времени становится очевидно, что правильнее будет промолчать, не умножать зло.

В личном общении, опять же, надо стараться сдерживаться. Через время видишь, что не нужно на это так реагировать, а если реагировать, то значительно с меньшим градусом напряжения. Или же вообще ситуация не стоила гнева.

Но если по немощи, по слабости что-то высказал, если ближнего словом задел и ранил, тогда, конечно, нужно сдаваться в плен. Ну и просить прощения – раз виноват…

Беседовала Юлия Коминко

Читайте также:

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Молитвенная «скороговорка», или Как не обокрасть себя

Что за беда? Не хочешь молиться – и не надо. Сам себе навреди

Неужели нельзя внятно читать

Епископ Иона о том, что делать, если в храме на службе «всё непонятно» и невнятно читают