Что не поможет на Страшном Суде?

|

Не знаю как вы, а я очень боюсь Страшного Суда. Я и обычного-то боюсь, а уж Страшного и подавно.

Мы не так много знаем о том, как он будет проходить. Есть притча о Страшном суде в Евангелии от Матфея, есть ещё несколько указаний в Писании, что “верующий на Суд не приходит, а неверующий уже осужден”, есть несколько глав в книге пророка Даниила и в Откровении, поражающих размахом событий, но не раскрывающих деталей судопроизводства. Это явно сделано намеренно – дабы люди не плодили казуистику, не пытались, как в египетской “Книге мёртвых”, придумать хитрые ответы и двусмысленные оправдания, чтобы отношения с Богом не свалились ни в магию, ни в юриспруденцию.

И это меня пугает. Потому что все известные мне способы защититься от обвинений там не сработают. Судя по тому, что мы знаем, на Страшном Суде не помогут:

– попытки свалить вину на обстоятельства, за которые отвечает не сам человек, а Тот, Кто Судит. Такой прецедент в Писании уже описан. Именно так поступил Адам после грехопадения – стал рассказывать Богу, что это не он, это всё жена, которую дал Бог, а значит, Бог – Сам виноват в печальном результате. Чем это закончилось – известно. Вероятно, у остальных тоже не прокатит.

– попытка “потеряться в толпе”, то бишь сослаться на общемировую или всесоюзную практику. Дескать, все так делают. Иногда мне кажется, что обсуждать такого рода отмазки пригласят кого-то из трёх праведников, имеющих опыт жизни в тотально враждебном окружении – Ноя, Лота и пророка Илию. Эти три суровых мужа очень хорошо знают, что такое “поступать не как все“. И объяснить сумеют.

– ссылки на особый исторический момент, который почему-то сделал несущественным исполнение заповеди. Но если ты ненавидел ближнего – значит, ты ненавидел ближнего. Даже если он, скотина такая, посмел оказаться от тебя на другой стороне баррикады, когда решались судьбы Родины. Синедрион именно благом Отечества оправдывал необходимость казни Спасителя.

– ссылки на исторические прецеденты. Дескать, отцы грешили и нам разрешили. Но история Анании и Сапфиры, которые были наказаны за свой грех, хотя и не были ни самыми большими, ни, тем более, последними, кто пытался запустить руку в церковную кассу, довольно убедительно показывает, что грех остаётся грехом, даже если Господь до поры милует.

– оправдания, что просто виноват кто-то другой. Помимо того, что этим уже занимался Адам, это еще и нарушение заповеди о неосуждении. Сказано же, что каким судом судитесь – таким и будете осуждены. Вешаешь свои грехи на других – хорошо, тоже будешь отвечать за чужие.

– ссылки на высокие результаты, которые были достигнуты в других областях. Как писал когда-то один журналист – коррупционеры построили ЛЭП первой категории надёжности, а их оппоненты не сделали и этого, и потому воровство вполне извинительно. Но об этом Писание также говорит более чем определенно – “что высоко у людей, мерзость перед Богом” и “что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит”. Не поможет.

– ссылки на то, что ты действовал в рамках действующего законодательства, и все правильные бумаги были подписаны уполномоченными лицами в нужных местах. Иуда не нарушал никаких законов, Нерон и Диоклетиан действовали в пределах своих полномочий, и даже расстрелы новомучеников до запятой соответствовали инструкциям ОГПУ. Гражданские законы нужны, они обеспечивают порядок и хотя бы подобие справедливости. Но в Царство Небесное приводят не они.

– ссылки на запутанность и противоречивость принципов суда, их неясность и двусмысленность. Хотел, дескать, как лучше, да ума не хватило. Тоже не сработает. Потому что Господь сказал, что Он с нами во все дни до скончания века. А  значит, на любую попытку сказать – “Я не знал, как поступить” последует резонный ответ “Я был рядом, что ж ты не спросил?”. И не знаю как вы, а я по себе уже выучил, что “не знаю как поступить” на деле почти всегда означает “я не хочу поступать по заповеди”.

– какие-то варианты оправдания тем, что принадлежал к правильной группе людей, которая знала правильные слова, как бы она ни называлась – Церковь, народ, нация, традиция или партия. Ведь и об этом сказано – что в день Суда некоторые начнут вспоминать, что они именем Его бесов изгоняли и пророчествовали, но ждет их суровая отповедь и вечный ад. Или совсем в лоб сказано, что Бог может из булыжников наделать Аврааму новых детей, если существующие окажутся недостойны.

И много еще можно придумать такого рода соображений, которые не помогут на Страшном Суде. Этим он и Страшный.

Но это Суд также и Милостивый. Самый милостивый. Собственно, там кроме Милости и не будет ничего.

Самым трудным будет на Суде принять Милость. Милость нельзя заслужить хорошим поведением. Она зависит не от помилованного, а от Милующего. Надо только прекратить доказывать, словами и делом, что ты «имеешь право». Чтобы быть оправданным, надо перестать искать себе оправданий. Надо не оправдаться, а покаяться.

Потому что все эти слова и причины – это попытки просто отбояриться, чтобы не унизили милосердием, чтобы не помиловали. Ведь помиловать можно только того, кто виновен. А если ты в Царство Небесное войти планируешь, как право имеющий – не  будет никакой Милости, потому что ты её просто не хочешь. Не нужна тебе Милость – не будет Милости.

Свободен, иди во тьму внешнюю.

Расслабься, наконец, человек, хватит выдумывать, почему бы тебе ещё не погрешить немного. Это уже Страшный и Милостивый Суд. Вспомни притчу, и повторяй – “Отец, согрешил я пред Тобою, и уже недостоин называться сыном Твоим, но прими меня. Я согрешил и оправданий у меня нет, и нет надежды, кроме Любви Твоей”.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Мясопустная неделя: Церковь отмечает Неделю о Страшном суде

Мясопустная неделя посвящена напоминанию о всеобщем последнем и Страшном суде

От настоящего к Вечному, или Размышление о времени и о нас

Торопись, не теряй меня, спеши, потому что нет страшнее досады, чем горечь о возможном, но не…