Что происходит в Кемерове: город разделился на два лагеря в поисках виновных

|
Арестован командир пожарного звена, установлена причина возгорания - жители Кемерова разделились на два лагеря в поисках ответа на вопрос “кто виноват”.

Город разделился на два лагеря из-за ареста пожарного Сергея Генина: одни подписывают петицию в его защиту, другие считают, что он должен был спасти людей. “Он сделал всё, что мог и даже больше” против “Пожарные виноваты в гибели людей и должны ответить по закону”. Тем временем КоммерсантЪ сообщает: эксперты установили причину возгорания – короткое замыкание из-за протечки крыши.

Следователи ищут виновных, жители города тоже не остаются в стороне и выдвигают собственные версии случившегося. Чем живёт Кемерово после самого страшного дня в своей истории и как изменился город после трагедии – в нашем материале.

Виновный или «стрелочник»?

Страшный пожар, вспыхнувший мгновенно и неожиданно. Одно из крупнейших возгораний в истории России за последние 100 лет. 64 погибших, в том числе, 41 ребёнок. Главный вопрос, который мучает кемеровчан: кто виноват?

На этот вопрос на днях отчасти ответил Следственный комитет России. Сотрудники СК возбудили уголовное дело против командира пожарного звена Сергея Генина. Его обвиняют в гибели 37 человек, которых, по мнению следствия, можно было спасти, если бы Генин не проявил халатность в работе.

В ведомстве утверждают, что командир пожарного звена не послушал очевидцев и вместо того, чтобы пойти спасать людей в одном из кинозалов, отправился в противоположную сторону. Из-за этого пожарные потеряли драгоценное время, и это стоило жизни десяткам людей. Более того, стало известно, что у Генина было 6 строгих дисциплинарных взысканий за 22 года работы в пожарной части.

Сергея Генина заключили под стражу до 11 июня 2018 года. Однако защита уже обжаловала этот приговор.

Сергей Генин. Фото: a42.ru

Ирина Поникаровская, бывший сотрудник МЧС, спасатель, не согласна с выводами следствия и организовала движение помощи Сергею Генину «Палачу лавры, спасателю нары?»:

– Ситуацию с Сергеем Гениным я считаю общественно-значимой и даже опасной. Следствие пошло на поводу у потерпевших, на словах которых и основано обвинение. Других доводов, таких как, например, результаты экспертизы и просто мысли, соответствующие здравому смыслу, просто нет.

Всё основано на словах людей, которые сами были в панике, ужасе и не понимали, что происходит и что нужно делать. Более того, эти люди изменили свои показания: если сначала они говорили одни слова, записывая это на видео и выкладывая на всю страну, то потом изменили своё мнение.

В трагедии виноваты все мы. Я с 2006 года работала в сфере безопасности на различных предприятиях России. В каком состоянии находятся эти предприятия? Всем плевать на безопасность людей. Всё делается для галочки, для инспектора, который может выписать штраф.

С 2014 года для малого бизнеса действуют надзорные каникулы. «Зимняя вишня» относилась как раз к малому бизнесу. В 2016 году центр хотели проверить, но был предоставлен документ, что это объект малого бизнеса и по закону его нельзя проверять. Это абсолютный беспредел.

Наш менталитет тоже играет свою роль во всём этом: пока что-то не случится, пока не погибнут люди, никто не начнёт шевелиться. Это трагедия каждого из нас, порождение нашего, в корне неправильного образа жизни и мыслей. Виноваты те люди, которые построили этот крематорий, нарушая все возможные нормы пожарной безопасности. Когда здание вводили в эксплуатацию, где был надзор? Он был скован новыми нормами.

Когда торговый центр ввели в эксплуатацию, всем было плевать на нормальные системы пожаротушения, оповещения, на эвакуационные выходы и так далее. Известно, что владельцы центра «Зимняя вишня» прекрасно знали, что у них там ничего не работает, что на исправление этого нужно затратить очень много денег. Но ничего не сделали, чтобы предотвратить трагедию. Жизни людей оказались менее значимы для них, чем миллионы, которые требуются для исправления всех косяков.

Самое страшное, что так происходит по всей стране. Не надо думать, что трагедия случилась где-то далеко в Сибири, а вот нас всё это никогда не коснётся. Увы, это уже система, с которой очень сложно, но нужно бороться.

Я работала на заводе и у меня было 270 пунктов предписаний пожарной безопасности. Чтобы их исполнить, нужно завод немного перестроить. Бизнес никогда не пойдёт на такое, это никому не надо. Наша безопасность остаётся на нуле. Всем интересны деньги, а не безопасность людей.

Ирина Поникаровская. Фото: vk.com

Где была администрация торгового центра «Зимняя вишня»? Почему они допустили, чтобы в зале кто-то остался? Почему не вывели людей и не показали выходы?

Инцидент с арестом Сергея Генина сильно подрывает авторитет пожарных. В городе Кемерово сейчас горожане, видя пожарную машину, плюются и говорят: «Вот, едут палачи, убийцы». То есть люди уверены, что виноваты не бизнесмены, которые пожалели денег на организацию нормальной системы пожарной безопасности, а пожарные, приехавшие спасать и разруливать сложную ситуацию.

Сейчас очень накалённая ситуация, многие пожарные просто готовы уволиться. Их и так мало, их сократили с 2015 года на 50%, специалистам не платили зарплату. А теперь ещё и этот общественный резонанс, морально уничтоживший всех пожарных. Об этом нельзя молчать и оставлять так, как есть.

Ведь каждый будет знать: я могу устроить возгорание и свалить потом всё на пожарных, ведь во всём виноваты они. Это просто недопустимо. В этой ситуации нужно было наказать министра МЧС, который довёл до такого состояния пожарную службу. Но не пожарного, который приехал спасать людей.

“Сажать пожизненно за убийство десятков людей”

Жители Кемерова разделились на два лагеря. Одни защищают Сергея Генина и всех пожарных, тушивших «Зимнюю вишню» в тот роковой день, отмечая их опасную, сложную и неблагодарную работу. Другие уверены: именно из-за его непрофессиональных действия Генина и других пожарных погибли люди.

Кемеровчанка Елена Р. убеждена, что пожарные, в том числе, Серей Генин, ни в чём не виноваты.

– Это такие же люди, как мы с вами. У них есть семьи, дети. Они хотят жить, они хотят вернуться со службы здоровыми. Их обвиняют в гибели людей, в халатности и безразличии, а они идут в огонь, глядя в глаза смерти, не задумываясь. Такое ощущение, что сейчас очень важно найти крайнего, «козла отпущения», который ответит за всё. А по факту: виновата вся система, виноваты чиновники, закрывавшие глаза на незаконную постройку в центре города. Пожарные, рисковавшие жизнями, располагающие старым, несовременным оборудованием, ни при чём. Я не понимаю, зачем сейчас разжигают ненависть к профессии пожарного, зачем роняют авторитет спасателей. Кто после этого пойдёт на такую работу?  За 35 000 рублей рисковать жизнью, свободой и выслушивать тонны негатива от окружающих? Кто будет тушить пожары и спасать людей? Об этом кто-нибудь подумал? На мой взгляд, Сергей Генин стал «стрелочником», на которого свалили всю вину за случившееся. Это в корне неправильно.

Многие кемеровчане разделяют точку зрения Елены. Жители города создали петицию в защиту Сергея Генина. Её уже подписали почти 35 000 человек. Горожане требуют найти настоящих виновников трагедии, а не сваливать всю вину на начальника пожарного отряда.

В соцсетях распространяются призывы поддержать Сергея Генина, который вместе со своим звеном первым прибыл на место трагедии и «в прямом смысле до последнего вдоха пытался найти и спасти людей».

Однако не все уверены в невиновности Генина. Так, кемеровчанин Игорь Востриков, потерявший в пожаре жену, сестру и троих маленьких детей, убеждён в обратном.

– По моему мнению, он нарушил устав, главным пунктом которого является спасение людей при пожаре, – цитирует слова Вострикова информационный сайт Кузбасса VSЁ42.Ru.

Игорь Востриков. Фото: news2world.net/

Другие кемеровчане так же уверены в том, что пожарные действовали безответственно и непрофессионально, и именно это стало причиной гибели большого количества людей.

— Виновные должны быть наказаны. Долг пожарного — спасать людей из огня. Кемеровские специалисты не справились с этой задачей, и это очевидно. В первую очередь тушили имущество, чтобы потом не попало. Таких пожарных нужно сажать пожизненно за убийство десятков людей. Может, тогда они начнут работать лучше, — говорит житель Кемерова Олег Смирнов.

«Твой отец виноват, ты спаслась, а остальные – нет»

Семьям пожарных приходится нелегко: в их сторону сейчас льётся много негатива, как со стороны родственников погибших, так и от горожан, не столкнувшихся с трагедией лицом к лицу.

Дочь одного из пожарных, участвовавших в спасательной операции 25 марта, подверглась жестоким оскорблениям от одноклассников. Девятилетней девочке не дают прохода в школе: обзывают, унижают и даже толкают. Ребята обвиняют отца ребёнка в том, что на пожаре погибли люди. Девочке заявляют: «Ты сбежала, как крыса! Твой отец виноват в гибели людей. Ты спаслась, а они нет». Отец девочки признаётся, что не может объяснить своему ребёнку, что он не виноват в смерти людей.

«Это слишком сложно для неё. Она только и слышит от одноклассников: пожарные виноваты, не стали спасать», — говорит папа девочки.

Ксения Л. – дочь начальника пожарного отряда города Кемерово. 25 марта её отец отправился тушить «Зимнюю вишню» и несколько дней провёл на месте ЧП. Ксения поделилась с “Правмиром” своим видением ситуации.

– От слов, которые люди говорят о пожарных, пробивает холодный пот и дрожь. Неблагодарная эта профессия, но благородная. Это понимают не все.

Люди считают, что лучше знают, как нужно было поступить и что сделать. Они говорят, что нужно было взять с собой баллоны под давлением со сжатым воздухом и занести туда, где температура около 1 000 градусов. Зачем? Чтобы они начали взрываться? И как спасать людей, если в каждой руке по баллону? Они спрашивают, почему не задействовали вертолёты. Где в Кемеровской области вы их видели? Вы серьёзно думаете, что пожарные специально не использовали имеющиеся ресурсы, желая гибели людей? У меня просто не находится слов комментировать всё, что происходит.

Что касается ситуации с командиром звена Сергеем Гениным, не хочу её комментировать, так как читала обо всём этом только в новостях. А беспрекословно верить тому, что в них говорят, не могу. Сложно судить и делать выводы.

«Я что, совсем один остался?»

У 11-летнего Серёжи Москаленко в пожаре погибла вся семья: мама, папа и младшая сестрёнка. Мальчик чудом остался жив: выпрыгнул из окна, спасаясь от огня. Долгое время он находился в тяжёлом состоянии, но сегодня его жизни и здоровью ничего не угрожает.

Дарья – учительница Серёжи. Рассказывает: мальчик очень добрый и способный. Семья – хорошая, дружная, во всех смыслах – образцово-показательная.

Даша не может говорить о семье Серёжи в прошедшем времени.

– Серёжа – очень добрый мальчик, – на глазах девушки появляются слёзы. – Семья замечательная: такие дружные всегда. Очень жалко Серёжу, но я верю, что он справится. Когда мальчик очнулся, первое, что спросил: «Я что, совсем один остался?». С ним работают психологи, говорят, что состояние ребёнка удовлетворительное. У него осталось две бабушки, поэтому он не один. Я верю, что всё у него будет хорошо.

Сережа Москаленко с родителями и сестрой

В первые дни было страшно заходить в соцсети

…Торговый центр «Гринвич», вечер. С момента трагедии прошло 5 дней.

Таким пустым и тихим этот популярный торгово-развлекательный комплекс я ещё не видела. Крепко сжимаю руку 12-летней сестры и судорожно бормочу: «Сашуля, если вдруг что, ты знаешь, куда бежать? Где здесь эвакуационные выходы?». Сестрёнка начинает серьёзно рассуждать. О том, что здесь на каждом этаже доступ к парковке, о каком-то выходе наверху.

Я не слышу, у меня в голове проносятся страшные кадры, которые я никак не могу перемотать.

7 дней после трагедии. Мама пришла в салон сотовой связи: неполадки, списываются деньги с телефона. Уставшая девушка-консультант говорит, что ничем не может помочь.

«Понимаете, у меня трое детей, двое несовершеннолетних, мне нужно на связи с ними быть…», – вздыхает мама.

Эти слова вдруг заставляют девушку вздрогнуть. Её глаза наполняются крупными слезами. Всхлипывая и дрожа, она срывающимся голосом шепчет: «Да, в наше время так важно всегда быть на связи. Так важно».

В первые дни после трагедии было очень страшно заходить в соцсети. Когда это происходит так близко, на твоей соседней улице, с людьми, с которыми ты учился, работал, дружил, просто общался когда-то – всё воспринимается в разы острее. Горе сплотило кемеровчан.

Листаю ленту в Instagram, взгляд задерживается на яркой цветной фотографии двух красивых белокурых девочек. Я часто видела их у себя в ленте: это дочки знакомой. Она визажист, очень доброжелательная девушка. Я писала о ней материал в местный женский журнал и один раз делала у неё макияж. Читаю пост с полной уверенностью, что всё хорошо: фотография же цветная… Сейчас Оля расскажет о том, как им удалось выбраться из центра, спросит, как теперь вообще отпускать куда-то малюток: страшно же.

Но последняя строчка поста как током бьёт и сжимает сердце мёртвой хваткой: «Светлая память моим Веронике и Василисе и всем, кто не смог выбраться из этого ада». В глазах темнеет, и снимок моментально окрашивается в серый цвет. Даже слёзы замирают и словно боятся катиться по щекам, поэтому в горле стоит комок, которому нет выхода. Веронике было 8, а Василисе – 5. Они пришли в центр посмотреть мультик.

Вероника и Василиса

После трагедии в «Зимней вишне» людям страшно ходить в общественные места. Горожане чувствуют себя обманутыми и ранеными, словно языки пламени коснулись лично их, даже если горе обошло стороной. Город будто стал тише, меньше: сжался от боли и страха. Трагедия обнажила больные места кемеровчан и осталась в каждом ярким рубцом. Этот шрам не замаскировать уголовными делами, петициями и обещаниями.  

Мы больше никогда не будем прежними

Стихийный мемориал возле «Зимней вишни» из лавочки с несколькими игрушками и небольшими букетами гвоздик стал местом памяти.

В первые дни после трагедии это место «полыхало» от концентрации невыносимого горя. Здесь стоял самый настоящий вой, пахло валерианкой, люди бесконечной вереницей шли к мемориалу и усыпали его цветами, игрушками, конфетами. С каждой принесённой вещью кемеровчанин отдавал этому месту частичку своей души и собственной, личной боли. Люди рыдали, кричали, скулили от беспомощности.

Сейчас здесь тихо и спокойно. Пахнет цветами: их сотни и тысячи. Стоит тяжёлая, гнетущая тишина. Лёгкий ветер колышет лепестки красных роз и гвоздик. С фотографий в чёрных рамках на прохожих смотрят дети: на снимках они улыбаются. На месте сгоревшего ТЦ кемеровчане предлагают сделать сквер и высадить 64 цветущие яблони в память о погибших.

Фото: vse42.ru

Город постепенно оживает и восстаёт из пепла. В соцсетях уже почти не мелькают посты со словами скорби. Люди, чьи дома обошло горе, возвращаются к обычной жизни. Но то, что мы больше никогда не будем прежними, не вызывает сомнений. «Зимняя вишня» осталась на «теле» Кемерова, да и всей страны, незаживающей раной.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Темы дня
«С этим дольше трех месяцев не живут. А вы держитесь уже два года…»
После смерти иконописца его вдова и дети завершили роспись храма на месте расстрела царской семьи

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: