Новые открытия академика Зализняка (+видео, продолжение)

Вторая лекция академика Андрея Анатольевича Зализняка по итогам археологического сезона-2016. С тех пор, как прозвучал первый доклад, было найдено еще две берестяных грамоты. Традиционный ежегодный обзор лингвистических находок «Правмир» публикует в записи и текстовой версии, подготовленной лингвистом Дмитрием Сичинавой.

Сегодняшнюю лекцию я начну с того, что сообщенное мной в прошлый раз общее число грамот — 1087 — неверно. Вчера была найдена следующая грамота, получившая номер 1088. Но и это еще не все: сегодня днем была найдена грамота №1089. Конечно, и речи не идет о том, чтобы их сейчас разбирать: последнюю из этих грамот я вообще еще не видел. Предыдущую видел, но она оказалась устрашающе сложной, так что говорить о ней пока рано.

Сегодня мы продолжаем знакомить вас с грамотами, найденными за отчетный период. Это документы XIII-XIV веков (большую часть XIV века мы рассмотрели в прошлый раз) и XII века. Мы движемся вглубь времени, и трудность будет возрастать.

img-2

Грамота с ошибками и поклон «госпоже матери»

Начнем с коротенькой грамоты, автор которой делал ошибки и ошибся даже в своем имени.

№ 1073, XIII в.

ѿ граврили ко канадратоу

поиди симо

1073

Граврили — описка вместо Гаврили, Канадратоу — вместо Конъдратоу; последнее а из этого имени оказалось в сознании автора настолько сильным, что он с предвосхищением записал эту букву дважды не на месте.

Симо = сѣмо, сюда, ранний пример замены ѣ на и. Таким образом, в грамоте Гаврилы Кондрату ничего не содержится, кроме вызова: «Иди сюда».

Новая находка проливает свет на грамоту № 942 — «приказ» от жены к мужу, где сказано Поиди симо какъ стоя, то есть «Иди сюда немедленно». Существовала версия, что грамота после этой фразы оборвана и ее конец утрачен. Теперь ясно, что все содержание письма могло сводиться к этой фразе.

Ст. Р. 46, XIV в. От единственной старорусской (рушанской) грамоты этого сезона осталось начало:

str46

покло ѿ ѡлѥскадра к матьрь мовли данило григане ˑ в …

В текстах грамот чаще всего искажаются названия денежных и весовых единиц, а также стандартные формулы. Покло или даже пкло вместо поклонъ встречается неоднократно.

Матьрьбытовая запись новой формы дательного падежа первого склонения матерѣ, вместо исконной матери (как если бы слово выглядело как матера).

Вариант имени Олескадр нам уже встречался, и именно с ск и отсутствием н; это особенность фонетической адаптации иностранного имени. Метатеза тут не только графическая, но и фонетическая.

В слове мовли перед нами, возможно, то же явление: перестановка звуков в молви. Ср. ярославское мовлит ‘говорит’, архангельское мовлистый ‘разговорчивый’. Ср. также украинское мова ‘язык, речь’, польское mówić ‘говорить’, укр. немовля, польск. niemowlę ‘младенец’ — калька с лат. in-fans ‘не говорящий’.

Формально мовли может быть как формой третьего лица («скажет»), так и императивом («скажи»). Однако прагматике берестяных грамот лучше соответствует императив, чем сообщение о том, что сделает третье лицо. В 90% случаев, когда берестяная грамота начинается с глагола, это императив. Таким образом, скорее всего, после адресной формы к матери Олескадр обращается не к ней, а к некому Даниле: «Скажи, Данило, Григане…» Григаня — редкая гипокористика от имени Григорий (ср. Мишаня), реальность которой подтверждается современной фамилией Григанин.

Аналогично построено письмо посадника Онцифора Лукинича № 358, где после «поклона госпоже матери» и одной обращенной к ней фразы автор переходит к инструкциям управляющему Нестеру: «А ты, Нестере…» Вероятно, Данило — управляющий имения.

№ 1076, XIV в.

поклонъ ѡсподину ѧкову и ивану ѿ сирътъ что ѥси ʘс[по](дине)…

(пожаловалъ) [лони] рубльмо насъ тъто рубль до насъ не дошелъ въспроси ѡсподине…

1076

В этой грамоте варьирует начальное о: записано то как ѡ, то как ʘ. Активно применяется бытовая графическая система. Крестьяне («сироты» — стандартный термин в XIV веке для крестьян, в начале XV века он исчезает) обращаются к господам Якову и Ивану, но в дальнейшем ведут разговор только с первым из них. В лакуне утрачен глагол, который восстанавливается с большой надежностью: пожаловалъ; господин «жалует» своих крестьян рублем. Слово лони «в прошлом году» восстанавливается по верхушкам букв. Начальное что — «что касается того…», «тот рубль» во втором простом предложении соотносится с этим что. «Что до того рубля, которым ты нас наделил в прошлом году, так этот рубль до нас не дошел». Слова «до нас» вписаны над строкой: мало ли до кого рубль не дошел.

«Пожалование», как и «покупка» — в средние века не фактическая передача денег или товара, а символический акт, договоренность об этом. Прошел год, фактически деньги не поступили, и крестьяне решаются обратиться к феодалу с жалобой и просьбой «вспросить», то есть провести расследование, допросить управляющего, который должен был передать им рубль.

Грамота — еще вчера предпоследняя

№ 1087, вторая половина XII в. Еще вчера эта грамота была последней.

1087

Оторвана правая часть, длина ее неизвестна, маловероятно, чтобы она была совсем маленькая.

+ ѿ лькъшѣ къ дьмьѧнъкоу какъ ты за мъною творишь коун[о](у)….

за въноухъцью ти :ѳ: коунъ показаль ти данило ем…

възьми жь на нь въ трьть а ѧзъ ти…

внь дъвь гривнѣ а въноухъцѧ бьжѧл…

ѧвлѧѧсѧ

В начальном ѿ лькъшѣ лигатура ѿ читается как ото, то есть это «от Олекши»; отпадение начального гласного в имени для Новгорода (в отличие от Москвы) не характерно. Автор (Олекша) и адресат (Демьянко) носят христианские имена, для XII века это говорит о высоком общественном статусе. Отметим бытовую графику, а также большое число сохраненных редуцированных. Е меняется на ь совершенно регулярно, кроме начала слова.

Однако в слове какъ мы уже имеем отпавший конечный не редуцированный, а гласный полного образования (из исконного како); это хронологически первый такой пример. Отметим, что в грамоте, несмотря на наличие бытовых графических замен, нет мены ъ с о, так что такое написание надежно. Но в за мъною редуцированный первого слога сохранен. Очередной аргумент против старой гипотезы Шахматова о том, что сначала были утрачены редуцированные в первом слоге; сейчас уже известно, что они падали прежде всего на конце слова.

img-26

«За мною творишь куну» — утверждаешь, что я должен куну (ср. современное притворяться).

За въноухъцью ти 9 коунъ. Показаль ти Данило… — положение частицы ти (на втором месте) говорит нам о том, что это отдельные предложения. Слово въноухъцью, судя по контексту, означает еще одного должника, но оно пока загадочно: что за «внухочь» такая?

Показалъ – значит сказал, дал показания. Данило – редкое для Новгорода XII века окончание, ожидалось бы диалектное Даниле мужского морфологического рода.

«Возьми же на него в треть». «Взять в треть» — процедура, известная из берестяных грамот: это взятие долга под 33%, сверх занятого надо отдать еще треть. Но смущает «на него» вместо «на нем». «На нем» значило бы «взять деньги с него», а «на него» нам раньше еще не встречалось.

Далее слово въноухъцѧ встретилось нам в именительном падеже. Итак, перед нами персонаж, обозначенный как «внухча», который наделал долгов, а потом сбежал. Последующее ѧвлѧѧсѧ, видимо, конец от «ко мне не являясь».

Ем — начало императива емли, «бери». Это распоряжение, обращенное к Демьяну. Сказано взять деньги в том числе «на него», то есть в счет долга «внухчи», но не с него самого, поскольку должник скрылся.

Нам уже попадалась в берестяных грамотах запутанная финансовая ситуация, в которой должник бежал, причем не просто, а за границу – «в немцы» (этот выход из трудного положения известен из грамоты № 44, где Наум с Леновихтом «побѣглѣ во нѣмьцѣ»).

Далее в который раз проявился блестящий талант А.А. Гиппиуса, который смог реконструировать утраченную правую часть грамоты не с точностью до буквы, но с большой вероятностью. Давно говорят, что Алексей Алексеевич лично знает всех этих людей и без труда может установить их взаимоотношения…

Олекша должен Демьянку не куну, а больше — куну и столько-то гривен, такое наименование (от меньшего к большему) известно в древнерусской письменности (ср. также немецкий счет вроде einundzwanzig, «один и двадцать»). Решение Гиппиуса: «куну и полторы гривны».

img-16

Тогда сходится другая часть гипотезы. «Внухча» — образование от слова «внук». Можно допустить, что основа «внук» подверглась усечению и к ней добавились сразу два гипокористических суффикса и -ч. Известна подобная операция с суффиксами -х-н: Махно — это Максим, Грихно Григорий. Отдельно суффикс тоже так выступает: сватья — сваха, суффикс был популярен в образовании гипокористик в XX веке: Танча, Генча, Ванча. Далее: Терентий — Терех, Дементий — Демех, Тарасий — Тарах.

Чрезвычайно сильно в реальности такого образования от слова внук убеждают современные фамилии Брахчин и Сыхчин, для которых иной этимологии, кроме полностью аналогичного образования от брат и сын, предложить сложно. Слово brach, bracha ‘браток’ известно в польском и чешском. Есть и топонимы такого типа, например, Сыхов (во Львове).

Итак, внухча — это внучок автора, молодой, но уже дееспособный; берет долги у больших людей, но не знает, что дедушка несет ответственность. Дед Олекша говорит Демьянку взять столько, сколько должен он вместе с внуком, причем к доле внука следует прибавить треть (възьми жь на нь въ трьть). Всего эта сумма составляет две гривны; исходя из нее и вычисляется изначальный долг Олекши (куна и полторы гривны).

Что такое …внь в начале четвертой строки, мы говорить не будем: гипотеза есть, но она сложная.

Грамота, особо ценная для лингвиста

№ 1072. Конец XII века — начало XIII века

степанова полоутори илие по

ло гривны тимощи поло гри

вны полоутори ʘлисею василю

сьмницѧ ушку семницѧ вхого

:д҃: золотнико и дви серебра

1072

Очень ценная грамота для лингвиста, историка и исследователя древнерусских финансовых отношений.

Перед нами список каких-то выплат в гривнах и «семницах», приписанных к конкретным людям. Начальное Степанова полоутори указывает на то, что полъвторѣ (гривьнѣ) согласовывалось по женскому роду — по аналогии с числительными от 5 до 10, где женский род исконен. Степану причиталось полторы гривны, Илье — полгривны, Тимошке (щ, как мы знаем, в Новгороде могло читаться как шк) — тоже полгривны, еще раз полторы гривны Олисею, а Василию и Ушку (прозвище от «ухо») — по «семнице». Финальное вхого — знаменитая новгородская диалектная форма «всего», без третьей палатализации, и оно подводит финансовый итог перечисленным в грамоте суммам: всего 4 «золотнико» и 2 «серебра».

Что такое «золотнико»? Это может быть только золотникъ, родительный падеж множественного числа. То есть это не «4 золотника», а 4 чего-то из «золотников», вероятно, гривны. Перед нами, таким образом, два типа гривен — «гривна золотников» и «гривна серебра». Последний термин хорошо известен из источников, но «гривны золотников» встречаются нам впервые.

Но и это еще не все. В грамоте перечислены в сумме четыре гривны и две «семницы», которые равняются четырем гривнам золотников и двум серебра. Получается, что гривна из золотников — это просто «гривна». А таинственная «семница», которая упоминается только в берестяных грамотах (3 раза), больше нигде, и по поводу которой строились самые разные гипотезы (что это седьмая часть гривны или какой-то иной суммы), оказалась тем же самым, что и прекрасно известная гривна серебра. Грамота сохранилась полностью, прекрасно, сомнений в том, что перед нами итог перечисленных сумм, нет.

img-31

Что это значит для истории русской финансовой системы — очень интересный вопрос, но выходящий за пределы лингвистики. Он детально разобран А. А. Гиппиусом, один доклад которого занял бы времени столько же, сколько все наше сегодняшнее занятие. Историки ошеломлены новизной его выводов, пока они не очень ими приняты.

Его гипотеза вкратце сводится к тому, что было две системы гривен, при которых гривна серебром равнялась или 4 простым гривнам, или 7 (может быть, 7 ½). Данная грамота фигурирует переходный период, когда обе системы сосуществовали. Гиппиус датирует ее не ранее чем 1192 годом, скорее всего, несколько позже этой даты.

Самая древняя из находок

№ 1083. XII век, самая древняя из находок этого года

1083

+ѿ радила къ радонѣгоу дѣла

и цепи дъвои обои ладьнѣ не моу

тѧ мѣди розвѣсѧ намъ ти по

жигати добрѣ нынѣ къ свѧ

тъкоу двьрдо

Проблем в словоделении нет, грамота сохранилась целиком.

Отметим дохристианские имена Радилъ (или Радило) и Ра́донѣгъ. Они однокоренные; в прошлом мы не раз сталкивались со случаями, когда однокоренные имена носят близкие родственники, возможно, братья. Содержание грамоты наводит на мысль, что перед нами ремесленники-ювелиры, работающие вместе: Радил, отдающий инструкции — старший, Радонег — младший, подмастерье.

Грамота — хорошая иллюстрация к уже упомянутому принципу: если текст начинается с глагола, то этот глагол стоит в императиве. Сразу конкретное предписание — «делай»! Глагол дѣлати значит ‘to make’ (а не ‘работать, трудиться’, как в древности). Радонег должен делать две цепи ладьнѣ, подходящие друг к другу, одинаковые. Форма числительного дъвои не случайна — в древности цепи были pluralia tantum, обозначением объекта, состоящего из нескольких звеньев; лишь позже цепь стала осмысляться как один предмет. Вряд ли речь идет о цепях для заковывания колодников, несомненно, перед нами заказ на парные цепочки — ювелирные изделия.

Это видно и из последующего предписания: не моутѧ мѣди, то есть «не замутняя», «не примешивая» меди к основному металлу (вероятно, золоту). Корень мут- ‘взбалтывать’, слово муты ‘мутовка’ очень древние (исторически с носовым), и глагол мястись, слово смятение отражают другую степень чередования того же корня.

img-12

Золото в чистом виде для ювелирных изделий непригодно, оно слишком мягкое. Примешивать медь в него необходимо, но большая разница, сколько меди добавить — 2% или 95% (так называемое красное золото). Требуется «намешать» не слишком много меди и получить золото высокой пробы.

В последующем тексте упоминается еще два технических ювелирных термина: розвѣсѧ и пожигати. Первое относится к «развеске»: как сказали специалисты по древним металлам, перед изготовлением сплава каждый ингредиент взвешивается для установления процента угара. Развеска должна быть произведена так, чтобы не портить золота медью.

Глагол пожигати применительно к обжигу, переплавке металла известен из смоленской грамоты 1229 года: Аже латинескиӥ. дасть серебро пожигати· дати ѥ̈мѹ ѿ гривны серебра· кѹна· смольнеская. В соответствующих описаниях имеется терминология, связанная с пробой: золото могло быть «худым» (низкой пробы), а могло быть и «добрым». Наречие добрѣ в нашей грамоте соотносится именно с ним. Компаньонам-ювелирам предстояло выполнить срочный парадный заказ и провести доброкачественный отжиг металла «твердо» (двьрдо — описка, предвосхищение д) к «святку», то есть к празднику. «Действуем жестко по срокам, халтурить и медь примешивать не будем», — вот что хочет сказать Радил Радонегу.

Фото Ефима Эрихмана

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Новые открытия академика Зализняка в 2016 году (видео+текст лекции)

Должник Конища, боран, посак и другие загадки берестяных грамот

Щенок, Варяг, Маланья и чей-то тесть: читаем берестяные грамоты

Лекция знаменитого лингвиста Андрея Анатольевича Зализняка о берестяных находках 2015 года (Видео)