Протоиерей Владимир Воробьев: Приближается трагедия религиозного образования в России

Министерство Образования и науки РФ должно принять новый перечень направлений подготовки и специальностей высшего образования. Что станет с богословским образованием? Своими опасениями делится Протоиерей Владимир Воробьев, ректор Православного Свято-Тихоновского Гуманитарного университета.

 

Протоиерей Владимир Воробьев

Фото Юлии Маковейчук

— Отец Владимир, сейчас внимание общества приковано к проекту реформы Российской академии наук. Однако начинает просачиваться, по-видимому, секретная информация о реформе «Перечня направлений подготовки и специальностей высшего образования». Может быть, Вы все же знаете, о чем идет речь, и почему реформа проводится в обстановке секретности?

— Никакая реформа, конечно, не может быть проведена по секрету от народа — ведь цель всякой реформы что-то изменить в жизни общества, государства, и скрыть это невозможно. Но, если предполагается, что реформа может вызвать протест, то реформаторам выгоднее поставить народ перед совершившимся фактом в надежде, что тогда будет меньше шума, и с ним будет легче справиться.

Уже то, что реформа проводится в июле — в период отпусков, что информация о ней содержится только на малоизвестном широкой общественности официальном сайте, где для обсуждения выделяется две недели и само это «обсуждение» возможно только лишь в виде присылки электронных писем на какой-то электронный адрес, весьма удивляет и настораживает.

В пояснительной записке к приказу министра образования «Об утверждении перечней специальностей и направлений подготовки высшего образования» на сайте сказано, что перечни образовательных специальностей в России сильно отличаются от зарубежных. Кроме того, у нас они не соответствуют друг другу, и Министерство образования и науки хочет привести их в порядок, в соответствие с европейскими и мировыми стандартами, что поможет развитию научно-образовательного международного сотрудничества и повысит престиж отечественной науки.

За образец Минобрнауки принимает две международные системы классификации, утвержденные и поддерживаемые ООН, на которые ориентируются в Европе и Америке. Одна (ОЭСР — FOS, 2007) в большей степени относится к естественным наукам, а другая (МСКО-2011) — к гуманитарным. Последняя разработана комиссией ЮНЕСКО и ратифицирована всеми странами СНГ, в частности, Россией.

В этих перечнях перечисляются не образовательные направления и специальности, а укрупненные группы специальностей, чтобы сделать перечень короче, объединив родственные специальности в одну группу.

— Пока все, что Вы рассказываете, вызывает чувство одобрения. Если все так хорошо, зачем скрывать реформу от общественности?

— Дело в том, что в прежнем российском Классификаторе направлений высшего образования было образовательное направление «Теология», а в новых Перечнях Укрупненных групп специальностей и направлений названия «Теология» нет вообще. При этом в перечне ЮНЕСКО (МСКО) первой же укрупненной группой идет «Религия и теология», а в Перечне Минобрнауки теология исчезла.

— Возможно, чиновники Министерства посчитали, что Теология не может быть отдельной группой специальностей и присоединили ее к какой-нибудь другой укрупненной группе?

— Да, существующие государственные стандарты по Теологии, которые сейчас еще действуют, нельзя так сразу, мгновенно отменить. Поэтому говорится, что они будут относиться к укрупненной группе специальностей «Философия, этика, религиоведение», хотя Теология в этой группе не названа. Но дальше в пояснительной записке сказано, что в дальнейшем стандарты будут утверждаться не для каждого образовательного направления или специальности, а сразу для всей укрупненной группы и, таким образом, стандарты по Теологии незаметно исчезнут. Это означает, что достигнутое после Перестройки раскрепощение религиозного образования будет потеряно.

Дело в том, что в 1992 г. новоиспеченные «религиоведы», т. е. вчерашние преподаватели «научного атеизма», написали свой стандарт по Теологии, который отличался от стандарта по религиоведению буквально двумя фразами и к богословской науке не имел никакого отношения. Преподавать по этому стандарту Теологию, т. е. богословие было невозможно, и в 2001 г. с огромным трудом удалось утвердить государственный поликонфессиональный образовательный стандарт.

Он тогда уже представлял собой очень большую группу специальностей, т. к. под названием «Теология» подразумевается целый комплекс наук: это вероучение религии, изучаемое изнутри, а не с позиций компаративного, «внерелигиозного» религиоведения, далее это — история религиозных движений и институций, изучение богатейшей письменности и необыкновенно разнообразного литургического, канонического, музыкально-художественного и педагогического наследия. Сюда же относятся межрелигиозные и религиозно-государственные отношения и многое другое.

Кроме того, действующий стандарт по Теологии фактически представляет собой куст стандартов: православная теология, теология ислама, иудаизма и буддийское направление, здесь же заложены возможности для разработки ветвей стандарта для других конфессий. Общее основание включает историю философии, отечественную историю, языки и т. п., а основную религиозную ветвь разрабатывает для себя каждая религия или конфессия самостоятельно.

Получается, что стандарт по Теологии, объединяющий наподобие куста ветви разных религий, является самой большой укрупненной группой специальностей и гармонично соединяет в себе общую для всех религий образовательную платформу и ничем не ущемленную свободу каждой религии при построении своей богословской системы. Американцы этот поликонфессиональный стандарт назвали тогда подходом XXI века. В Перечне МСКО-2011 и МСКО-2013 используется практически наш поликонфессиональный подход.

Другие гуманитарные государственные стандарты являются внеконфессиональными, т. е. они написаны с позиций агностицизма или даже атеизма, что нисколько не делает их якобы «объективными». Любое базовое мировоззрение — религиозное, атеистическое или агностическое — принимается априорно, «на веру», и научно не может быть обосновано. Поэтому Конституция РФ уравнивает в правах разные мировоззрения и религии и воспрещает занимать господствующее положение любой идеологии, включая атеизм.

Что касается изучения религиозного знания, исторических реалий религиозных институций, то агностическая, «внеконфессиональная» наука здесь оказывается непоправимо ущербной, как ущербными будут изыскания в области музыки «специалиста», лишенного какой-либо музыкальности. Вспомните советскую историю России, в которой о православии не было и полслова. Абсурдно даже предполагать, что, например, двухтысячелетнюю историческую жизнь христианских Церквей может адекватно изучать агностическая наука.

Только после утверждения поликонфессионального государственного образовательного стандарта в России стали открываться одна за другой кафедры Теологии в разных вузах, большей частью — в государственных университетах. Появились богословские научные центры, великолепные научные исследования, настоящие ученые-богословы. Стал развиваться межрелигиозный, межконфессиональный диалог, разумное, свободное сотрудничество религиозных институтов с общественными и государственными институциями.

Выпускников православных учебных заведений стали охотно брать в аспирантуру светские университеты, видя их высокую профессиональную подготовку, необходимую для развития светской гуманитарной науки. В 2008 г. был, наконец, принят Федеральный Закон об аккредитации духовных школ, позволяющий духовным школам после получения аккредитации выдавать своим выпускникам дипломы государственного образца. Выпускники семинарий и медресе перестали быть «лишенцами», пораженными в правах.

Доктора богословия стали надеется, что вскоре их ученые труды и ученые степени, полученные в Духовных академиях, будут признаваться государством, как это происходит в Европе, в Америке, в Азии, в Африке, словом, везде, где воинствующий атеизм не изуродовал культуру, науку, человеческие отношения. На этом фоне очень странно выглядит наше Минобрнауки, добавляющее в Перечень укрупненных групп специальностей ЮНЕСКО «Сервис и туризм» и исключающее оттуда полуторатысячелетнюю Теологию.

— Какие негативные последствия мы будем наблюдать в первую очередь?

— Исчезнет религиозная точка зрения в образовании и не остается никакой альтернативы агностицизму и атеизму. Это, как Вы понимаете, противоречит Конституции РФ, где черным по белому написано, что никакая идеология не может быть исключительной, что верующие люди имеют право давать образование свои детям, исходя из своих религиозных представлений. Взгляд на культуру, на человеческое знание может вполне основываться на религиозном мировоззрении. Но нас возвращают к маргинальной советской эпохе, когда идеология атеизма является господствующей и занимает исключительное положение.

Образование агностическое, атеистическое будет признаваться государством, будет открывать путь к научной карьере, там будут выдаваться документы государственного образца, будут присваиваться степени, которые признаются государством. А религиозное образование должно будет вернуться в советское гетто, люди, получающие диплом по богословию, будут считаться не имеющими высшего образования, потому что такой специальности в перечне Министерства Образования больше нет!

Это — очевидная дискриминация по религиозному признаку, которая категорически осуждается Конвенцией о правах человека, всеми международными документами, ратифицированными Российской Федерацией, Конституцией нашей страны!

Прежде всего, будут закрыты кафедры теологии. Почти 50 из них уже имеют лицензию и аккредитацию, но очень многие кафедры только начинают свою работу. Это — не только кафедры православной теологии, но также и исламской.

Утверждение поликонфессионального государственного стандарта по Теологии и Федеральный Закон 2008 года запустили процесс преодоления дискриминации верующих людей (выпускники духовных школ — это не только духовенство). Теперь мы возвращаемся к тотальному атеизму в образовании.

Есть еще один немаловажный аспект. На рубеже тысячелетий было принято решение о специальном целевом финансировании исламского образования. Это было сделано для того, чтобы специалисты по исламу были подготовлены у нас, были патриотами своей родины, а не приезжали к нам из арабских стран или Ирана, привозя с собой радикальную ваххабитскую идеологию, распространение которой оборачивалось кровавыми терактами. Теперь верующим людям, желающим получить качественное религиозное образование, в том числе мусульманам, придется ехать для этого заграницу.

Следуя нормам Болонского процесса, Минобрнауки вынужден будет признавать докторов теологии и другие научные степени тех, кто будет возвращаться с богословскими дипломами из-за границы, например, из Оксфорда, из Миланского Университета или Берлинского Гумбольдт-Университета, но в России не только докторов теологии, даже выпускников-теологов не будет! Как ожидать уважения к нашему образованию за рубежом, если наше же профильное министерство его не уважает?!

Подавляющее большинство наших граждан считают себя религиозными людьми. Огромный процент — православные, большая часть остальных — мусульмане, иудеи, буддисты. У них за спиной 70 лет тоталитарного атеистического режима, а в данный момент Министерство образования снова унижает все религиозное население нашей страны, не позволяя обучаться по конфессиональным стандартам.

Маргинальное советское отрицание того, что Теология является наукой, может вызвать только смех у любого ученого гуманитария из Европы и Америки, на чьи перечни образовательных специальностей якобы ориентируются в нашем Министерстве.

— Как эти действия будут восприниматься со стороны населения?

— Президент России Владимир Владимирович Путин совсем недавно в официальных публикациях заявлял, что наша страна должна подготовить «критическую массу теологов» для преподавания Основ религиозных культур и светской этики в школах, что религиозная культура должна преподаваться религиозными людьми. А в это же время Министерство по-тихому закрывает все религиозное образование. Боюсь, что такие шаги способны катастрофически подрывать доверие к власти у огромного большинства нашего народа, определенно заявляющего себя религиозным.

Очень многих волнует ситуация вокруг Академии Наук, но приближающаяся трагедия религиозного образования коснется гораздо большего круга людей: почти все родители, которые ведут своих детей в школу, хотят, чтобы такие важные предметы как ОРКСЭ вели образованные профессионалы, а не преподаватели физкультуры или труда, «повысившие свою квалификацию» за две недели.

Подавляющая часть нашего народа желает возрождения нравственной, честной, трезвой жизни, восстановления семьи, рождения детей, а не разврата и вымирания. Но нравственными воспитывает людей вера в Бога, а не атеизм, потому что Бог есть любовь и абсолютное добро, на которых строится нравственное учение и воспитание, а к бездушной материи — божеству атеистов сами понятия любви и добра просто неприложимы. Поэтому потеря веры в Бога неизбежно приводит к потере нравственности: любви, верности, честности, чувства долга, благодарности и т. д., что мы и наблюдаем с ужасающей очевидностью.

В заключение я хотел бы попросить всех неравнодушных людей, кто готов поддержать религиозное образование в России, внести предложение о выделении теологии в самостоятельную Укрупненную группу на уровне бакалавриата, магистратуры и аспирантуры в соответствующих перечнях, отправив официальное письмо на имя министра образования и науки Российской Федерации до 26 июля сего года на адрес электронной почты gureeva-ur@mon.gov.ru (вниманию Гуреевой Ульяны Романовны, лица, ответственного за общественное обсуждение документа), а также на адрес г. Москва 125009, ул. Тверская 11.

Образец письма министру образования РФ в защиту теологии в России

Особо ценными в сложившийся ситуации будут письма, отправителем которых будут значиться юридические лица.

Просьба также прислать копию письма на адрес umo_teologia@mail.ru

Подготовил диакон Стахий Колотвин

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Духовную жизнь нельзя «купить» даже каким-либо подвигом

Духовная жизнь – это не интеллектуальные интересы, не литература, не театр, не консерватория

Постхристианская эпоха митрополита Уэра (+видео)

О личном пути к вере, смерти, страдании и сомнениях

Утвержден состав экспертного совета по теологии

Председателем экспертного совета стал президент РГГУ, доктор исторических наук, профессор и член-корреспондент РАН Ефим Иосифович Пивовар