Подросток и Церковь: Любить, кормить и много не говорить

Что делать, если повзрослевший ребенок уже повернул голову и смотрит в противоположную от храма сторону? Есть ли подростки, которые не уходят из Церкви? Как удержать молодежь в приходе? Рассказывает протоиерей Александр Пономаренко, настоятель Свято–Троицкого храма в Желтых Водах Криворожской епархии.
Протоиерей Александр Пономаренко. Фото: pravlife.org

Протоиерей Александр Пономаренко. Фото: pravlife.org

«Это мой папа!»

Однажды после вечерней службы развозил наш молодежный хор на микроавтобусе по домам. И вот один наш четырнадцатилетний подросток увидел в окно своего отца и закричал: «Это мой папа, остановите, пожалуйста!» Я остановил, он выскочил, подошёл к отцу, обнялись, и они дальше пошли вместе. Хорошо бы, что бы ко всем отцам так бежали сыновья…

Никаких “духовных подвигов”

Наша приходская практика показала, что те дети остаются в Церкви, у которых родители ходят в храм, причем вся семья – и папа, и мама. Я заметил, что люди, которые стали ходить в церковь, причем не формально, а по– евангельски – они особенные, искренние, сияют добротой и с ними хочется общаться.

Чтобы ребенок не ушел из Церкви и был открыт родителям, нужно прежде всего любить детей, проводить с ними больше времени. Перед сном обязательно поцелуйте их, обязательно в воскресенье, после службы, полностью посвятите им день. И будьте с ними ласковыми.

Нельзя детей насильно заставлять совершать “духовные подвиги”. Воспитывать их нужно на своем примере. Родители должны быть авторитетом для детей. Мы своих детей не заставляли правила «вычитывать», ни сына, ни дочку. И вот как–то зашёл в комнату, смотрю – дочка стоит, молится. Сама! Ребёнок сам должен понять, что ему это надо, что это его личное.

А если бы я их ставил на молитвенное правило, да с поклонами и воспитывал их под зорким контролем, то тогда вышли бы в мир и дорвались бы до “свободы”. Я это с уверенностью могу говорить, поскольку дети уже взрослые, и я рад за них.

Если всё же дети завернут не в ту сторону, то молитесь за них, надейтесь и ждите. И будьте готовыми с любовью, как отец из притчи о «блудном сыне», принять их в любое время, в любой момент и в любом виде, в котором они к нам вернутся. А как отец из притчи о «блудном сыне» встретил младшего сына? Он ему обувь дал, одел, обнял. Вот так и мы, не можем ничего другого придумать, ведь этот пример нам дал Сам Господь, как принимать заблудившихся детей.

Как на фронте

Многие родители заметили, что переходной возраст у мальчиков начинается с четырнадцати – пятнадцати лет и, как показывает родительский опыт, заканчивается в двадцать семь лет.

Церковь же не просто так установила правила, когда можно принимать сан дьякона или священника. Это сейчас в двадцать два года рукополагают, когда юноша только закончил семинарию, он ещё овцой не успел стать, а уже собирается пастырем становиться. Раньше в двадцать семь лет только дьяконами становились, а священниками только после тридцати.

А у девочек переходной возраст начинается еще раньше – 12–13 лет, а заканчивается когда уже замуж выйдет.

До этого времени нам нужно привить им иммунитет против соблазнов, а в переходном периоде родителям совершить особый подвиг – забыть о себе, и быть, как на фронте.

Точки соприкосновения

Я тоже отходил от Церкви, недалеко и ненадолго, когда вернулся из армии. После серо-зеленых армейских будней мне показалось всё цветным, ярким. Встретил знакомых, а у них пластинки импортные, аппаратура «фирмовая». И меня затянуло в этот водоворот. Я стал эти пластинки покупать, продавать, менять, в Киев и в Москву ездил на пластиночные нелегальные рынки. Потом это всё прошло, и я даже жалеть стал, что столько времени (и денег) потратил на такую ерунду.

А потом, когда я уже был священником, меня попросили детей из одной школы свозить в Киев, Лавру и музеи показать. И вот по пути нашего следования на «Майдане» монтировали сцену для рок–концерта. Со мной было несколько ребят переходного возраста, и я им рассказал о разных направления в рок–музыке. И мы нашли точку соприкосновения! И как мне пригодился опыт моей юности. Двое из этих ребят после этой беседы стали ходить в наш храм, один вот уже женился и поёт в церковном хоре.

Любить, кормить и много не говорить

Я сейчас в воскресную школу мало захожу, там есть кому заниматься с детьми, больше стараюсь общаться с их родителями. Это лучшая гарантия, что дети останутся в Церкви.

В воскресной школе особо учить ничего не заставляем, экзамены не устраиваем. Дети целую неделю просидели за партами, а потом еще и в церкви их за парту посадят… Стараемся, чтобы им после службы было просто интересно. Организовали художественную школу, занимаемся пением. Главное, чтобы они в храме нашли себе друзей, чтобы у них было общение. Решили еще сделать футбольную команду.

И обязательно стараемся вкусно их кормить…

Когда священник говорит проповедь, хорошо бы, если бы он помнил – прямо перед ним стоят не только взрослые, но и дети, да еще в первом ряду. И хорошо бы, если бы эта проповедь была универсальной – понятной как взрослым, так и детям. И не долгой – не более десяти минут.

Записала Оксана Головко

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресуdiscuss.pravmir@gmail.com.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Эх, Машенька, я думал, ты хорошая девочка!

Говорить подростку, что Бог его накажет, – это преступление

Как нельзя исповедовать подростка

Подростку нужно увидеть, что в него верят. Никто не любит, когда его учат жить.