Игумен Петр (Мещеринов): Музыка научила меня чувствовать фальшь системы
Классика показывает, где правда, а "Битлз" - это бусы для дикарей

Игумен Петр (Мещеринов)
Игумен Петр (Мещеринов) родился и вырос в семье музыкантов в Москве. Окончил Московскую консерваторию. Работал в оркестре МХАТа им. Чехова и в оркестре Большого зала консерватории. В 1992 году принял монашеский постриг в Свято-Даниловом монастыре. Занимается преподавательской, просветительской и переводческой деятельностью. Настоятель подворья Данилова монастыря в Подмосковье. Автор статей и книг об актуальных проблемах церковной жизни.
Услышать Бога в музыке
– У афонского старца Емилиана (Вафидиса) есть слова о том, что Бога можно услышать в морском прибое, в шуме ветра... А можно ли услышать Бога в музыке?

– Конечно, можно. И огромное количество музыкальных произведений посвящено Богу.


– Мария Вениаминовна Юдина, великая пианистка и христианка 20 века, даже говорила, что «все духовное явилось мне через музыку». Вам близко это мироощущение?


– Для меня это все же разные сферы, хотя они могут сближаться. Бог может открыться человеку в любом явлении, кроме греховного, в том числе и в музыке. Но духовность как таковая – это внутреннее, сердечное действие Бога в человеке. Здесь труд человека заключается в том, чтобы дать в себе место Богу, и это особая, ни с чем не сравнимая, и, я бы сказал, мало с чем пересекающаяся сфера синергии, совместного действия Бога и человека. А сфера творчества – это талант, данный человеку Богом, так сказать, от природы. Если человек развивает его по-Божьему, то он в той или иной мере уподобляется Богу в творчестве – отчего и музыка получается соответствующая.
Игумен Петр (Мещеринов)
– А Вы можете отличить, написана музыка Божиим человеком или грешником?

– А вот тут загвоздка. Дело в степени одаренности, в мере того дара, который человек получил от Бога, и в том, как он его использует. Если композитор не выходит за художественные рамки своего творческого дара и реализует его внутренний потенциал, то необязательно это должно сопровождаться прямолинейной мыслью о Боге, хотя старые мастера до Моцарта включительно (да и Бетховена с его Торжественной мессой и Девятой симфонией) были настроены именно так. Вот вам пример, и одновременно загадка – Рихард Вагнер. Как человек он симпатий не вызывает, христианином он был ну совсем номинальным, но на его музыке это не отразилось. Это как Ганс Христиан Андерсен, который не любил детей и писал прекрасные сказки.
– 23 февраля у себя на facebook Вы записали о Генделе: «Главное событие сегодняшнего дня – это день рождения Генделя (Галле, 1685 год). Мощный был старец». Почему?

– Ну да, а комментаторы, разумеется, восприняли слово «старец» по-православному... Это шутка, конечно... но и не без большой доли истины. Гендель увидел гармонию Божественного мироздания, и с такой полнокровной силой донес ее до нас, слушателей, что, конечно, он в этом смысле настоящий старец. В его музыке такая мощь и полнота, такая Божия радость, такая глубина и чистота, что, конечно, без Божьей помощи тут точно не обошлось.

Георг Фридрих Гендель
(23 февраля 1685, Галле — 14 апреля 1759, Лондон)
«В каждой музыке Бах. В каждом из нас Бог»
– Как-то я жила на Синае. И поняла, что единственная музыка, которую могу слушать там, это Бах. Он оказался превыше православной музыки, превыше всего...

– Строго говоря, «православной музыки» как таковой нет. Есть свойственное Восточной Церкви музыкальное сопровождение литургического текста – греческие, румынские, русские, сербские и т.д. песнопения. Вне храма, на мой взгляд, именно как музыку эти песнопения слушать нет смысла. Назначение православной музыки – подчеркнуть слово.

Что же касается Баха, то это, конечно, непостижимый человек, уникум. Невозможно понять, как он, будучи погруженным в бытовую жизнь – у него было двадцать детей, он постоянно боролся за место под солнцем, ругался с начальством и т.д. – был настолько отрешен от мира и обращен внутрь себя, в Бога, что мог писать и такую музыку, что ни один композитор даже близко не подошел к нему.

Вы понимаете, как это сделано музыкально?

– Отчасти да. Бах философствовал посредством музыки; он сознательно конструировал свои произведения, встраивая в них религиозную, математическую и прочую символику, – все, что было выработано заканчивающейся эпохой Средневековья. Это делало его музыку бездонной и безграничной.
– А что такое гений, он зависит от человека?

– Сама гениальность от человека не зависит, это Божий дар. А вот развитие, взращивание, плодоношение этого дара – это уже дело человека.

– То есть гений – это соработничество Бога и человека?
– Здесь сложно сказать. Всё зависит от того, как человек воспринимает свой дар. Вот Бах и Гайдн – два самых ярких примера композиторов, которые понимали природу своего гения. Гайдн любую симфонию начинал словами «in nomine Domini» («во Имя Господа»), а заканчивал – «laus Dei» («Богу слава»), то есть совершенно сознательно рассматривал свое творчество как возвращение Богу Его дара. А, например, Вагнер, закончив оперу «Нюрнбергские мейстерзингеры», говорил: «Я написал гениальную оперу». И это чистая правда – но он уже не соотносил свой труд именно с Богом.
Табу на классику

– В детстве я засыпала под Бетховена и несколько раз в месяц родители водили меня в консерваторию. Но после крещения в студенческие годы я долго не переступала порога театров и филармоний. Для многих православных классическая музыка по сей день остается табу. На Ваш взгляд, мешает ли слушание музыки христианству?
– Когда я ушел в монастырь, у меня тоже был достаточно долгий период, когда я не слушал музыку. Это не было каким-то аскетическим запретом. Я просто входил в новый для меня мир православной монашеской духовности, и это занимало все мое время и все мое внимание. Тогда музыка отошла на второй план, у меня не было в ней потребности. Но когда ученический период закончился, я вернулся к музыке – но уже на ином уровне, я стал смотреть на нее уже иначе. Это не было больше просто услаждающее слух искусство; я стал различать глубинные, заложенные Богом в музыкальное художественное творчество некие – если можно так сказать – «эстетические зеркала», отображающие небесную гармонию. Так восприятие музыки вышло у меня на более глубокий уровень – ведь не зная о небесной гармонии, не узнаешь и ее отображения. Отвечая на ваш вопрос – мешает ли музыка христианину – я бы ответил так: музыка, как и другие искусства, дана Богом падшему человеку для того, чтобы он мог для своего утешения хоть немного восполнить божественную гармонию, утраченную в этом падении. Зачем же отказываться от такого дара?
Великая музыка Великого поста
Если брать баховское время, то на периоды поста (Великого и Рождественского) в церквях так называемая «фигуральная», «большая» музыка прекращалась. Последний раз кантата звучала на Прощеное воскресение, потом, как исключение, на Благовещение, и затем на Вход Господень и на Страстную. Все остальное время община пела простые хоралы, ни кантат, ни хоральных прелюдий не было.

– Значит ли это, что и мы должны на время поста воздержаться от слушания музыки?

– Мы с вами живем уже ведь не в баховское время. Тогда кроме музыки не было ничего, в чем можно было себя ограничить. А сейчас я бы на другие вещи обратил внимание: телевидение, интернет... Музыка в сравнении с ними – это невиннейшая вещь!

– Есть гениальные художественные произведения, как «Тайная вечеря» Леонардо да Винчи или «Пьета» Микеланджело, посвященные темам Великого Поста, а есть ли музыкальные?

– Страстная неделя – одна из главных тем в церковной и духовной музыке. «Страсти» Баха, «Семь слов Спасителя на Кресте» – оратория Йозефа Гайдна... перечислять можно очень много. Если брать музыку более отдалённой от нас эпохи, то очень ярким произведением являются респонсории Карло Джезуальдо. Они мало известны широкой аудитории, а это необычная музыка начала XVII века, звучащая весьма авангардно даже и сегодня.
"Музыка научила меня чувствовать фальшь советской системы, показывала ее ложь и двоемыслие. И сегодня, если человек вникает в классическую музыку, он не попадется просто так на удочку всяких теле-шоу киселевых-соловьевых."
Услышать классику!


Петр Мещеринов. Архивное фото
Фото: Владимир Смолий
– В Вашу жизнь музыка вошла, как я понимаю, очень рано...

– Я вырос в семье музыкантов, поэтому – еще до рождения. Моя бабушка пела в хоре Большого театра, дедушка был концертмейстером вторых скрипок там же, мама – скрипачка, папа контрабасист, и до сих пор он преподает, и брат у меня скрипач. Помню, как в детстве мы музицировали, играли Гайдна: мама на скрипке, папа на контрабасе, а я на фортепиано.

– То есть классическая музыка для Вас всегда была естественной средой обитания!

– Да, естественной средой.
Игумен Петр (Мещеринов)
– «Классика не для всех», – говорят. Что Вы думаете об этом?

– Классика для всех. Просто ей не учат. Это сложное искусство, которому надо учить. Если человека не научить читать, то можно сказать, что и литература «не для всех». Я бы вообще определил обучение классике как подлинное дело патриотизма. Патриотизм ведь – это не сегодняшнее наше «ура, вперед!». Патриотизм начинается с культуры. Что мы, хуже Германии, в которой музыку преподают в общеобразовательных школах?
– А в провинциальных городах – Кёльне, Дюссельдорфе, Баден-Бадене и многих других можно попасть на концерты величайших исполнителей современности!

– И пойти в собор, и там услышать орган и церковный хор.

У нас нет систематического преподавания музыки в школах. И в советское время ее тоже не было. Вот композитор и музыкальный деятель Дмитрий Борисович Кабалевский пытался ввести уроки классической музыки в систему общеобразовательной школы, и сам преподавал в одной из школ, на Нижней Масловке. Но это «не пошло». Классическую музыку подспудно боялись, потому что она воспитывает самостоятельную и развитую личность – а кому нужны глубокие всесторонние личности!

Поэтому сегодня для приобщения к классике возможно только сознательное усилие родителей... но для этого сами родители должны интересоваться настоящей музыкой, покупать соответствующие диски, покупать абонементы в консерваторию, водить детей на концерты, слушать музыку дома с детьми – хотя бы самую «шлягерную»: Сороковую симфонию Моцарта и т.п. Хорошо бы, чтобы и пастыри Церкви призывали к этому своих прихожан. Это ведь великое противоядие против современной примитивизации и отупления людей.

Д.Б.Кабалевский

– Какие были Ваши самые сильные музыкальные впечатления в жизни?

– О, очень многое. Главным образом это были пластинки: «Тристан и Изольда» Вагнера, в юношестве я болел этой оперой. Органные сочинения и кантаты Баха. Мессы и квартеты Гайдна.
– А «живые концерты»?

- Тоже всего не перечислишь. Помню, большим событием для музыкальной Москвы начала 1980-х было «Сотворение мира» Гайдна, привезенное совсем уже стареньким Игорем Маркевичем – я чудом попал на этот концерт. Концерты Иегуди Менухина в конце 80-х – мне посчастливилось с ним познакомиться, и до сих пор у меня хранится подписанная им партитура «Реквиема» Моцарта. А потом уже я сам играл на сцене со многими выдающимися дирижёрами – Хельмутом Риллингом, Пьером Булезом.
Петр Мещеринов. 1988 год. Фото: Владимир Смолий
– Что слушание классической музыки с детства дало лично Вам?

– Я не знаю, как было бы без нее, но думаю, мне жилось бы гораздо неинтереснее, примитивнее. Музыка развивает душу.


– Сегодня многие музыкой называют сергеев лазаревых и битлов в лучшем случае. К чему приводит слушание такого рода музыки? Может ли она заменить классику?
– Лично я не воспринимаю всё это как музыку. Я, например, не способен понять, что люди находят в «Битлз» (про Сергея Лазарева мы и говорить не будем). Тут какая-то загадка для меня... что-то идеологичное, в лучшем случае. С музыкальной точки зрения сравнения с классикой тут просто не может быть никакого, это бусы для дикарей. Классическая музыка развивает мозг и душу, утончает чувства, делает их благородными. У человека формируется вкус, он начинает различать хорошее и плохое. А если он начинает различать хорошее и плохое в эстетике, то и этика даётся ему легче. Не случайно Бродский говорил, что эстетика – мать этики.

Для меня в советское время классическая музыка была выходом, отдушиной, спасением. Она учила меня чувствовать фальшь системы, различать, что хорошо, а что дурно. В советское время неоткуда было взять такое различение, кроме доступных нам осколков подлинной христианской культуры.

Классическая музыка, как и всё хорошее искусство, ясно показывала, где ложь, где двоемыслие, а где правда. Музыка ведь очень ясно учит именно распознавать фальшь.

Игумен Петр (Мещеринов)
Рекомендации «Правмира»
Что посмотреть о великих композиторах и музыкантах:


  • «Амадей», реж. Милош Форман (1979), получил 8 премий «Оскар»;

  • «Травиата», реж. Франко Дзеффирели (1982) (Видео);

  • «Жизнь Джузеппе Верди», 9 серий, реж. Ренато Кастеллани (1982) (Видео);

  • «Каллас навсегда», реж. Франко Дзеффирели (2002);

  • «Мария Юдина» (Видео);

  • «Рихтер непокоренный», т/к «Культура» (Видео);

  • «Московская консерватория в лицах» (Видео).

Где найти классическую музыку в интернете:

classic-online.ru

www.muzcentrum.ru/orpheusradio
Когда послушать классику в ближайшее время в Москве:

  • 26 марта, начало в 19.00, Дом музыки, Светлановский зал, Солисты Большого театра России, Государственная академическая капелла России имени А.А.Юрлова. В программе: Моцарт «Реквием и великие шедевры музыки»;

  • 26 марта, начало в 18: 00, Новая опера, Р. Вагнер «Тристан и Изольда»;

  • 29 марта - 2 апреля, начало в 19:00, Государственный Большой Театр (новая сцена), Дж. Верди «Дон Паскуале»;

  • 31 марта, начало в 19:00, Филармония-2, концертный зал имени С. В. Рахманинова, Николай Луганский, Вадим Руденко. В программе: Аренский, Рахманинов;

  • 31 марта и 1 апреля, начало в 19: 00, Новая опера, В. Беллини «Норма»;

  • 1 апреля, начало в 19: 00, Московский Дом Музыки, Светлановский зал, Гала-концерт лауреатов Второго Московского Международного конкурса пианистов Владимира Крайнева, Национальный Филармонический оркестр России, дирижер Владимир Спиваков;

  • 5 апреля, начало в 18: 00, Новая опера, Д.Верди «Набукко»;

  • 8 апреля, начало в 19: 00, Концертный зал имени П.И.Чайковского, Государственный академический симфонический оркестр России имени Е.Ф.Светланов, дирижер и солист Борис Березовский. В программе: Моцарт, Стравинский, Брамс;

  • 14 апреля, 19: 00, Московский Дом Музыки, Светлановский зал, «Реквием Дж. Верди и шедевры эпохи Возрождения», Государственная Академическая хоровая капелла России им А.А.Юрлова, Симфонический Оркестр Москвы «Русская филармония». Дирижер Дмитрий Юровский;

  • 15 апреля, начало в 19.00, Большой Зал Консерватории, Николай Луганский. В программе: Чайковский, Шопен;

  • 28 апреля, начало в 19.00, Концертный зал имени П.И.Чайковского, Государственный академический симфонический оркестр России имени Е.Ф.Светланов, дирижер Александр Сладковский, солист Борис Березовский. В программе: Низамов, Рахманинов, Брамс.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: