Валерия Михайлова
Очередь надежды
Для чего люди стоят к мощам святителя Николая
«Со скоростью света влетели сюда!»
– А где здесь будут причащать? Здесь? Где причащают?! Я всю ночь стояла! – эксцентричная дама, ловко орудуя локтями, подбирается к центральному ограждению храма.

Всю ночь стояла не только она, а, наверное, половина из пришедших сегодня на Литургию в Храм Христа Спасителя.

8 часов утра. Служба только через полтора часа, людей пока немного, но – много суеты, много вопросов: «А где мощи стоят? А с какой стороны будут пускать? А где исповедоваться?» Работницы храма слегка жалуются: «Спрашивают одно и то же: где пройти, когда пройти. Но – учимся отвечать коротко и, главное, терпеливо, чтоб никого не обидеть».

Запыхавшись, прибегает небольшая группа – кажется, грузины. Очень сильно переживают: «Со скоростью света влетели сюда!» Однако вскоре бедную женщину, пробившуюся вперед, муж уносит на руках: не выдержала напряжения, да и тут становится все более душно – люди прибывают.

Чуть позади толпы устроились на складных стульчиках две молодые девушки, обе в кроссовках, с рюкзаками, в юбках поверх брюк. Открытые, радостные лица. Наташа и Ксения. Познакомились ровно сутки назад. Наташа – москвичка, пришла в воскресенье к храму, не рассчитывая попасть на службу – «просто поздороваться» – и попала.
Ксения приехала из Анапы, на вопрос о вере машет рукой:

– Ой, да я всегда в Церкви, так сложилось!

Рассказывают, как в 5 утра заказали такси, чтобы приехать на набережную, как их отправили бежать в конец кордона, а они нашли лазейку, но их вернули, словом, после всех приключений – они в храме.

О святителе Николае Ксения говорит:

– Это великий предстатель пред Господом, помощник, друг, защитник.

К ограждению просит пропустить ее пожилая женщина с палочкой: стояла вчера, пришла и сегодня – пропустили. «Спасибо! Мир не без добрых людей», – это девушке, которая уступила ей свое место в самом первом ряду.

Рядом становится женщина с коляской: внутри – пятимесячное чудо хлопает ресничками, молчит, не капризничает. К плечу женщины привалилась уморившаяся долгим стоянием старшая дочка, девочка лет 10 – все равно терпит, ждет.

Кого-то терпение подводит, вот женщина пристает к охраннику чуть не с требованием пустить за ограждение:

– Я стою здесь с 4 утра! – возмущается уставшая паломница.

– А я двое суток уже дежурю, – отвечает охранник, и конфликт оказывается исчерпан.

– Извините, – это она, уже примирительно.

До начала службы еще час.
– Смотри, как же хорошо! Тут и люди среднего достатка, и люди богатые не брезгуют приходить, – делится впечатлениями очень хорошо одетый молодой человек со своим другом. – Понимают, что должны Бога за все благодарить, а не считать, что всего достигли сами.

Ребята смуглые, выглядят как кавказцы, но оказывается, нет: у одного, Ильи, турецкие и украинские корни, родился он в Сибири, у другого, Николая, отец – наполовину донской казак:

– Нас часто принимают за кавказцев или грузин, – объясняет он. – На самом деле, просто донские казаки – они смуглые, черноволосые. А святитель Николай – мой ангел-хранитель, меня же зовут Николай. Мы пришли, чтобы также в своих грехах раскаяться и попросить здоровья своим родственникам.

Молодые люди очень душевные и вдохновленные. Живут в Москве, охотно рассказывают, почему они сегодня здесь:

– Хотим получить благодать, – говорит Илья. – Хотим исправить свое какое-то житие, попросить не только за себя, но и за своих ближних – родственников, знакомых, потому что нужно думать о каждом. Какой бы человек в нашу жизнь ни пришел, это не просто так, все имеет смысл.

Рассказывает, что не придавал особого значения вере до тех пор, пока в жизни не стали происходить неприятности, сильные падения, значения которых молодой человек понять не мог. Тогда – стал молиться. И за 1,5 года его жизнь перевернулась с головы на ноги.

– Чем дольше я живу, тем больше понимаю, насколько Бог нас подталкивает к истине. Нужно молиться, нужно верить, получать благодать, и главное – не грешить: после падения очень сложно вставать. Смысл? Можно же соблюдать себя в чистоте, расти в духовной жизни.
В коридорах храма, сменяя друг друга, люди присаживаются на скамейки: все устали.

Среди них Геннадий – мужчина с добрым и спокойным лицом, предприниматель из Москвы. Говорит, что пришел к Богу в конце 90-х годов, добавляет, что, увы, пока гром не грянет, мужик не перекрестится: «Мы все порой приходим к Богу в сложных жизненных обстоятельствах».

– У меня были большие неприятности. Но теперь мое глубокое убеждение, что к Богу надо приходить и в радости, и в горести – одинаково. Вот учимся, стараемся!..

– Что вас привело сюда? Кто для вас святитель Николай?

– Он после Богородицы – самый почитаемый святой в России. Ну и так сложилась жизнь, что мой духовник, он служит в 1500 километров отсюда, – настоятель храма в честь святителя Николая. И сейчас Господь Бог помог оказаться здесь – неделю переживал, волновался. К глубокому сожалению, многие люди проживают жизнь без всякого смысла. А тут – такое событие, впервые за 1000 лет... Лично для меня это большой праздник!

На вопрос: частицы от мощей святителя есть чуть ли не в любом храме, зачем стоять в очереди в ХХС? – отвечает:

– Я тоже слышал эту версию от одного из батюшек, с которым общаюсь. Понимаете, мы ведь, к сожалению, не знаем происхождения этих частиц, которые есть в разных храмах – всякое бывает… А тут совершенно точно ребро святителя, причем девятое, у сердца, его везли из Бари.
Но суть в том, что человек, который отстоял эту очередь, пошел на небольшой подвиг паломничества. Я считаю, это глубже, больше.
В общей толпе ждет службу Галина, врач-психиатр из Воронежа, работает с больными шизофренией. Говорит, что три года назад стала воцерковляться:

– Понимаете, родственникам и ближним таких больных очень непросто, они несут за них ответственность. Поэтому, когда веришь, легче им сказать: вы примите своего ребенка таким, какой он есть, любите его. Потому что Господь учит действительно всех любить…

Здесь люди, которых сюда привело чувство, что именно так – правильно, так должно быть. Например, Тимур, молодой человек из Реутова, по профессии – ювелир. Да нет, моя семья, говорит, обыкновенная, я православный, меня крестили, но в церкви редко бываю, скорее верю в душе, как все.

Что его позвало?

– Я просто понял, что должен сюда приехать, и всё! Увидел в новостях, что мощи уже во Внуково, и решил приехать.
Николай Угодник для меня более близкий, чем другие святые, может, так говорить не совсем правильно, но тем не менее...
– Ну как же, святой Николай, он же старец был! И исполняет все наши желания, – удивляется женщина вопросу о том, почему она пришла сюда.

– У меня проблемы с работой, – делится Ольга из Липецка. – Я приехала в надежде, что святитель Николай мне поможет. Он всех слышит, помогает верующим всех конфессий.

Раиса из Воронежа, например, у мощей в Бари была, и в Турции, где служил архиепископ Николай – говорит, ее воцерковление началось с этого святого. Думала: ну, уж была, зачем в Москву ехать? Но все-таки устроилось так, что поехала.

Нина Семеновна стояла по центру храма и попросила меня снять на видео в ее телефоне хоть минутку службы: «Я не умею, поможете?» У женщины в руках икона, она целует ее и рассказывает:

– У меня были большие трудности с работой. Я взмолилась святителю Николаю в день его памяти, 19 декабря, а наутро мне звонок: «Нина Семеновна, вы не выйдете на работу?» Представляете? Еще дочка у меня долго не могла иметь детей. Я просила, просила – и слава Богу, дочь родила. Вот теперь я за сына пришла просить, чтоб женился. И я верю, что так и будет.
«Будет что вспоминать всю жизнь!»
– Вход только для духовенства! Приходите через 15 минут и пройдете! – воюет охранник с дамами, загораживая проход в южное крыло храма.

Это оказывается непреодолимым препятствием и для очень скромного молодого священника: худой, высокий батюшка, не претендуя на особое положение, остается ждать. Отец Александр из Сызрани, служит в деревне, приход очень маленький, постоянных прихожан – 8-10 человек:

– Я родом с Украины. Там есть такое село Залесцы, из него вышло уже более 300 священнослужителей. Один из первых был мой дядя, который служит сейчас в Тольятти. И я пришел к тому же – не пришел, а Господь призвал.

– И братья, наверное, священники?

– Нет, брат у меня военный. Святитель Николай – для меня это духовный оплот, надежда и заступничество, потому что в нашей жизни этого очень сильно не хватает. Дух – это то, что должно мотивировать человека на добрые дела, а где нам подкреплять наш дух, как не в таком месте?
9:30 утра. Под звон колоколов всех четырех колоколен Храма Христа Спасителя прибывает Патриарх. Начинается Литургия. Одного из звонарей мне удалось «поймать» в храме. Максим в этой редкой профессии уже 16 лет: пошел учиться церковному пению, а регент привел сюда. 13 из 16 лет он преподает – обучает искусству колокольного звона других.

– А сколько нужно минимум человек, чтобы позвонить в ХХС?

– Ну, 9… нет, и 7 человек хватит.

Семь человек! Как вам музыкальный инструмент, для управления которым нужно минимум семеро? Звон в ХХС действительно непередаваем: мощный, торжественный, сочный, многокрасочный.

– Максим, а что нужно, чтобы стать звонарем? Чувство ритма, наверное?

– Нужно желание. А чувство ритма есть у всех.

А про мощи звонарь храма говорит:

– Я не разделяю святых на более или менее любимых: любой святой – он и есть святой, градаций нет…
Идет служба. Храм заполняется людьми. Мелькают монашеские подрясники, платки, повязанные поверх джинсов, несколько изящных шляпок, даже с вуалью. По полу мчится игрушечная машинка! Детей много. Кто-то, как взрослый, все стоит по стойке «смирно», истово крестится, медленно и широко накладывая на себя крестное знамение: лоб, живот, плечо, плечо. Кто-то… да, гоняет маленькие машинки в самом большом храме страны.

Множество людей стоят с иконами Николая. Один молодой человек тянет свою икону вверх, словно показывает святителю: «Вот, и я тоже здесь!»

А два молодых человека рядом явно чувствуют себя неловко: один из них жует жвачку, другой засунул руки в карманы.

Справа от царских врат стоит делегация из Бари, несколько «красных шапочек» – католические кардиналы.

Звучит ектенья на незнакомом языке – арабский, кажется?
Рядом – разговор снова на незнакомом языке. Оказывается, грузины, из Кутаиси.

Святитель Николай, говорят, и наш любимый святой тоже, очень почитаемый.

– Выйдете отсюда и там «ля-ля», – недружелюбно бурчит рядом стоящая женщина. – Вы нам мешаете!

Извиняюсь и растворяюсь на просторах храма. Сейчас уже читается канон святителю Николаю, и люди в предвкушении: вот-вот пустят к мощам. Кто-то уже в изнеможении сидит у стен храма, кто-то снял обувь – не к месту надетые туфли на каблуке, и вот одна женщина уже дремлет на своих вещах.

Но вот толпа уплотнилась, дрогнула и потекла к центру храма: подходя с двух сторон, люди целуют ковчег с тем самым 9-м ребром... Секунда – и паломничество окончено, верующие идут на выход.
На выходе – в основном улыбки. Где-то – жалобы и пререкания: все как обычно.

Вот та самая женщина с пятимесячным ребенком в коляске. Счастливая! Она из Смоленска: взяла детей и приехала на один день.

– Будет что вспоминать всю жизнь! – говорит.

Рядом та самая эксцентричная причастница – ругается на ступенях храма с другой женщиной:

– Вы без очереди прошли! Я 20 часов стояла, а вас волонтеры провели. И нечего меня крестить, нечего!

Желтые галстучки воронежцев выделяют их в толпе счастливо прошедших.

– Желтенькие! Сдвиньтесь влево, дайте людям пройти, – командует полицейский, и воронежцы потихоньку покидают свое место. Сегодня же их ждет 8-часовая дорога домой.

В толпе тут как тут попрошайки. Их гораздо меньше, чем в прошлые годы, и полиция быстро удаляет их из толпы. Паломники устало сидят на своих вещах, кто-то – отдыхает в кафе, кто-то – чистит апельсин, устроившись у входа в метро.
Просто святитель Николай – общий святой
Время близится к 14:00, когда официально открывается доступ к святыне.

Через дорогу к храму из очереди уже бегут люди: дети – с радостными воплями и вприпрыжку, некоторые беременные – тоже почти вприпрыжку, радостные, некоторые люди идут степенно, кто-то машет в камеру руками. Настроение у большинства – приподнятое.

– Друзья, вы откуда? Москва?

– Москва.

– А еще?

– Тула! Нижнекамск, Татарстан. Туркменистан!

– А белорусы есть?

– Есть! Я из Новополоцка, здесь работаю. У меня сегодня день рождения.

В первый день очередь совсем небольшая. Это не NIGHT PARTY, как говорили некоторые блогеры о стоянии к Поясу Богородицы. 2-3 часа – и люди у святыни. Что будет в последующие дни, неизвестно, но первый день именно такой. Кстати, и закрывается доступ в очередь непривычно рано: официально – в 17:00, по факту – после 18:00.

– Как же так! А как быть тем, кто работает?! – расстраивается женщина, которую эта новость застала при выходе из метро «Парк культуры».

Вдруг – очень уж знакомая фигура рядом с очередью: монашеская мантия, седые волосы из-под клобука, четки на левой руке, панагия… да это же епископ Пантелеимон (Шатов)! Владыка стоит у ограждения, беседует с заплаканной женщиной, потом – с другой.
Оказывается, Восточное викариатство отвечает за помощь людям, которые стоят в очередях к святыням. Каждый день с 7 утра до 10 вечера дежурят по 5 священников, а епископ, как ответственный за викариатство, «тоже должен здесь находиться, помогать батюшкам, чтоб они не уставали, поддерживать их».
Правда, больше батюшек вдоль очереди пока не видно. Владыка идет вдоль ограждения с пасхальным приветствием.

– Христос воскресе!

Мимо почти пробегают к следующему кордону люди, в ответ – один-два неуверенных возгласа:

– Воистину воскресе!

Он снова:

– Христос воскресе!
Девушка в короткой юбке кивает головой, неуверенно: «Спасибо», парень машет рукой, типа: «Да, да, воскресе».

– Христос воскресе!

– Воистину воскресе! – наконец, уже громко, все вместе отвечают бегущие к мощам. Владыка улыбается и идет дальше...

На вопрос о святителе Николае говорит:
– Для меня святитель Николай – это образ смирения и кротости. И образ удивительной любви. Та благодать, которая есть у святителя Николая, – это благодать, конечно, данная за его смирение. И этого образа – смирения и кротости – нам очень сильно сегодня не хватает…
В очереди много детей, пока они усталыми не выглядят, взрослые – гламурные москвички и совсем негламурные, пожилая женщина с палками для Nordic walk, мужчина со складным стулом на плече, женщина в шубе – готовилась к долгому стоянию, наверное, семейные пары с детьми, студенты, студентки, много беременных с уже хорошо обозначившимися животиками. Мужчина с небольшой картонной рамкой, в которую вклеена фотография архимандрита Кирилла Павлова и…

– А кто это рядом с архимандритом Кириллом? – кричу я ему.

– Это его любимое духовное чадо, – с готовностью объясняет паломник.
Однако кто-то свои силы переоценил: вот волонтеры ведут под руки бабушку – очевидно, что она потеряла сознание и упала – нос разбит. Бабушку отводят в скорую…

Завидев камеры, к нам подбегает молодая девушка:

– Вы журналисты? Пожалуйста, напишите про перенос памятника Пушкину. Мы 10 лет об этом молимся!

Через пять минут – расстроенная женщина с толстой папкой в руках привлекает к себе наше внимание:

– Журналисты? Вот разберитесь, почему нас не пропускают без очереди? У меня дочь-инвалид, вот у меня все документы, а нас поставили в общую очередь…

Вип-пропусков, на которые так жаловался народ в прошлое стояние, нет: в этом году в особую очередь пропускают мам с грудными детьми (без кавалькады сопровождающих!) и инвалидов с повреждением опорно-двигательной системы. Получается, что инвалидов по зрению не пускают – возможно, от этого неразбериха и расстройство…

Вдоль очереди дежурят каждый день порядка 150 волонтеров, тоже люди очень разные. Интересно, что один из волонтеров, «помощников святителя Николая», – парень с ДЦП. К ним можно обратиться и с вопросом об отдельной очереди для льготных категорий – она начинается на пересечении Соймоновского проезда и Остоженки, на углу около ресторана «Ваниль».

Очередь заканчивается у Крымского моста.
Не все довольны сегодняшним событием. Рядом с выходом из станции метро «Парк культуры» стоит женщина в длинной юбке и платке, с иконой внушительных размеров, и громко втолковывает спешащим в Храм Христа Спасителя, что напрасно они воодушевились: «Сначала сотрудничаем с католиками, молимся с ними в одном храме, а потом поклонимся Папе Римскому? Что мы за православные?!» – возмущается она.

Может быть, и в проповеди Патриарха Кирилла сегодня желающие услышали то, что смущает активистку у метро: «Моя молитва о том, чтобы Господь примирил христиан Востока и Запада, Севера и Юга, чтобы все те, кто готов идти на свет Божий, проходя жизненный путь, имели общую надежду, общую веру и единую любовь». «Да просто святитель Николай – общий святой, вот и все», – уверены другие.

Впечатление от этого дня – действительно праздничное. Хотя было всякое. Всегда будут жалующиеся, всегда будут благодушные, всегда будут те, кто старается пройти без очереди, и те, кто всех пропускает, те, кто бежит, толкается, давит людей, и те, кто, не выдержав, вскочив на ограждение, кричит: «Люди! Пожалуйста, давайте вести себя достойно. Мы ведь пришли к святыне!»

До 12 июля в Москве, до 28 июля в Петербурге к мощам любимого русского святого будут приходить самые разные люди. Конечно, в толпе сограждан кто-то был замкнут, угрюм, резок, кто-то учил окружающих жизни, а были открытые, светлые люди, простые и душевные. В нашей тревожной жизни хочется все-таки цепляться за светлые впечатления, а их хватало. И – как писал в начале XX столетия священник Александр Ельчанинов, «как бы мы ни были слабы и худы порознь, но как радостно чувствовать, что для всех нас – одно самое главное».
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: