Даниил Петров о правах эмбрионов: Прямолинейные большевистские запреты – не метод

Депутат законодательного собрания Петербурга Виталий Милонов, инициатор городского закона о запрете пропаганды гомосексуализма, намерен предложить парламентариям проект документа, уравнивающего права эмбриона и человека, чтобы запретить аборты.

Читайте также:

Прот. Максим Обухов: В защиту нерожденных

Прот. Александр Ильяшенко о правах эмбриона: Не только дать родиться, но и поддержать материально

Предложение поддержано многими, но существуют также аргументы против, которые представляется полезным учесть в дальнейшей полемике. В частности, юрист, вице-президент фонда «Возвращение» Даниил Петров не сомневается в добрых намерениях депутата Милонова, но считает, что прямолинейные большевистские запреты абортов – не метод.

Даниил Петров

Даниил Петров

– Я не специалист в области медицины, в том числе по вопросу признаваемого наукой момента начала человеческой жизни, но на юридическом факультете Петербургского университета в середине девяностых нас учили, что, по мнению медицинской науки, жизнь человека начинается с первого вздоха после родов.

То есть до этого зародыш, эмбрион считается частью тела матери, поскольку не может существовать самостоятельно, и неизвестно, будет ли он существовать в дальнейшем. Это, в частности, нам давали по курсу уголовного права.

Я не уверен, что предложение уважаемого депутата Милонова соответствует последним достижениям мировой медицинской науки. А на уровне здравого смысла и самых общих представлений о медицине у меня есть сомнения, можно ли считать личностью эмбрион, который (особенно на ранних стадиях развития) не сможет существовать без матери (допустим, в случае ее смерти). Наличие правоспособного человека все же подразумевает возможность его существования без физиологической связи с другим.

Безусловно, государство и общество должны всячески помогать беременной женщине, обеспечить ей двойную или даже тройную социальную защиту, но все же это помощь женщине, а не эмбриону. Из предложения господина Милонова логически следует вопрос: что является убийством человека? Не родившегося убить нельзя.

Сегодня убийство человека может произойти, только когда он появился на свет Божий, сделал первый вздох. Такие законы юристы принимают, опираясь на представления медицинской науки. Сомневаюсь, что не родившегося человека можно рассматривать как полноценного субъекта.

Есть, правда, как минимум одно исключение в законах – в соответствии с Гражданским кодексом не родившийся ребенок может быть наследником. Однако если ребенок не родится, то его доля в наследстве не возникает и распределяется на общих основаниях. Тем не менее, это именно исключение, хотя косвенно оно льет воду на мельницу подхода господина Милонова.

По сути же предложение депутата – нехитрый обход прямолинейного запрета абортов. Депутат предлагает запрет сделать косвенно. Ведь если мы признаем, что жизнь человека начинается в момент зачатия, придется признать любой аборт убийством. А как решать тогда сложнейшие ситуации с абортом по медицинским показаниям? Чью жизнь предпочесть – матери или не родившегося зародыша человека?

Сегодняшний подход законодателя хорош тем, что не создает таких казусов: не ставит никого перед выбором убийства одного ради спасения другого. А подумал ли депутат про абортивные средства контрацепции? Мы сможем в России обеспечить контроль над невозможностью их оборота? На службу по обороту наркотиков, может, возлагать поиск и изъятие таких препаратов (в случае принятия предложений депутата)?

Я тоже против абортов, но при этом уверен, что их категорически нельзя запрещать законодательно. Надо создавать условия жизни в государстве, в рамках которых женщины не захотят совершать такой выбор.

Прецедент с запретами абортов уже был – в СССР в 30-е годы. Из недавно рассекреченных документов КПСС и НКВД в архивах можно узнать, что после этого начались массовые подпольные аборты, часто заканчивавшиеся смертью женщины, и, что еще страшнее, – массовые убийства родившихся (!) младенцев.

В Ленинграде, где тогда проживало около трех миллионов человек, почти каждый день стали находить трупы малолетних: находили в канализациях, в мусорных баках, а были случаи, когда отчаявшиеся матери бросали под рельсы трамвая полуторамесячных детей!

Я читал эти недавно рассекреченные сводки НКВД, направленные в обком партии, без преувеличения, со слезами. Сторонникам запрета абортов стоит помнить, что женщина испытывает стресс при родах, а потом к физиологическому стрессу добавляется социальный – непонимание, как прокормиться самой и как взрастить младенца. Скорее всего, большинство этих матерей-убийц не имело мужей и с трудом могли прокормить себя.

Помимо роста числа детоубийств, после запрета Сталиным абортов в СССР стало расти количество подкидышей. Вопрос господину Милонову: нам нужно увеличение количества обитателей детдомов или все же для нас важно, чтобы дети воспитывались в семьях, были любимыми, имели, по возможности, обоих родителей и становились полноценными людьми?!

Советская цензура всячески вымарывала любые упоминания в прессе о негативных последствиях запрета абортов. Вот одна из исключенных цензурой цитат: «Обыкновенно их подкидывают на лестнице соседних домов. Иногда их кладут прямо на панель утром или вечером. Младенца берут дворники, несут в милицию, а оттуда их приносят в дом малютки.

Этого мальчика подкинули на лестнице «Дома малютки», когда и как неизвестно. Он был завернут в красное одеяло, к одеяльцу приколота записка, написанная кривым почерком: «Извиняюсь, что подкинула. Не имею состояния сама воспитать, моя несчастная судьба мне не позволяет из-за подлеца мужа, который бросил меня. Прошу воспитать. Назовите Сергей Есенин» (Источник – Центральный Государственный Исторический Архив Историко-Политических Документов СПБ, фонд 24)

Я не призываю к абортам, но очень боюсь, что если будет принято предложение господина Милонова, этот кошмар с массовыми убийствами детей, с увечьями при незаконных абортах, с ростом «населения» детских домов повторится. В добрых намерениях депутата я не сомневаюсь, но прямолинейные большевистские запреты – не метод.

Чтобы уменьшить количество абортов, надо, во-первых, прививать молодежи семейные ценности (праздник Петра и Февронии – малюсенький, но необходимый шаг в этом направлении), а, во-вторых, поддерживать материально и психологически женщину как во время беременности, так и после рождения ребенка. Именно такая помощь должна стать заботой государства, а не жонглирование запретами.

Только вчера по центральным каналам показывали совещание у премьер-министра Дмитрия Медведева, на котором он говорил о катастрофической нехватке в стране детских садов – ребенка приходится ставить туда на очередь сразу после рождения без гарантии успеха. Эту проблему тоже надо решать и срочно. Вот когда создадим нормальные условия для материнства и детишек, когда женщины будут чувствовать себя социально защищенными, тогда и количество абортов уменьшится.

Этим и должно заниматься государство российское. Вот только сделать это гораздо труднее, чем росчерком пера ввести какой-нибудь новый благовидный запрет.

От редакции: ПРАВМИР приглашает авторов и читателей портала к полемике. Если вы не согласны с мнением того или иного респондента по вопросу законопроекта, присылайте нам свои отклики – тема будет продолжена.

Читайте также:

Прот. Максим Обухов: В защиту нерожденных

Прот. Александр Ильяшенко о правах эмбриона: Не только дать родиться, но и поддержать материально

Теги:
Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
В Приморском крае введут «табу на аборты»

В течение трех дней ни в одном лечебном учреждении региона не будут проводиться операции по искусственному…

Ребекка Кисслинг: Я была зачата при изнасиловании

Она – адвокат, активист движения против абортов «В защиту жизни» и мать 5-х детей

Верховный суд США отменил ограничения на аборты в Техасе

Верховный суд постановил, что закон нарушает конституционное право женщины на аборт