Дауншифтинг – эко-мода или зов сердца?

|

Down Shifting – “переключение скорости на пониженную передачу, англ. Общественное движение на Западе, предпочитающее в работе карьерному росту и повышениям, меньшую ответственность занятость и свободное время. Предпочитают социальному статусу творчество и общение, радость от простых вещей. Часто меняют место жительства в большом городе на более спокойное в провинции или в разных экзотических местах, не затронутых транснациональными стандартами быта. Учатся отказываться от потребления статусных, имиджевых, т.е. лишних нефункциональных вещей и т.о. выступают за чистоту окружающей среды, снижение потребления энергетических ресурсов.

 

За что боролись…

Картина мегаполиса одинакова в любой стране. Плотные потоки машин, волны пассажиров, штурмующие переполненный транспорт, толпы в метро, амбициозные соревнования фирм, блестящие карьеры, виртуальные миры и одиночество, кризис семейных отношений и торжество индивидуализма, автомобильные пробки и толпы в метро, неоновые огни и выхлопные газы, безрадостные спальные районы и блистающие торговые центры, коробки домов и офисов, нависающие над прохожими, синтетическая еда и головокружительные меню ресторанов, бессмысленная роскошь и тягостная нищета, индустрия развлечений и отчаянная тоска….

Возможно, кому-то по нраву город контрастов. Но чаще дело не в его привлекательности, а в том, что с городом связываются надежды и ожидание возможностей, поиск заработка. В индустриальную эпоху значительно увеличился приток людей в город, на фабрики и заводы (и прочие места великих свершений). Индустриальная волна сносила людей с обжитых земель в город, и постепенно цивилизация стала вполне урбанистической. Гигантские стройки и производства требовали   постоянного притока людей. Пульс интеллектуальной жизни в основном тоже бился в городе.  

Естественно, что работа на производстве наделялась большой социальной ценностью. Семья и дом постепенно становились второстепенным явлением. Воспитание детей было перенесено на своеобразный конвейер, “детский комбинат” (если семья не привлекала к этому процессу старшее поколение).   Передвижения к месту учёбы, работы и возможностей естественно сопровождались разрывом традиционных семейных и родовых связей.   Преобладающими стали т.н. “нуклеарные” семьи (из   одной “ячейки“ или “ядра“ – мать, отец и ребёнок-другой). Родителя строили нечто для страны, а страна принимала детей на воспитание в массовом порядке. Отношение к этой тактике может быть разным, но определенно кризис традиционной семьи во многом был подготовлен таким образом.   Правда, за великими стройками прозревалось какое-то прекрасное будущее, оказавшееся иллюзорным, но всё же…

Что же прекрасное прозревается сегодня в бурной деятельности заместивших великие стройки корпораций? Чем заняты люди в многочисленных офисах, ставших символом новой бизнес-культуры? Динамика роста, эффективное управление, мотивации, инвестиции, перспективные тенденции, миссия компании… Много слов, но цель одна – расширение рынков сбыта. В этих условиях и сотрудники корпораций должны быть нацелены на карьеру, над их мотивацией работают целые штаты психологов. Карьерный рост происходит по правилам (лестнице), принятым в корпорации, безотносительно подлинной ценности дела и ведёт за собой рост заработной платы, в свою очередь дающий более широкие возможности потребления.

 

... на то и напоролись

Сегодня большие города являются   просто “фабриками по производству денег”. Деньги не только для жизнеобеспечения, но и для поддержания имиджа и статуса это – одна из составляющих культа потребления. Культ этот требует определенных жертв – прежде всего ему приносятся свободное время, общение с семьей и близкими, душевный мир и внутренняя жизнь. Бедный клерк, желающий выглядеть не хуже успешного менеджера Кузькина или Джонса, бывает вынужден прибегнуть к жестокому ритуалу культа под названием “кредитование”, порабощающем на долгие года. Прекрасная иллюстрация   проблемы – слова публициста Эллен Гудман: “… одеваться в одежду, купленную на заработанные деньги, ехать в потоке транспорта в машине, деньги за которую вы выплатили ещё не до конца, чтобы добраться до работы, которая нужна вам для того, чтобы быть в состоянии платить за одежду, машину и дом, который вы оставляете пустым   на целый день, чтобы заработать себе право в нем жить”.

Жизнь не по средствам, как отдельно взятого человека, так и целой страны, разрушительно действует и на экономику, в чём убеждается Запад в последние месяцы финансовых волнений.

 

Беглецы налегке

Ряд людей не мотивировался таким простым и, казалось бы, беспроигрышным способом “не хуже Джонса”. Их   поведение журналисты прозвали “down shifting”, от автомобильного “переключение на пониженную передачу” скорости, на которой пассажирам вполне можно полюбоваться из окна пейзажем, а не мельканием и свистом. Это полусленговое   определение означает снижение деловой и социальной активности, работа меньшее время за меньшую плату в обмен на большую свободу в жизни и деятельности. Классический   вариант ДШ предполагает освобождение из офиса и отъезд из города, что необязательно.   Некоторые считают д-шифтинг элитарным движением, которое могут позволить себе только вполне обеспеченные люди. В какой степени это так?

Прежде всего, виды   д-шифтинга разнообразны и многое зависит от того, на что решается человек. При отъезде из города, на год-другой или на ПМЖ, д-шифтер должен вдумчиво решить проблему жилья и дохода. Здесь многое зависит от целей и исходных возможностей. Доход может быть пассивным, наиболее распространенный вариант среди отечественных “последователей”: городское жилье сдается на определенный срок. Многим позволяют уехать накопления, сделанные в период напряженной работы. Активный доход – это работа либо по любой специальности, востребованной на местности, либо т.н. “вахтовый метод” или график сутки-трое, либо удаленная работа (требующая значительных вложений для проведения коммуникаций).

Западные д-шифтеры часто уезжают в экзотические края, в Индию, на Тибет, в Непал за новыми впечатлениями. Там можно расслабленно посмотреть, как живут люди без прессинга цивилизации. Живут в бедности, но и в гармонии с собой и с природой. Светлана, побывавшая в Непальском селе, рассказывает, что там нет никакого мусора. Если встречается обертка от шоколада, это, скорее всего, след туриста. Дело не в бедности, а в ином отношении. Да и штраф односельчане могут прописать за это. Получается, что у этих бедных и малограмотных людей есть, чему поучиться. Но часто д-шифтеры приходят в такой восторг от иной жизни, что проникаются сразу без остатка и начинают какие-то смутные духовные поиски, припадая к местным источникам. Надо сказать, что и наши соотечественники, религиозные представления которых находятся на уровне йоги из глянцевых журналов, примодненного буддизма, теперь частые гости в экзотических странах. Владея иностранными языками, молодые люди могут устроиться здесь на работу. Многие занимаются переводами, кто-то может заработать, встречая группы туристов по предварительной договоренности, кто-то работает инструктором по плаванию и верховой езде, бывает, открывают и своё кафе. Но, как правило, беглецы имеют накопления и пассивный доход. Сдавая даже среднюю квартиру в Москве, вполне можно проживать в теплых краях Индии или   Эквадора.

 

Российский извод  

В России, при наличии пассивного дохода, всё ещё легче. Известно, насколько велика разница цен на жилье и аренду в больших городах и в провинции. Здесь стоит определиться, каков “формат” д-шифтинга – временный или постоянный. При временном на доход от городской квартиры снимается жилье в провинции. По желанию, это может быть дом или квартира, превосходящая городскую по размерам (за счёт разницы цен). При перемене места жительства   – продажа городского жилья и приобретение провинциального, которое может быть даже выигрышным, если нужна площадь и, предположим, манит жизнь в собственном доме.

Есть мнение, что западный д-шифтинг происходит от скуки или, напротив – от стресса, а отечественный часто обусловлен квартирным вопросом. В самом деле, для большой семьи из небольшой городской квартиры это может быть выходом из стесненного положения. Кстати, и Департамент жилищной политики теперь предлагает такой вариант стоящим на очереди москвичам, не только квартиры в Подмосковье, но и дома в соседних областях. При всем неоднозначном отношении к такому варианту “доступного жилья”   кто-то вполне может найти преимущества.

В таком случае становится особенно важно выбрать место жительства, на которое выделяются средства. Когда уезжают городские люди, совсем не привыкшие к земле, им скорее подойдет средней величины старинный город вроде Коломны, Ярославля, Ростова, в крайнем случае, ближайший пригород со школой, инфраструктурой, больницей и прочим.   Возможно, что в этом случае даже желательней просторная квартира. Если же предполагается д-шифтинг, сопряженный с сельским хозяйством, это потребует серьёзных вложений (живность, корма, постройки, транспорт и хотя бы малая сельхозтехника). Немало сил   и средств потребуется от городского человека в этом случае. Нужно также учесть – тем, кто “завязан” с работой, важен удобный транспорт и наличие дорог. Впрочем, это для поездок в город и по местности для семей, которым надо возить детей в школу в ближайший населенный пункт. Теоретически домашнее образование допустимо, но только не каждый родитель справится на должном уровне.

 

Эко-мода или зов сердца? Известные д-шифтеры за работой  

Перефразируя известную пословицу –   кому-то квартира тесна, а кому-то еда невкусна.   Одним из распространенных поводов является то, что в городе сегодня жить просто вредно для здоровья. Экологический аргумент становится всё более популярным. Это понятная реакция на загрязнение окружающей среды, широкое использование химии и синтетических материалов. В этом случае речь идёт не просто о перемене места жительства, но и о возвращении к натуральному хозяйству, включающем в себя топку дровами, воду из колодца, отсутствие электричества, печение хлеба, ткачество, огородничество и скотоводство. Конечно, приятно есть натуральную, своими руками выращенную, еду без красителей и консервантов, имеющую вкус и аромат. Но сельское хозяйство требует определенных навыков, выносливости, вложений.

Сегодня так живёт Герман Стерлигов, самый знаменитый российский ДШ, один из первых российских миллиардеров, бывший владелец биржи, кандидат в президенты, мэры и губернаторы, покровитель патриотических движений и бывший участник списка “Форбс”, некогда обладатель замка во Франции, квартиры в Нью-Йорке, особняка в Москве… Постепенно он сошёл с политического Олимпа, распродав недвижимость за рубежом, и с семьей, в которой пятеро детей, переехал в заброшенную деревню Смоленской области, где отстроил дом,   и начал с помощниками разводить живность. Свой   быт он стилизует под Домострой. Дети знают роскошь, но приучены и к суровому сельскому быту без электричества, с водой из колодца. Однако родители Стерлигова живут в Москве, совсем в других условиях. У детей, конечно, всегда в наличии “запасная площадка”.

На волне успеха из шоу-бизнеса ушёл Роман Суслов, солист группы “Вежливый отказ”. Он не захотел “выступать в прокуренных кабаках”, “толкаться локтями, пробиваясь в эфир”, и “вести жизнь нового русского обывателя” в Москве. Вместе с супругой-искусствоведом Анной он уехал в Тульскую область. Вначале они   увлеклись конезаводом, постепенно обзавелись полноценным фермерским хозяйством. “ Мы продолжаем заниматься творчеством. Только там, где для этого осталось место…” – говорит Роман  

 

Звенящие экопоселенцы  

Правда, следует отметить, что тактика д-шифтинга и т.н. “экопоселения” популярна среди последователей нетрадиционных духовных практик. Поскокльку “в городе плохая энергетика”, ньюэйджеры, язычники, пантеисты уезжают медитировать на лоне природы, имитировать языческое поклонение Мать сырой земле, “звенящим кедрам” и скрипящим соснам. Последователи тоталитарных сект часто оказываются в этой ситуации, поскольку тоталитарному лидеру или гуру потребовалась их городская квартира (так часто поступают виссарионовские жертвы). Обычно такие кадры рекламируют себя, пафосно называясь родом, кругом, общиной и т.д.

 

Польза технологий или чем заняться простому д-шифтеру   

Интернет полезен при любой форме д-шифтинга в любом уголке планеты, правда, не факт, что везде доступен. Думается, что движение распространилось именно благодаря   возможностям Интернета.

В отечественных условиях очень важно обеспечить себе и своей семье хоть небольшую, но уверенную материальную базу. Оптимально сочетать пассивный доход, если он имеется, хозяйство (при желании) и активный вид доходов. В провинции нелегко найти работу, тем более с графиком, который оставит место для домашних дел и семьи. В наилучшем положении находятся те д-шифтеры, которые работают дома и отправляют свои результаты электронной почтой (однако нужно учитывать, что в районном центре, допустим, со связью не проблема, а в отдалённом от всех дорог Гусепролётове спутниковая и мобильная связь может нарушаться). Также удобны профессии и занятия, которые предполагают частичную и   не ежедневную занятость.

Например, системный администратор может приезжать на объект раз в неделю. Переводчик, может отрабатывать несколько мероприятий в месяц (совмещая с   работой на дому). В хорошем положении любой   специалист, которому достаточно присутствовать несколько раз в месяц на рабочем месте. Сменный график работы тоже   кому-то подходит. В селе, к сожалению, постепенно становится не с чем, а точнее – не с кем работать врачам и учителям, школы закрываются, а поликлиники и больницы остаются   в крупных населённых пунктах.

Ситуация в небольших городах с занятостью непростая, но благоприятнее, чем на селе. Александр, художник, продавший квартиру в Москве и переселившийся в Волоколамск (по семейным обстоятельствам), с радостью был приглашён местным театром в оформители. Раньше он рендерил, не отходя от монитора, а теперь ещё и рисует декорации вручную.

 

 Классика в жанре  

Кстати, для людей творческих возможен т.н. временный д-шифтинг, отъезд из города на природу на несколько месяцев, в “творческую командировку”.   Таким образом уезжали работать замечательные   русские писатели и художники, среди которых Константин Паустовский, Михаил Пришвин, подарившие нам лучшие произведения о русской природе, такие как “Мещёрская сторона”, “Кладовая солнца” и другие. Многие рассказы и повести Юрия Коваля (“Листобой”, “Чистый дор”, “ Самая легкая лодка в мире” и другие) также написаны на природе и о ней. У писателя с друзьями был купленный вскладчину дом в окрестностях Ферапонтово. В других поездках по стране писатель останавливался в деревне у местных жителей. Надо отметить, что популярность в 1960-1970-е годы профессий   геологов, археологов и прочих “полевых” и “разведывательных” специальностей несомненно внутренне связана с идеологией д-шифтинга, предпочитающей труд на природе фабричным будням, кабинетному сидению, вообще городской суетности и тесноте.

 

На выбор пара мест  

  …Несколько лет назад Марии из Москвы, купившей с семьей дом в небольшом поселке в 200 км от Москвы, была предложена на выбор пара мест в ближайшем районном центре: в получасе езды от дома – больница (вакансия санитарки), почта (начальник отделения). Известно, что и в школе, где учатся её дети, не хватает учителей… Всё было бы хорошо, но заработная плата раза в 4 ниже средней московской городской.   А вложения даже в минимальное хозяйство должны быть серьёзными. У Павла и Марии это сено, шифер, стройматериалы (учитывая, что Павел делает всё сам), корма… В этой семье пятеро детей и не такое уж маленькое хозяйство, требующее времени, и от работы пришлось отказаться. К тому же Мария много лет работала с текстами, была и редактором и корректором, у неё есть возможность заниматься работой дома.

 

Без друзей меня чуть-чуть  

Ещё один аспект — местное население, с его особенностями и отношением к пришлым людям. От навязчивого любопытства до открытой вражды (у того же Стерлигова соседи подожгли первый отстроенный дом). Поэтому сельский вариант д-шифтинга желательней осуществлять с единомышленниками, близкими людьми (так, кстати, поступил один историк из Москвы, который с коллегами и друзьями уехал работать в школу под Ростовом. Школа за короткое время добилась прекрасных показателей успеваемости, побед на учебных олимпиадах, интересного опыта внеклассной работы).

В любом случае, даже занятые в разных сферах единомышленники поддержат друг друга. Приходится признать, что в основном д-шифтеру в глубинке предстоит полагаться на себя и своих близких, т.к. государственная поддержка в провинции незначительная и в дальнейшем, вероятно, будет ослабевать (история с закрытием сельских школ тому подтверждение).  

 

Быстрое это и быстрое то, и куда пропадает время  

Однако было бы категорически ошибочным утверждать, что весь д-шифтинг – это только манипуляции с квартирами, перемещение за МКАД, неважно – к безмятежной ли жизни на побережье Черногории или   будням села Дмитриевка. Это не так, кроме “ д-шифтинга-места”, существует “д-шифтинг времени”.   Значение его ничуть не меньше. В   западных моделях бизнеса и корпоративных системах скорость работы, мобильность считается одним из главных и нужных качеств и сотрудники обязаны, во чтобы то ни стало, им обладать, пусть даже в ущерб собственным интересам и семейным обстоятельствам. Ежедневный забег, который не должны останавливать никакие причины. Забег к вожделенному увеличению прибыли. Между тем, “ скорость превышена целым обществом” – отмечает экономист Донелла Медоуз. И это влечёт за собой непредсказуемые последствия. Ведь люди выбиваются из сил “ просто для того, чтобы производить и потреблять больше… У нас есть компьютеры, факсы, сотовые телефоны, электронная почта, автомобили, автострады, реактивные самолёты, микроволновые печи, еда быстрого приготовления…цифровые видеокамеры, замороженные вафли, быстрое это и быстрое то. Но у нас меньше свободного времени, чем было 30 лет назад” – пишет группа американских публицистов Джон де Грааф   Дэвид Ванн, Томас Нейлор.

Если к требованиям жёсткого рабочего графика корпорации добавить ежедневные проблемы на дорогах, автомобильные пробки, переполненный транспорт, ситуация получается совсем удручающая. Недавно появилась поговорка, что за время, которое тратишь на дорогу до работы в Москве, где-нибудь в Ельце успеваешь придти   на место, поработать и уйти домой. Это конечно, шутка, но   с долей правды.

Ежедневно работающий на износ человек обеспечивает семью материально, но лишён возможности уделять ей достаточно внимания и ежедневного общения. Это может привести   к некоторому отчуждению и проблемам в семье, особенно между родителями и детьми. Или человек зарабатывает на жизнь, времени на которую практически не остается.  

А психологи корпораций пытаются сблизить сотрудников, искусственно имитировать едва ли не родственную атмосферу. Но отпускать домой сотрудников никто не спешит. Побыть с семьей, пообщаться с близкими, заняться домом или любимым делом – это стало роскошью. Либо напротив, свидетельством того, что человек асоциален, неэффективен, не разделяет экономических ценностей общества, что сегодня воспринимается клеймом   маргинала.

 

Опыт истории  

История с дефицитом времени, в общем- то, не нова. Во многом, сегодняшняя бизнес-активность напоминает индустриальную гонку былых времен. Но опыт борьбы за свободное время (в некоторых случаях – содействие работодателя) существует достаточно давно. В   некоторых местах Англии в XIX веке рабочие некоторых фабрик трудились на сдельной основе. Трудились столько, сколько необходимо было, чтобы себя содержать. Если работодатель и повышал зарплату, надеясь тем самым побудить их работать больше, но быстро обнаруживал, что это вело к обратному результату”. “Возможность больше зарабатывать была менее привлекательна для фабричных рабочих, чем возможность меньше зарабатывать”, – отмечал ещё Макс Вебер. А в период Великой депрессии в США зерновой магнат Келлог решился ввести   для своих рабочих тридцатичасовую рабочую неделю. При этом производительность быстро росла, и заработки тоже. Рабочие были удовлетворены уровнем оплаты и имели   возможность заниматься домом, садом, – пишет Б. Ханникат в книге “Шестичасовой рабочий день Келлога”. Супруги Бленчард, работники завода в этой книге вспоминали, что они были небогаты, но их жизнь, изобилующая свободным временем, была счастливее, чем жизнь тех молодых семей, которые сегодня имеют настолько больше вещей, но которым всегда не хватает времени”.

Наиболее удобным и гуманным способом организована трудовая жизнь в некоторых европейских странах – определенное количество рабочих часов составляет общий стаж оплачиваемой работы,   представляющей сумму отработанных в разное время часов.

 

Страх выглядеть неудачником  

Удаленная работа, сокращение рабочего дня, сменная работа – это не просто прихоть. Это обстоятельства, существенно облегчающие жизнь семьи, особенно той, которая воспитывает детей. Но этот способ работы, признаться, редко практикуется большинством   работодателей, да, по правде говоря, пугает и многих сотрудников. Люди, особенно привыкшие к   определенному уровню потребления, боятся уменьшения доходов и возможностей. Бывают ситуации, когда необходимость высокого заработка   связана с жилищным вопросом, арендой или выплатами. Здесь не до излишеств, хотя и возможность выбора всегда остается… “Возможно, скорее страх, чем жадность в первую очередь способствует росту наших запросов. Страх выглядеть неудачником в глазах других”. Часто д-шифтеров отождествляют с неудачниками, которые просто не выдержали конкурентной борьбы и решили бежать с поля боя, выдумав романтическое оправдание. Это может быть так, если человек продолжает грезить об оставленной жизни и упущенных возможностях, жадно ловить вести мира. Но если человек нашёл более ценное для себя и своей семьи и принимает жизнь такой, как она есть в его глазах, а не в общественном мнении – это приобретение, стоящее многого.  

 

Отказаться от излишеств  

На Западе, столкнувшемся намного раньше с этими проблемами, растёт число сторонников иного, непотребительского образа жизни, возникло движение   “Добровольной умеренности”. Это значит не полный отказ от приобретения вещей, но вдумчивое отношение к своим желаниям и потребностям. “Люди учатся удовлетворять свои настоящие потребности вместо того, чтобы удовлетворять ложные, навязанные рекламодателями”, – пишет Сесиль Эндрюс в своей работе “ В кругу простоты”.

Дело доходит до того, что люди учатся анализировать маркетинговые приемы, чтобы понять, какими чувствами манипулирует реклама и как игнорировать её призывы. Допустим, новая модель чего бы то ни было, от утюга до автомобиля, рекламируется “ещё больше”, “ещё быстрее-выше-сильнее”, или наоборот – “меньше, тоньше, с цветомузыкой и летает”. Предлагается подумать, насколько эти новые функции необходимы предмету и можно ли без них обойтись, что они изменят в его жизни, действительно ли что-то радикально не устраивает в предыдущей модели. Таким образом можно избежать лишних “импульсных” покупок, ненужных трат, а в широком смысле сохранить крохотный кусочек земного ресурса от истощения и другой – от загрязнения отходами производства… Надо сказать, что число сторонников   растёт, проводятся регулярные занятия, встречи, издаются журналы, работают сайты, посвященные этому новому движению сопротивления.

Вот это, наверное, составляет самую суть д-шифтинга.

Это движение каждый совершает по своему – кто-то уезжает за 101 км и сажает картошку, пасёт овец, кто-то отказывается от дресс-кода компании, кто-то остается дома с детьми вместо того, чтобы посвящать себя офисной жизни. Кто-то в глуши учится натуральному хозяйству, ожидая в ближайшее время мирового ресурсного кризиса. А можно просто стараться “не умножать сущностей без необходимости”, контролировать свои покупки,   независимо от ухищрений маркетологов. Д-шифтинг не предполагает полного отказа от взаимодействий с реальностью, маргинализацию и   нищету, хотя общество, ориентированное на эффективность и внешний успех, всегда это подозревает. В нем не принято мыслить в категориях иных, чем экономическая прибыль и имидж, через который она выражается. Д-шифтинг это мягкое движение сопротивления и даже своего рода аскетическая практика наших дней. “Это перемены, которые не имеют отношения к потерям и лишениям, а наоборот, способствуют обогащению нашей жизни и уменьшению сумм на счетах, стрессов и мусора”, – считают сторонники добровольной умеренности.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: