Дело историков

|

«Нешуточная дискуссия, разразившаяся в последнее время вокруг учебного пособия по новейшей истории России под авторством профессоров исторического факультета МГУ Александра Вдовина и Александра Барсенкова, – событие, несомненно, «знаковое»…»

Наверное, именно так стоило бы начать статью, посвященную самому скандальному событию в отечественном высшем образовании начала нового учебного года. Дальше же следовало бы изложить ситуацию и либо занять одну из сторон, либо с легкой журналистской надменностью пожонглировать диалектическими «с одной стороны» – «с другой стороны». Мне бы не хотелось делать ни того, ни другого. Хотя бы потому, что в первую очередь в ситуации, когда всем уже очевидно, что профессора Вдовин и Барсенков, что называется, «сдали свои позиции без боя», мне, в первую очередь, видится глубокая человеческая трагедия.

Буквально вчера один из участников закрытой Интернет-дискуссии по результатам обсуждения учебного пособия «История России. 1917-2009» на Комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести точно подметил, что авторы пособия, уже немолодые профессора, по очевидным причинам не были закалены в «блогерских битвах», а потому не смогли достойно ответить на обвинения в свой адрес.

Действительно, будучи знакомыми лишь с жанром академической дискуссии, профессора Московского университета оказались неготовыми к массивному потоку грязи, состоящей изо лжи откровенной, полулжи и полуправды, а потому та травля, которая была направлена в их адрес за последние недели, просто-напросто их сломала. Именно этим я могу объяснить тот факт, что сегодня авторы учебного пособия, по сути, начали оправдываться, уговаривая своих «оппонентов» «не доводить дело до суда».

Мне бы сейчас не хотелось оценивать содержание и качество «Истории России. 1917-2009», пусть это сделают подлинные профессионалы. Трусливо оговорюсь, что, и по моему убогому разумению, здесь далеко не все гладко. Но возникает вопрос ряд отнюдь не праздных вопросов, на которые хотелось бы услышать вразумительные ответы:

  • Почему травля началась именно сегодня? Ведь это уже третье издание учебного пособия, и в предыдущих двух значительная часть «сомнительных фрагментов» уже содержится!
  • Почему никто не предъявил претензий к УМО по классическому университетскому образованию, рекомендовавшему ныне публично осужденную книгу «в качестве учебного пособия для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности 020700 История»? Преодолев трусливость, с опаской, озираясь, отмечу, что десять лет тому назад, в бытность студентом, обучавшимся именно по этой специальности, я был бы рад несказанно появлению учебного пособия такого уровня (наряду с использовавшимся в то время замечательным учебником профессоров Киселева и Щагина оно было бы серьезным подспорьем в учебе).
  • Почему никто не задал вопросы рецензировавшей учебное пособие кафедре новейшей отечественной истории исторического факультета МПГУ (заведующий – только что упомянутый профессор Эрнст Щагин)? Второму рецензенту – недавно почившему в Бозе светилу русской исторической науки (говорю это без преувеличений, уверен, что многие историки и не только поддержат меня в столь высокой оценке) профессору Анатолию Уткину – вопросов, увы, уже не задашь.

И здесь у меня заранее возникает вполне определенный ответ: а ведь проблема-то не в самом учебном пособии! Проблема в том, что его авторы представляют классическую университетскую корпорацию, а потому лично для меня совершенно очевидно, что борьба ведется не с профессорами Вдовиным и Барсенковым, а непосредственно с МГУ имени М.В. Ломоносова, а, точнее, тем независимым курсом в гуманитарных (и не только) науках, который он представляет и чьим авангардом является.

И хотя декан исторического факультета Московского университета профессор Карпов уже распространил письменное заверение в том, что книга изъята, а он сам придерживается той же точки зрения, что и организаторы слушаний ОП РФ, это уже ничего не изменит. Сегодня в исторических фальсификация и ксенофобии обвиняются авторы «Истории России», завтра возникнет подобная коллизия на юридическом факультете, послезавтра – на экономическом, а еще спустя короткое время и каких-нибудь профессоров «мехмата» обвинят в противодействии «прогрессивной науке». И наверняка найдутся «товарищи» с родных и, особенно, других факультетов, которые в знак солидарности с «прогрессивной общественностью» будут клеймить и осуждать коллег-ксенофобов.

Так что, сегодня – МГУ, завтра, к примеру, ЮФУ, а послезавтра и другие провинциальные классические университеты. К чему приведет эта борьба, если мы продолжим оправдываться, считая, что «пришли не за нами», лично для меня очевидно. Пройдет не так много лет, и высшее образование станет уделом предельно закрытой элитарной касты, эффективность же этого образования будет определяться исключительно экономической целесообразностью и согласованностью российских учебных программ с их «блистательными» западными аналогами.

Избежать же последнего, сохранив лучшие традиции отечественного высшего образования, можно только в том случае, если университеты сохранят подлинную автономию, в том числе и от т.н. «прогрессивного гражданского общества». И именно об этом совершенно справедливо сказал член Общественной палаты известный журналист Максим Шевченко, который категорически отмел идею об общественном контроле над содержанием вузовских спецкурсов:

«Университеты исторически свободны для дискуссий любого содержания и не должны ни перед кем о них отчитываться!»

Добавить нечего.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
МГУ вошел в ТОП-15 мировых вузов по успешности выпускников

Также в рейтинг по трудоустройству выпускников попали СПбГУ, НИУ ВШЭ, МИФИ и МГТУ имени Баумана

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!