День, когда Оля уехала домой

|

Источник: журнал “Родные люди”

В нашей семье до недавнего времени было трое детей — Адиль, Сева и Даша, все они усыновленные. Но мы всегда хотели ещё детей, и вот в начале лета у нас появились Алиса и Ярослав, а в конце июня мы отправились в Астраханскую область за ещё одной нашей доченькой — восьмилетней Олей. Поехали почти в полном составе — только Адиля отправили в гости к друзьям в загородный дом вместе с собакой.

Я расскажу вам о нашем 2 июля 2013 года — тот день, когда для Олюшки закончилась казённая жизнь и началась жизнь с мамой, папой, братьями и сёстрами.

В Астрахани мы остановились в гостях у Ани, дефектолога, которая занималась с Олей и много нам про нее рассказывала еще до нашего приезда. Проснувшись и умывшись, я выхожу в сад. На веранде встречаю Алису, которая уже тискает котенка. Она у нас вообще обожает всякую живность, на любое хвостатое создание кидается с криком «Ты мой слааааадкий!», и некоторым животным это даже нравится.
omd02.jpg

А в беседке, увитой виноградом, где я так люблю пить кофе и сидеть в кресле с вязанием, меня встречает Крошка Ру:
omd03.jpg

Сева тоже уже проснулся. Севастьян — самый солнечный из наших детей (в нашей семье он появился первым — когда и семьи-то, в общем-то еще не было, с мужем мы познакомились позже), у него практически всегда хорошее настроение и улыбка на лице (ну, кроме тех моментов, когда он шкодит).
omd04.jpg

Пока я брожу по саду, муж уже проснулся и приготовил кофе. Отправляюсь пить его в любимую беседку. Сегодня мой кофе — с видом на реку Царев. Как же это здорово — свой дом, да еще на берегу реки!
omd07.jpg

Ко мне на веранду приходит наша главная соня Даша по прозвищу Тушканчик — она сама себя так назвала и любит, когда мы ее так называем.
omd08.jpg

Дети отправляются завтракать.
omd09.jpg

Поскольку у всех наших новоприбывших детишек есть некоторые проблемы со здоровьем, то после завтрака (и ужина) в обязательной программе — приём лекарств. Это Ярик:
omd11.jpg

9 часов утра. Нам с Олегом пора бежать по делам, Аня сегодня работает после обеда, и мы попросили ее побыть с детьми пару часов — в остальные дни мы ее этим не напрягали, а мотались по Астрахани и окрестностям всей большой компанией. Но сегодня нам надо успеть очень много и делать все быстро.
Поэтому дети садятся читать (в каникулы у нас ежедневно 2 часа обязательного чтения):
omd12.jpg

А мы садимся в нашу большую семейную машину, которая больше похожа на автобус или корабль и уезжаем.

Едем по улице Боевой. Это пробка по-астрахански: небольшое скопление машин около светофора:

Сначала нам сюда:

В Министерстве располагается региональный банк данных о детях-сиротах, мы уже были здесь, когда брали направление на знакомство с Олей. Нам надо отдать обратно направление с пометкой «согласны взять в семью именно этого ребенка», а заодно обсудить несколько рабочих моментов. Помимо детей, о которых я писала выше, у нас есть еще один «ребеночек» — вот уже четвертый год мы выпускаем благотворительный журнал «Родные люди» для приёмных родителей и тех, кто только собирается ими стать. Несмотря на то, что делаем мы его совершенно бесплатно и, конечно, не располагаем никакими рекламными бюджетами (первые два года и печатали на свои деньги), наш журнал много где знают и любят, в том числе в Астрахани. В этот наш приезд мы договорились о том, что в одном из следующих номеров на наших страницах появятся фотографии детишек из Астраханской области, которым нужны родители.

После Министерства отправляемся купить что-то из одежды для нашей новой дочки. Мы не стали ничего покупать в Москве, чтобы не ошибиться с размером, да и не знали, дадут ли с Олей какое-нибудь «приданое» (в разных учреждениях — по-разному, в московских детдомах нам с нашими детьми отдавали, например, целый гардероб — на два сезона).

В магазине слегка подурачились. Любовь моего мужа Олега к розовому цвету — это один из наших вечных поводов для шуток:

Ну и заодно забежали за всякой мелочью в супермаркет — йогурты в дорогу, мыльные пузыри, мороженое — все в пяти экземплярах. И пельмени на обед — сегодня нам готовить особо некогда.

Приезжаем домой около 12 дня. Нас встречает пес Бублик…

…и Ярик, который поймал очередную букашку. Как и Алиса, он страстный поклонник всякой живности, но, в отличие от сестры, предпочитает мир насекомых. Даже домашнее прозвище Ярика — Кузнечик, оно ему очень нравится.

Разгрузили покупки, дети стрескали по мороженому. Потом по тарелке пельменей:

Я тем временем сделала пару телефонных звонков, выяснила, что все документы готовы и можем наконец ехать за Олей. В час дня мы загружаем детей на борт нашего «корабля»:

Наш путь лежит в опеку города Нариманов. Именно к Наримановскому району принадлежит Разночиновский детский дом-интернат для умственно-отсталых детей, где последние 4 года провела наша Оля.

Едем через центр Астрахани. Мы, к сожалению, за эти дни так и не успели побывать нигде, кроме Аниного дома, ближайшего к нему пляжа и всяких учреждений. Поэтому Кремль наблюдали из окошка, зато много раз:

Выезжаем за город. В целом придорожные пейзажи весьма скучны. Одна из немногих «достопримечательностей» по дороге на Нариманов — полуразрушенный огромный завод:

В 14.15 въезжаем в Нариманов:

Нам сюда, здесь расположен отдел опеки и попечительства:

Через некоторое время мы выходим оттуда вот с такой бумажкой. На основании ее нам отдадут Олю в детдоме:

Останавливаемся купить арбузов. Они, конечно, не так хороши, как в конце лета, но устоять невозможно:

Вообще-то от Нариманова до Разночиновки можно добраться за полчаса. На пароме. Но паром сейчас не ходит. Поэтому сначала едем обратно в Астрахань (40 с лишним км):

А уже оттуда на Разночиновку. До вот этого поворота примерно 30 км:

После поворота нас то и дело сопровождают всякие домашние животные. Дети в восторге.

А вот мы не в восторге от дорожного покрытия. Когда нам Аня объясняла дорогу, в ее рассказе была фраза «дорога там такая плохая, что в какой-то момент вам покажется, что вы заехали не туда — но это значит, что вы на правильном пути».

Разночиновка выглядит весьма безрадостно:

Мы проезжаем ее всю — детдом расположен на окраине села.

Выгружаемся.

Пока я доставала фотоаппарат, Алиска уже убежала, но была поймана папой.

Дети отправляются гулять на детдомовскую площадку с качелями, а мы отправляемся заканчивать оформление документов. Мне отдают все Олино «досье» — свидетельство о рождении, медполис, пенсионное удостоверение и еще много-много всего. А вот на этой бумажке внизу я пишу «Ребенок принят в удовлетворительном состоянии, претензий не имею». Честно говоря, от таких формулировок в адрес живого ребенка не по себе.

Наконец приводят Олю. По словам воспитателей, она все утро нас ждала и даже плакала, что нас долго нет. В руках у Оли медведь. Я его связала сама и подарила ей в нашу первую встречу.

Последняя фотография в детдоме:

Ровно в 17.00 загружаем на борт нового пассажира и отправляемся домой. Оля не умеет читать и писать — в Разночиновке до недавнего времени детей вообще ничему не учили и никак с ними не занимались. Только с появлением нового директора эта ситуация стала меняться. Но несмотря на это, Оля очень тянется к книжкам и блокнотикам — как села в машину, так сразу потребовала блокнотик, который увидела у Даши в руках. И давай в нем «писать»:

Прощай, Разночиновка:

Но Разночиновка нас решила просто так не отпускать:

Дети отправляются гулять и ловить жучков и ящериц:

«Государственный» ребенок — сандалики на два размера меньше, на носочках штамп и инвентарный номер… От таких вот деталей лично у меня сердце сжимается больше, чем от цифр о количестве сирот, которые есть в статистике.

Папа ставит запаску, в какой-то момент, утомившись бегать по жаре, к нему подтягивается Даша:

Ярик ловит козявок, и на этот раз поймал особо крупный экземпляр:

А Оля исследует папин ящик с инструментами. Достает их по очереди, пытается поковырять ими землю и говорит: «Я делаю ремонт!»

Ничего себе прокол. Ремонту не подлежит. До города доедем на запаске, но в Москву так ехать нельзя:

Через 40 минут наконец выдвигаемся дальше, и меньше чем через час мы уже у Ани.
Мне показалось, что Аня весь вечер до нашего отъезда еле сдерживала слезы — все не могла поверить, что ее любимица наконец-то нашла родителей.

Пока папа ездил решать проблемы с колесом, мы не занимались ничем особенным. Оля исследовала новое для нее пространство. Вид у нее слегка обалдевший :) Даже арбуз, съеденный дома, видимо, на вкус какой-то другой:

А еще Олю знакомили с собаками — Бубликом и Ёжиком. И учили их не бояться:

Потом Даша и Алиса вызвались приготовить ужин:

Около 9 вечера вернулся наш папа, и началась настоящая чехарда — за детьми было следить особо некогда, потому что мы носились по дому и собирали вещи в дорогу. Многодетность дает очень полезные навыки: вот в этот не самый большой чемодан (не смотрите, что там все свалено в кучу) при правильной укладке вещей мы можем уместить весь наш отпускной гардероб, кроме обуви.

Между делом успеваем поужинать. Олю никогда не учили есть ложкой и вилкой, поэтому ее кормит папа:

В процессе укладки вещей вспоминаем, что днем купили для Оли сандалики. Решаем их примерить. Ну, почти попали. Впритык, но немного она их поносит.

Видимо, Оле процесс примерки обуви понравился, и она достала откуда-то Анины босоножки и тоже начала их примерять, и Алиска к ней присоединилась:

В детских домах детей никто не обнимает. Поэтому они потом долго-долго это наверстывают в семье. То, что Оля уже висит на мне и на папе — это хороший знак. От нее пока пахнет не ребенком, а казенным учреждением… Тельце пока очень напряжено. Но все это пройдет, конечно.

Ближе к полуночи мы загружаемся в машину:

И ровно в полночь покидаем Астрахань. Нас ждет почти 1400 километров пути, а Олю — новая жизнь, полная звуков, запахов, вещей и слов, которых она могла никогда не узнать.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
“Меня взяли в семью, где никто не был похож на меня”

Через что приходится пройти в поисках биологических родных

Я была уверена, что справлюсь с материнством «на ура»

Через год наше появление с детьми в компании все так же вызывает вопросы

Джамиля Алиева: Каждый день нужно делать что-то для мира

Даже если люди считают, что ребенку другой нации помогать не надо

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: