Депутат в защиту храма на Торфянке: Церковь в этом конфликте ни во что не ставили

|
Почему именно «храм на Торфянке» стал камнем преткновения и почему за верующих надо заступаться?

В Лосиноостровском районе Москвы уже почти год идет конфликт между противниками и защитниками строительства храма.

Глава Русской Церкви обратился к партиям КПРФ и «Яблоко», участвовавшим в споре, с просьбой «не зарабатывать очки» на этой теме и не противодействовать возведению новых храмовых комплексов.

Член фракции КПРФ в Госдуме Владимир Родин в ответ заявил, что мэрия Москвы не ведет общения с жителями города, а программа строительства 200 храмов в столице не была согласована с людьми. Он подчеркнул, что коммунисты не являются противоборствующей Церкви стороной, но настаивают на широком обсуждении этой программы, при этом добавил, что против строительства храмов как такового не выступает ни один человек.

Депутат Бабушкинского муниципального собрания Марина Львовна Овчинникова оказалась в центре событий. О ней писали как об одном из главных борцов со строительством, позже появилась информация о том, что Марина Овчинникова защищает тех, кто строит храм. О своей версии того, почему именно «храм на Торфянке» стал камнем преткновения, почему за верующих надо заступаться и как получилось, что в районе ранее не было ни одного храма или часовни, депутат рассказала «Правмиру».

«За» или «против» храма на Торфянке?

– Марина Львовна, вы выступали против строительства храма на Торфянке, но в дальнейшем заняли позицию защитников строительства. Что привело к таким кардинальным переменам?

Овчинникова Марина Львовна

Овчинникова Марина Львовна

– Я никогда не выступала «за» или «против» храма. Я всегда выступаю за справедливость и к каждому вопросу подхожу только с точки зрения юридической значимости конкретного случая.

В ситуации с храмом на Торфянке я стала разбираться по поручению депутата ГД Александра Потапова. И хотя существует федеральный закон, который запрещает вмешательство в конфликты, где имеется вступившее в законную силу решение суда, и в случае со строительством этого храма такое решение было, но о нем я узнала только через несколько месяцев.

В историю со строительством храма по адресу Осташковский проезд, 4 меня «втянули». Я не могу подобрать другого слова, потому что со мной поступили низко и грязно. Я была введена в заблуждение инициативной группой противников строительства, которые скрыли от меня самое главное обстоятельство: по данному объекту уже было вынесено решение суда, когда они обратились ко мне. Это решение было расписано на пяти листах, где был проверен каждый шаг по выделению данного участка, по строительству храма-часовни. Изначально я этого не знала, а узнав, стала искать документы.

(Прим. ред., – На основании Постановления Правительства Москвы № 280-ПП от 30 апреля 2013 года о строительстве православного храма по адресу Москва, Осташковский проезд, владение 4 был выдан ордер на начало строительных работ ОАТИ города Москвы  № 15020143 (от 10 июня 2015 г.) Законность принятого решения подтверждена решением Бабушкинского районного суда города Москвы от 01 июня 2015 года по делу № 2-1359/13). 

Обнаружив документы, я в первую очередь предупредила депутата Потапова Александра Владимировича, который попросил меня разобраться в деле, о том, что он нарушает федеральный закон, и что категорически нельзя вмешиваться в ситуацию, по которой уже вынесено решение суда. С этого момента я стала получать угрозы, что меня исключат из партии, активисты протеста стали меня откровенно провоцировать, предлагая мне денежные средства.

Обращаясь ко мне, эти активисты, выступавшие против строительства храма, знали мои организационные и юридические возможности, но всё же пытались действовать угрозами. Угроз я не боюсь, потому что сила – в правде, чего эти люди не понимают и не желают понимать. Это – моя позиция сегодня.

– На чем базируется позиция правоты сторонников строительства храма на Торфянке с юридической точки зрения?

– Есть участок под строительство храма, который находится в собственности Патриархии, есть люди, которые собрали деньги на строительство. Есть решение суда, и тут я выступаю на стороне закона.

Истцом по делу о строительстве был некий гражданин Лебедев. Ответчиком по иску была префектура Северо-Восточного округа. Вопрос касался строительства данного храма, законности выделения данного участка. Почему никто из участников процесса не привлек Патриархию как заинтересованное лицо?

– Вы считаете, что храм должен быть построен?

Я на стороне закона и считаю, что должно быть исполнено решение суда.

Фото: varlamov.ru

Фото: varlamov.ru

– Чтобы избежать конфликта, Церковь была готова отказаться от строительства храма на Осташковском шоссе. Могло ли это помочь мирному разрешению ситуации?

– Во-первых, такого вопроса не должно было и возникнуть, если бы всё было по совести и чести. Ну а когда нечистоплотные люди довели ситуацию до конфликта, то можно было созвать согласительную комиссию, найти какой-то компромисс, если бы не одно очень важное обстоятельство: Церковь просто игнорировали и затоптали, Церковь ни во что не ставили и вообще о ней никто и не вспоминал. Узнав, что есть решение суда, я сказала противникам строительства, что они могут подать жалобу, чтобы отменить это решение, если они с ним не согласны, иначе – где оправдание их протестным действиям? Они этого не стали делать.

У этих людей был срок до января 2016 года, но никто не пошел в суд обжаловать решение, чтобы решать эту проблему в правовом поле. Противники строительства заняли позицию искусственного раздувания конфликта. Почему восемь месяцев стоял палаточный лагерь? Почему этот лагерь охраняла полиция? У меня слишком много вопросов к противникам строительства. За несанкционированные пикеты могут арестовать одного человека, а тут – целый палаточный лагерь, который стоял месяцами.

– Как противники строительства отнеслись к тому, что вы отказались их поддержать?

– Из партии меня исключили под формальным предлогом: за то, что я не уплатила взносы. В дальнейшем против меня были использованы клеветнические сведения. Меня до последнего шантажировали и угрожали исключением из партии люди, которые идут против политики руководства партии. Меня исключили из партии за неуплату взносов, но предварительно у меня брали заявление, освобождая меня от этих взносов.

– Каким вы видите развитие конфликта? Каким может быть завершение истории со строительством на Торфянке?

– Ситуация гораздо глубже локального конфликта. Ещё недавно Лосиноостровский район был в числе немногих районов Москвы, в котором не было ни единого храма, даже часовни. Зато в районе совершенно официально существуют организации, которые я бы квалифицировала как «секты». Возможно, нужны специалисты, которые дадут оценку этой ситуации. Мне она видится конфликтом интересов.

Когда я слышу от противников строительства храма о неприязни к «православным гражданам», мне не кажется это нормальным, независимо от моей веры. Например, я слышу фразы «крест спилить», «крест сжечь», разве это нормально?

Православные – спокойные люди, они верили в какую-то законность, справедливость, в правоту. Я читала обращение Святейшего Патриарха к депутатам, какие правильные слова сказал этот мудрый человек! Я чувствую, что должна, как депутат, защитить права верующих, возможно, многие просто не могут постоять за себя, потому что иногда даже не понимают, что происходит.

 

В свое время я уже пострадала от незаконного оговора, пострадала за ложный донос. Именно об этом идет речь, когда говорят о моей «судимости». Сегодня это юридически установлено, спустя пятнадцать лет я добилась экспертизы и доказала, что не подписывала тех документов, которые стали причиной судебного разбирательства. Свою судимость я юридически погасила в суде.

Я доказала свою невиновность, но у меня ушло на это пятнадцать лет жизни, мне сломали жизнь. Поэтому сегодня я не могу видеть несправедливость, мне сделали прививку от нее.

Возможно, иногда я позволяла себе резкие высказывания, но с людьми, которые идут против правды, иногда нельзя говорить на другом языке.

История с храмом на Торфянке еще не окончена. Я верю, что восторжествует справедливость.

Напомним, что в Лосиноостровском районе Москвы возник конфликт вокруг строительства храма. На окраине парка (вблизи пруда, среди местных именуемого «Торфянкой») в конце июня 2015 года появились два маленьких палаточных лагеря. С одной стороны – сторонники и защитники строящегося храма во имя святителя Макария Московского. С другой – активисты, выступающие против строительства. Противники храма заблокировали доступ строительной технике. Поскольку начались столкновения и нависла угроза штурма, защитники церкви вынуждены были спешно обнести объект забором (в виде сетки).

Защитники парка заявляли, что их лишили полноценных публичных слушаний и собираются незаконно отнять у них часть парковой зоны. Защитники храма говорили, что строительство абсолютно законно, есть все необходимые документы, а территорию предоставила префектура. 24 июня Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил с обращением в связи с противостоянием вокруг строительства храма.

В конце июля Бабушкинский суд Москвы прекратил производство по иску противников строительства церкви в парке, так как заявители отказались от иска, в котором оспаривали итоги общественных слушаний. А представители РПЦ заявили, что Московская епархия готова рассмотреть возможность строительства храма в другом подобающем месте.

Бабушкинский районный суд Москвы 31 июля 2015 года удовлетворил ходатайство истцов о прекращении дела по иску об отмене результатов публичных слушаний от 16.01.2012 года по рассмотрению проекта планировки участка под строительство Патриаршего Подворья – храма Казанской иконы Божией Матери в Лосиноостровском районе столицы.

«Правмир» следил за ситуацией, разворачивающейся вокруг строительства храма, и присутствовал на публичных слушаниях по поводу строительства. Подробнее – в нашем материале.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
В отношении противников храма на Торфянке возбуждено уголовное дело

Производство открыто по статьям «Оскорбление чувств верующих» и «Разжигание ненависти и вражды»

В Церкви призвали проверить факт нападения на священника в Москве

Ранее в Интернете опубликован видеоролик, на котором группа людей заблокировала машину священника и препятствовала ее проезду