Как не пропустить душевную травму у ребенка

«Психологическая мозаика» – новая рубрика семейного психолога Екатерины Бурмистровой. Это короткий и понятный рассказ о разных аспектах детского воспитания с точки зрения возрастной психологии. Ваш ребенок впервые увидел агрессивного водителя маршрутки, подвыпившего папу или мама чего-то испугалась и сильно кричит? Как «взять в рамку» подобные ситуации и попробовать нивелировать детскую травму – об этом Екатерина Бурмистрова.
Екатерина Бурмистрова

Екатерина Бурмистрова

Взять «в рамку»

Иногда ребенок становится невольным свидетелем досадного события, когда происходит что-то, совершенно не совпадающее с педагогическими намерениями родителей. События могут быть разного рода. Например, происшествие во внешнем мире, на улице, когда ребенок увидел агрессивного водителя маршрутки, который скандалит с пассажиром. Или что-то произошло в семье, допустим, кто-то из взрослых эмоционально сорвался, выплеснул гнев на другого.

Что с этим делать? У меня есть термин «взять в рамку», то есть в нейтральное время придумать этому неприятному и потенциально травмирующему событию простое объяснение на уровне понимания ребенка. В нейтральное время – это когда эмоции улягутся, когда пройдет взвинченное состояние, когда возможно подобрать убедительные слова.

Если случилось эмоционально окрашенное, неожиданное, неприятное событие, нужно, чтобы от главного доверенного взрослого ребенок получил спокойное внятное объяснение, что произошло, почему произошло, что взрослые имели в виду.

Объяснение может быть примерно таким: все друг друга любят, но не удалось сдержать раздражение; водитель маршрутки не плохой человек, но он очень устал, рассердился, возможно, у него неприятности дома. Задача разговора – чтобы для ребенка всё осталось на своих местах, чтобы мир не рухнул: да, такое бывает, но оно проходит; просто люди не справляются с какими-то своими слабостями, проблемами и поэтому ведут себя таким неприятным образом и сами от этого страдают.

Не табуировать тему

Иногда взрослые не находят в себе сил поговорить об этом, считая, что повторное описание этого события может сильнее травмировать ребенка, или думают, что ему и так уже всё понятно. Ничего подобного! Довольно долго, лет до восьми-девяти, ребенок в таких случаях обычно не распознает событие правильно.

Он его считывает примерно так: водитель плохой, злой; бабушка не любит маму; родители друг друга не любят; папа злой, – упрощенно, отрицательно описывая ситуацию, не понимая эмоциональный подтекст. Ребенок испуган, он строит версии, которые часто хуже, чем реальность.

Наши тщательно подобранные объяснения всё возвращают на место и размыкают круг ложного понимания, к тому же убирают дистанцию, которая возникла в результате этих событий. Ребенок получает посыл, что про такие вещи можно разговаривать, и это не табуированная тема.

Еще важный момент: такой спокойный «проговор» означает, что событие завершилось, оно не длится бесконечно, что всё уже в абсолютно другом состоянии.

Находить мягкие объяснения

Приведу несколько примеров.

На детской площадке один мальчик бьет лопатой другого, мама обиженного ребенка теряет над собой контроль, набрасывается на чужого ребенка, не сдерживается: «Ты плохой мальчик, куда смотрят твои родители?» Ваш ребенок может быть не участником, а зрителем, но он видит взрослого, который кричит на ребенка и произносит грубые слова, которые не употребляют в его семье. Что делать?

В первую очередь нужно говорить о внутренних мотивах поступка: тетя очень расстроилась и сильно испугалась за своего ребенка. Если вас эта ситуация не затронула, если вы спокойны, если вы были «в партере», спектакль не был интерактивным, то можно сказать это сразу. А если вы сами в ходе этого инцидента потеряли эмоциональное равновесие и не можете подобрать внятные слова, нужно переждать.

Очень важно находить мягкие, не обвиняющие объяснения: «Эта тетя не разозлилась, она испугалась», – по сути это так. Мы здесь не врем и не приукрашиваем, просто мы подбираем другие слова, включаем человеколюбие и понимание природы противоречивых, сложных, неоднозначных человеческих эмоций. Не надо думать, что ребенок не понимает, примерно лет с четырех он в состоянии понимать достаточно глубоко.

Учить ребенка видеть сложные эмоции

Другое дело, когда вы сами накричали на своего ребенка, неожиданно резко и зло сорвались, хотя вы считаете, что кричать в любой ситуации неправильно. Когда эмоции улягутся, вполне возможно вернуться к этому инциденту и «взять в рамку»: «Я так на тебя раскричалась, потому что у меня была сложная неделя, а сегодня пятница и силы совсем закончились».

Или: «Помнишь, у меня глаза были красные, помнишь, я держалась за висок? У меня очень болела голова». Можно прибавить извинения: «Прости, я не хотела, я буду стараться так не кричать».

Только в ходе взятия «в рамку» не нужно давать невыполнимых обещаний, нужно стараться не переходить грань и не переваливать вину на других.

Это небыстрый аккумулятивный процесс, но если так делать несколько раз, то однажды ребенок сам скажет: «Мама, у тебя болит голова, что ты держишься за висок?» Или: «Ты будешь сердиться, если я не захочу быстро собрать игрушки?» Через некоторое время, не сразу, мы научим ребенка видеть подтекст сложных противоречивых эмоций.

Объяснить никогда не поздно

Конечно же, всем бы хотелось, чтобы случаев, которые приходится «брать в рамку», было меньше. Но мы далеко не всё можем контролировать, а на события во внешнем мире и вовсе влиять неспособны. Например, вы дома не смотрите телевизор, а в очереди в поликлинике или в кафе ребенок увидел телевизионные кадры, которые ему не предназначались.

Десяти секунд достаточно, чтобы это было локальной травмой. Тогда ребенку нужно объяснить, почему люди смотрят такое кино, «взять в рамку». Предложить объяснение, которое совпадает с той системой координат, которая есть у семьи и у самого ребенка.

«Взять в рамку» никогда не поздно, потому что сильные эмоциональные события надолго застревают в детской памяти. Взрослым только кажется, что ребенок забыл. Если произошло событие действительно экстраординарной силы, то ребенок может годами помнить, но не говорить про это, особенно если это связано с разводом родителей или с какой-то значимой утратой.

В моей практике была ситуация, когда женщина везла детей на консультацию и попала в ДТП, и хотя авария была небольшая, она впала в шок и стала истошно кричать. Дети ничего не сказали, но, как потом выяснилось, помнили это довольно долго, несколько месяцев. После того, как мы с ней обратили на это внимание на приеме, она спросила детей: «Вы помните, мы стукнулись на дороге, я кричала?»

Дети подтвердили, что они помнили, более того, в результате этой истории у них появились невротические проблемы, которые потом удалось скорректировать. Женщина «взяла в рамку» событие, призналась, что испугалась и не знала, что делать: у нее такая привычка с детства – кричать, когда страшно.

Уйти от морализаторства

Скажем, возникла такая ситуация: мама испугалась насекомого и непроизвольно завизжала от неожиданности, а ребенок это услышал. Вроде бы совершенно невинный случай, но если мы не дадим разумное объяснение, ребенок может воспринять ситуацию как модель – визжать, когда подлетает оса. «Взять в рамку» можно тут же, как только вы успокоились: «Знаешь, я повела себя глупо, как маленькая. На самом деле, когда прилетает оса, не нужно кричать», – вы объясняете свое поведение и предлагаете более предпочтительный вариант поведения.

Главное, когда вы берете «в рамку» событие, не уйти в морализаторство, обвинительные трактовки. Полезно сказать: «Мы с тобой поговорили, но если ты захочешь, то ты у меня спроси что-нибудь еще».

Подростку тоже полезно «взять в рамку» событие, когда речь идет о непростой ситуации. Иногда бывает, что взрослые дети становятся свидетелями сложных коммуникаций, когда при них приходится совершать неоднозначную с точки зрения морали и права операцию. Условно говоря, давать гаишнику взятку. Подросток запечатлевает двойной стандарт, но и тут есть возможность «взять в рамку», по крайней мере, поговорить с ним про этот потенциально искусительный момент.

«Взять в рамку» поведение взрослых

Если вы собираетесь «взять в рамку» поведение кого-то из родственников, например, своего супруга, то тут нужно действовать с большой осторожностью, желательно предварительно проговорить с ним, как вы будете называть то, что вы планируете обсудить. Например, папа был на каком-нибудь юбилее, пришел домой подвыпившим, а ребенок увидел это странное состояние отца и испугался.

Очень важно, беря «в рамку» поведение другого взрослого, не обидеть его: «Знаешь, я собираюсь поговорить с ребенком – можно, я вот это назову так и так». Необходимо обсудить план, чтобы в момент обсуждения ситуации не возникла ссора или дискуссия. Можно предложить: «Давай ты сам подберешь слова, как лучше было бы про это сказать».

Бывает, что «взять в рамку» – это не просто обозначение завершения, а уже какое-то обещание, объяснительная записка или даже похвальная грамота. Скажем, мы не сразу оценили поведение ребенка по заслугам. Например, ребенок, спасая какого-нибудь жучка-червячка, сделал неосторожное движение, вы на него накричали, испугавшись, а потом поняли, что изначально мотив был благой.

Можно вернуться и тоже «взять в рамку»: «Знаешь, я поняла, что ты тогда бросился под самокат не для того, чтобы хвастнуть собой, а на самом деле спасал червяка, ты молодец».

Такая практика «брать в рамку» способствует развитию в семье определенной коммуникации, когда ребенок задумывается, что многое выглядит снаружи одним, а внутри имеет совершенно другую природу. Это как конфета с начинкой – снаружи карамель, а внутри совершенно другой вкус и цвет. Ребенок сам начинает задаваться вопросами и ставить вопросы взрослым. Это развивает его внимательность к себе, своей душе, к внутреннему состоянию других людей.

Подготовила Тамара Амелина

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Как родители учат детей бояться

Мы сами убиваем в своих детях мотивацию и много чего другого

Подростковый возраст: в челюсть от балерины

«Мам, меня так бесило все в последнее время, просто ужас!»