Директор школы: «Пользоваться медицинским кабинетом маме никто не запрещал»

|
23 сентября «Правмир» писал о первокласснице Асе с сахарным диабетом, маме которой предложили делать ребенку тесты и уколы инсулина в школьном туалете. Сегодня о своем видении этой конфликтной ситуации рассказывает директор московской школы №870 Наталья Викторовна Копцева.

В нашей школе обучается пятеро учеников с заболеванием сахарный диабет. Наши учителя и классные руководители прошли инструктаж, информация о таких детях есть у школьной медсестры, у работников школы. При необходимости мы обязательно обеспечиваем родителям возможность присутствия в школе в течение учебного дня.

Наталья Копцева

Наталья Копцева

И каждый такой ребенок знает, что ему нужно делать инъекции в определенное время. Еще он знает, что необходимые процедуры всегда можно пройти в медицинском кабинете.

Мое глубокое убеждение руководителя состоит в том, что эти случаи невозможно оставлять без присмотра. Особенно если ребенок учится в младших классах. Поэтому классный руководитель, дежурный администратор сопровождают таких детей. Школа способна обеспечить им психологически комфортную среду.

В начале этого учебного года к классному руководителю, в администрацию, в медицинский кабинет обратилась мама учащейся первого класса. Она объяснила, что у девочки недавно диагностировали сахарный диабет. И попросила предоставить ей возможность во время завтрака, это после второго урока, приблизительно в 10:15, самой контролировать уровень сахара дочери и делать ей инъекции. И такая возможность маме была предоставлена.

Мама пользовалась этой возможностью в течение первой недели до момента госпитализации дочери. Однако при очередном посещении школы ее оттолкнула некомпетентность нашей сотрудницы, я этого не отрицаю.

Сотрудница, которая не является членом педагогического коллектива и представителем медицинского персонала, не разобравшись, превысила свои полномочия – не пропустила маму и не разрешила пройти в медицинский кабинет по ее первому требованию. После того, как сотрудница связалась с администратором, маму пропустили.

Я провела административное расследование, сотрудница признала свою вину, в настоящий момент в школе она не работает. Я связывалась с мамой, приносила глубочайшие извинения за действия моего некомпетентного сотрудника. И в настоящий момент, с моей точки зрения, инцидент исчерпан.

Я знаю со слов мамы, что девочка находится в больнице, в понедельник она выходит. Мы с радостью ее принимаем. Еще раз повторяю, в школе налажен очень хороший психологический микроклимат. Мне как руководителю нечего скрывать, я всегда готова встретиться, показать школу и предоставить возможность посмотреть, как работают мои педагоги, и в каких комфортных условиях находятся мои детишки. Еще раз приношу глубочайшие извинения маме за этот неприятный инцидент.

Наталья Викторовна, правильно ли я понимаю, что теперь мама может приходить в школу и помогать ребенку делать инъекции? Или, может быть, помогать ребенку будет медсестра, и ни в коем случае это не будет происходить в общественном туалете?

– Понимаете, ребеночка мы передавали из рук классного руководителя в руки мамы. Я думаю, что это просто какое-то стрессовое состояние мамы, и не могу осуждать ее действия. Но медицинский кабинет открыт с восьми до шестнадцати, и никогда подобных инцидентов в школе не происходило. Я шокирована данной ситуацией, поэтому еще раз говорю: приношу маме глубочайшие извинения.

Спасибо, то, что маму всегда будут пропускать, я уже поняла. А в медицинском кабинете девочке могут помочь делать инъекцию, если мамы вдруг не будет? Медсестра постоянно у вас находится?

– Конечно, постоянно в часы работы медкабинета. Нашей поликлиникой мы обеспечены медиками во всех пяти зданиях нашей образовательной организации. (Как большинство московских школ сейчас, 870-я представляет собой школьный комплекс, состоящий из трех детских садиков и двух зданий – начальной и старшей школы. – Прим. ред.).

И медсестра может помочь девочке сделать инъекцию?

– Я знаю, таких детей обучают делать уколы самостоятельно, либо, если они маленькие, им помогают родители. Медики никогда не оставят ребенка без медицинской помощи. За более подробной информацией вам лучше обратиться к медицинскому персоналу.

А мама может делать девочке уколы в медицинском кабинете? Это разрешено?

– Конечно! Никто не запрещал. В медицинский кабинет – пожалуйста. При первом разговоре с мамой мы предложили пользоваться медицинским кабинетом. Почему мама сама туда не водила девочку?.. Но после второго урока, ежедневно, мы передавали девочку из рук в руки маме, и она мерила сахар, делала инъекции.

То есть речи о домашнем обучении не идет? Мама утверждает: ей предлагали идти на домашнее обучение.

– Ну что вы! У нас в школе создана “безбарьерная среда”, инклюзивное образование, где дети с разными диагнозами учатся в массовой школе.

Ведь мама даже попросила, чтобы ребенок получал школьные завтраки. Мы же с вами понимаем, что у диабетиков отдельное питание. Но есть дети, которые пользуются массовым питанием. Мама высчитывала сахар в дни, когда ребенок завтракал. Ответственный за организацию питания ежедневно была на связи с мамой.

Конечно, ребенок, который находится на надомном обучении, – это целиком и полностью выбор родителей. Мы должны ознакомить родителей с существующей возможностью разных форм образования, это наша обязанность. Но только за родителями остается право выбора. А мы предоставляем любую выбранную форму образования.

Наталья Викторовна, вы сказали, что уволен сотрудник. Я так понимаю, речь идет о сотруднике охраны, который сидит на входе?

– Нет-нет-нет, это не сотрудник охраны. К сожалению, это сотрудник образовательной организации. Но я еще раз повторяю, что это не сотрудник, который является представителем педагогического коллектива. Учителя проинформированы, абсолютно все знают, как вести себя в подобных ситуациях.

Регулярно проводится инструктаж, и любому ребеночку, не только с заболеванием сахарный диабет, уделяется большое внимание. И никаких конфликтных ситуаций по поводу того, что учатся инклюзивные дети, со стороны сверстников не было. В классах и в школе создается атмосфера дружелюбия, взаимопонимания и уважения. Мы готовы принимать детей с любыми заболеваниями, мы никогда не ограничиваем их ни в чем. Поэтому вот здесь я за свой педагогический коллектив гарантированно ручаюсь.

Спасибо, Наталья Викторовна. На самом деле, я считаю, что у вас прекрасная позиция. То есть и признать ошибку, и быстро ее исправить. Это самая лучшая реакция, которая может быть в любой сфере.

– Да-да. Я сама – мама, и, безусловно, понимаю, что мама Аси находится в стрессовой ситуации. Ребенку поставлен диагноз, причем мама недавно узнала. Поэтому эмоции могут иметь место. Но мама очень доброжелательная, у нас учится третий ребенок из этой семьи.

И я всегда говорю: наверное, если привели к нам в школу третьего ребеночка, то нам доверяют. Нам доверяют, и это приятно. И еще раз повторяю, в школе создается только комфортная психологическая обстановка. И еще раз в эфире приношу извинения маме за некомпетентное действие сотрудника.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Протоиерей Александр Тимофеев: У моего сына диабет

«Я пошел в школу и десять минут объяснял детям, что такое диабет. Что это болезнь серьезная,…

Как обеспечить школьнику уколы инсулина: инструкция

Почему в России пугаются инсулиновых шприцов, не показывают школьное меню и как обязать медсестру делать уколы…

Особенности российской инклюзии, или Диабетик в туалете

Что нужно, чтобы первоклассница Ася нормально ходила в школу

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!