Дневник мамы тройняшек, часть 3

|

www.eva.ru

Продолжаем публикацию дневников Дарьи Мосуновой, мамы тройняшек из Красноярска. Если вы еще не читали первую и вторую части дневника – лучше начать с них.

* * *

Думаю, а не слишком ли рано я вышла на работу. Нет, нет… я не раскисаю. Просто в данный момент я пробую распечатать уже в пятый раз нужный мне документ. Но Сережа от счастья прыгает на подножке принтера-факса. Маша – кричит в ухо и тычет пальцами по клавиатуре, чтобы я показала на компьютере кошек и собачек (один раз дала слабину и показала веселые картинки с животными). Саня ползает по столу и вытаскивает из файлов документы.

А неделю назад этот клоп, когда звонил губернатор Таймыра, приревновал ко мне телефон. И пописал на факс. Неделю технику ремонтировали.

* * *

Нельзя болеть… нельзя. Даже мысли допустить о том, что бы полежать. Это равносильно катастрофе. Потому что все сразу рушится, как в карточный домик.

Стоило мне только один день поболеть, полежать с высокой температурой, так в квартире все дела встали. “Банки разорились, заводы прекратили работу”. Выросла башня грязной посуды, такая же башня из грязного белья, все что стояло наверху, оказалось разбитым и испорченным внизу, майонез смешался с вареньем, мука перемешалась с горшечной землей… Мой некормленый и необласканный муж поругался со мной аж три раза. Ну а про детей я и писать-то не хочу. Бедные сиротинки…

* * *

Удивительно. Казалось бы, в языковой сфере, легче идти по проторенному пути, но дети произносят первые слова по-своему.

– Мама, хонко! – Говорит Саша, когда ему очень холодно.

А Машенька:

– Мама, когнгодно!

А Сережа просто дует: бу-бу-бруу!

Я до сих пор теряюсь, когда они перед сном одновременно все кричат. Одному принеси воды, второму расскажи сказку, третьего укрыть вторым одеялом. Машенька-хитрушка, только перед сном раз 15 просится на горшок.

* * *

Прежде чем решила подстричь детей – попрактиковалась на лохматом ежике и кукле Кати. Дети, внимательно посмотрев на львенка, отказались стричься. Не убедила.

Но после демонстрации мастер-класса на себе (выстригла челку) дети послушно отдались моей воле и фантазии.

Все же здорово иметь троих детей! На Сереже и Машеньке стрижка не получилась. А вот с третьего раза – на Саше все вышло достойно.

* * *

Удобно стричь моих ангелочков в ванной. Пока они забавляются пеной, я чик-чик – и волос как ни бывало.

* * *

Очередная любопытствующая тетушка в гостях:

– Я у вас уже полчаса сижу – и все наблюдаю и наблюдаю за вашими детками. Они как броуновское молекулы – бегают, но не сталкиваются. И почему?

* * *

История, как мы расставались с бутылочками с соской, больше напоминает детектив с погоней. Я интуитивно понимала: в два года постоянно сосать сок и молочко из бутылочек чревато неправильным прикусом. Куда в квартире мы только не прятали бутылочки, но дети все равно или выпрашивали (и рука сама тянулась за ними, мол, только не плачь) или отыскивали. И папа и я извелись. И вдруг меня осенило, надо отдать их какой-нибудь ляльке на улице. Верней, не я, а пусть дети отдадут.

Весь день я подготавливала малышей, внушала им, что они уже взрослые и что надо поделиться своей соской с малышами.

Дети недоверчиво на меня смотрели.

В 4 часа дня мы вышли гулять. В руках у меня был пакет со всеми бутылочками. Но вот беда. Мамы с колясками будто вымерли.

И вдруг вдалеке вижу беспечно гуляющую маму.

– Догоним?

– Не догоним! – Качает головой мне нянечка.

Но я как Шумахер резко даю по газам, несусь с коляской и не снижаю скорости на поворотах.

– Стойте! Стойте! Подождите! – Кричу я на всю улицу. Люди расступаются, удивленно косясь на меня – что надо этой быстроногой женщине? Мои дети тоже притихли, и похоже, пребывают в некотором шоке от сумасшедшей гоночной мамы. Еще парочка семимильных шажков, и беспечная мама нагнана.

– Берите! – Задыхаясь подаю бутылочки.

Мамочка с трудом выходит из ступора.

– А что я сделала? И зачем мне брать?

Приходится потратить минут шесть, чтобы объяснить ей важность процедуры передачи.

– Ну вот, детки. Мы подарили сосочки малышке. Какие вы добрые! – педагогически завершаю я церемонию. – Помашите сосочкам рукой.

– А я так и вообще давать их не буду… – плачет растроганная мамочка.

Удивительно. Но дети вечером даже не вспомнили. Только Маня, на улице, завидев колясочку, радуется:

– Соса Маша ляля!

* * *

Уже с маленького возраста пробую научить прибирать за собой – если просыпал, разбил, бери веник – подметай.

Продавщицы умиляются, когда мы выходим из магазина: двухлетний Сережа несет булку хлеба, Маня пакет молока, Саня мешочек с крупой или сахаром.

* * *

Семья растет, и одежды, а главное, обуви прибавляется и прибавляется. Большое спасибо милым сибирским мамам – делятся вещами, из которых выросли их дети.

Скрупулезно осмотрев территорию нашей квартиры, в голову приходит идея сделать в бесполезных нишах – в которых обычно ставятся гладильные доски и пылесосы и прочее -полки и полочки.

Полочки сделаны. А дети, насмотревшись на двух взрослых дядечек с молотками, начинают “болеть” строительством. Подавай, понимаешь, мама, им молотки и гвозди. Купила в детском мире три молоточка. Подобрала на улице выброшенный пенопласт. Достала безопасные шурупы из запасничка у папы.

Получилась замечательная игрушка. В мягкий пенопласт вкручиваю шурупы, а дети с радостью забивают их. Легко и просто!

* * *

Учимся считать до 10 уже с пеленок. Если один сотовый телефон или один пакетик сока, как разделить на троих?

Объясняю малышам, что на счет 10 ты должен передать сок другому. Не знаю, какие там происходят мыслительные процессы в голове у двухлетнего ребенка, но удивительно, дети понимают и воспринимают это как игру.

“Раз, два… десять”. И они без слез и писка передают сок или красивую игрушку по кругу.

* * *

Когда нет помощи, учимся ходить вчетвером. Объясняю малышам, что сегодня за правую руку будет держаться Сережа. А за левую Маша и Саша. Причем, Саня держится за мизинец, а Маня – за большой палец. Долго такой каракатицей идти сложно. Но дорогу перейти успеваем. Правда, потом кисть от боли разрывается.

* * *

Утром захочешь чуть понежиться в кровати …все… твоя кровать превращается в сказочный ковер или палас после свадьбы. Дети тащат все – грязные ботинки, крема, тарелку с ягодами, папины газеты, мои духи, миску с Кошкиной едой…

Бр-р.. поспишь заветные десять минут. А чем это оборачивается? Довольные дети, сидят тут же и разглядывают награбленное.

И называется сия картина “Возмездие за десять минут рая”.

* * *

Моя милая свекровь “закачивает” (не могу поставить глагол “укачивать”, потому что наше засыпание как “закачкой” не назовешь) детей: она чуть нудным, монотонным голосом поет песни своего детства, молодости. Дети где-то на восьмой, под “Дурманом сладким веяло, когда цвели сады… ” засыпают.

Мой муж, приходит после работы часов в 9. Я бегу на кухню, разогревать ужин, а он решительными шагами идет в спальню. Есть ему ой как хочется, поэтому только от него зависит, как быстро дети заснут. Поэтому, не мудрствуя лукаво, он грозно воет на детей, шипит и ревет: “Всем спать!!! Кому сказал! СПАТЬ!”

Дети вначале смеются, но потом плачут. Шлепки по голой попке от голодного папы ох, как и обжигают!

– Попробуй вначале накормить, а потом допусти к закачке, – советовала мама.

Не подействовало. После ужина по телевизору любимый футбол или сериал… Папа также зол, как и на голодный желудок.

Я не вмешивалась, потому как сама получила приличный тумак и претензию: “Не вмешивайся в воспитательный процесс!”.

Конечно, можно было и самой усыпить братву колыбельными. Но как важно, чтобы дети слышали и чувствовали отца!

Но после того как я услышала, что мои пупсики начали друг на друга орать с папиной вечерней интонацией, и в их лексиконе появились слова “Сейчас побью!”, в стороне находиться не было уже сил.

– Да я вроде не ору на детей… – удивился мой наевшийся, насмотревшийся футбола и подобревший муж. – Но я же не знаю, как по-другому их закачивать…

– Делай как мама…

– Но я ни одной песни не знаю.

На следующий вечер, мой муж стоял посреди детской спальни, и в руках у него был свежекупленный сборник песен. Дети, отрыв рты, молчали.

А я аж прослезилась, слушая, как папа, с акцентом казанской сироты поет речитативом на мотив “Помогите люди добрые, кто чем может…” – “Миллион алых роз”, “Милая моя”, “Эх, рябинушка, ухнем!”.

Если дети унаследуют исключительный слух отца, музыкальную школу мы будем обходить за километр.

* * *

… Как давно же это было, когда свободную минутку лихо меняла на удовольствие отдаться ласковым рукам парикмахера, сделать маникюр, позагорать в солярии.

А ведь последние три года до беременности вела на местном телевиденье передачу. Можно сказать. Была лицом канала. Надо выглядеть достойно и безупречно. Поэтому не скупилась на макияж, прическу, одежду. Да и про пирожные и бутерброды ни слова – телевиденье мастак показать народу лишние килограммы. Приятно было.

Теперь же никто из прохожих, в измученной, располневшей, на скорою руку причесанной женщине, с коляской не узнает бывшую телезвезду… Да…

Мечтаю, что когда отдам детей в детский сад, будет море времени, и я снова за себя возьмусь! Ну что вы так улыбаетесь.. я же только мечтаю.

* * *

В те дни, когда мне помогает нянечка, работаю я таким нехитрым образом. Это похоже не на работу, а не некоторое заточение. Как только детки заваливаются на боковую во время дневного сна, закрываюсь в маленькой комнате и пишу, звоню, распечатываю…. Но ведь я человек живой – мне попить, поесть требуется. Но терплю.

И похоже это на ломку. Ведь я по натуре человек – тугоумный. Мне бы походить по квартире, водички попить, в окно посмотреть… глядишь, и нужная фраза сама родиться, и идея придет в голову. А тут сидишь на одном месте, юбку протираешь. И стоит, казалось бы, тихонько открыть дверь, да и шмыгнуть в туалет – так дети, как красная армия иноземного шпиона, тебя сейчас же и обнаружат. И с решительными криками : “А!А!А!” бросятся за тобой. И уже обратного хода нет. К обычным делам исполнительного директора не вернешься. Выбрасывай, мамочка, белый флаг…

* * *

И в дом утром пришла тишина… И было это, когда детям исполнилось 2 года 3 месяца. Они вдруг полюбили смотреть мультики.

Теперь, правда, не знаю, куда бы спрятать видик. Перед мультфильмами не конкурентны стали любимые книжки, игрушки, цветная бумага, краски, фломастеры и пластилин…

Не знаю, как прийти к консенсусу, когда один просит про попугая, другой по дедушку леву, а Мане срочно подавай про дедушку Мороза.

* * *

Была бы возможность на золотом пергаменте выложить имена рубиновыми буквами, кому я благодарна, то, кроме имен врачей, родителей, родственников, там обязательно значилась бы фамилия Потехиных. С соседкой Наташей и ровесницей моих, двухлетней Верочкой, я случайно столкнулась в лифте.

– Как живете? Приходите в гости. – Вылетела из ее рта дежурная, ничего не означающая фраза.

А я вдруг уцепилась.

– А можно сегодня?

– Ну, хорошо. – Робко сказала Наташа, понимая, что она совершила ошибку.

Мы в три секунды устроили вероломный бардак в ее большой комнате и отправились дальше на кухню, по дороге все сокрушая и снося. Кухня нас встретила изумительной чистотой и порядком. Но после того, как Машуня навела ревизию на подоконнике, Саня – в почему-то не завязанных шкафах, а Сережа тем временем тихим самом залез в ящик с овощами, хозяйка и завыла. А Верочка восторженно захлопала в ладоши. В этот день мое состояние было ужасным: ночью я не спала, потому что первую половину ночи писала для газеты, вторую, потому что у малышей случилось расстройство желудка.

Как нормальная мама, я должна была встать, отшлепать детей, прибраться, и раскланявшись уйти. Но я легла на пол, как тюлень, включила телевизор и просто кайфовала. А я-то и не подозревала, какой кайф ходить в гости к соседям!

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: