Дневник настоящего мужчины

|

Настоящий мужчина – какой он? Тот, кто не плачет? Тот, чье слово – закон? Тот, кто не уступит и не изменит своего решения? Тот, кто может залпом выпить бутылку водки или тот, кто каждый месяц меняет подругу жизни? Бывают ли они в наше время или время настоящих мужчин давно закончилось, уступив место времени маменькиных сынков и неумных эгоцентристов?

Когда я взяла в руки дневник Федора Конюхова «Под алыми парусами», то никак не думала, что этот путевой дневник   с географическими пояснениями, метеорологическими заметками и показателями барометра станет для меня повестью о настоящем мужчине. Однако с каждой следующей страницей, по мере того, как все больше рассказывал о своем путешествии автор, нарастало чувство удивления и радости от поразительного открытия.

В мире настоящего мужчины есть три столпа, три опоры: Бог, дорогое сердцу дело –   труд всей жизни и любимая жена, спутница всей жизни.

Суть покоя – в новорожденном младенце

 

Начнем в обратном порядке: с Иринушкой, верной женой мореплавателя, мы знакомимся с первых страниц книги, ее образ не покидает дневник автора ни на минуту. Скептик скажет, что так просто любить жену на расстоянии, встречаясь с ней раз в несколько месяцев, но то чувство, которым делится с нами Федор – далеко от сомнительной радости свободы от семьи. Именно рядом с женой автор представляет себе самое счастливое для себя время.

« Я жду звонка от Ирочки, уже соскучился, а она не звонит ».

«Каждую ночь перед сном я совершаю пробежку по берегу пляжа босиком, часто глядя на чистый горизонт   Средиземного моря. Я мечтаю об океане, мне хочется снова быть в нем. Любому мореплавателю знакома эта тоска, когда за выход в море готов отдать все. Плохо, что нет рядом со мной моей Иринушки, не с кем поде литься своей мечтой».

Прислушайтесь, какая любовь дышит в каждой строчке повествования о жене. В противоположность моде с раздражением отвечать на звонки из дома, критиковать и жаловаться на жену друзьям и родителям. Конечно, кто-то скажет, что настоящее чувство не ищет огласки, стыдливо и сокровенно, и именно такое оно в дневнике Конюхова: из всех подробностей взаимоотношений супругов мы знаем только о привезенной Ириной елочке, да о гостинцах, собранных ей на день рождения мужа.

«20 часов 43 минуты по Гринвичу. Когда будет 21 час по Гринвичу, а по Москве полночь, я открою пакет, который мне приготовила ко дню рождения моя Иринушка. Я начну баловать себя тем, что в пакете, а там должно быть что-то вкусное к чаю. Скоро наступит день моего рождения, мне исполняется 53 года. В молодости и не думал, что в 53 года я еще буду путешествовать. Тогда я мечтал, что путешествовать буду, пока молодой, а как состарюсь, так стану священником. А я уже старый, но все продолжаю ходить вокруг света на яхте. Значит, так Богу угодно. Только он знает, сколько мне путешествовать, и когда принять сан священника.

Когда пишу эти строки, через открытую дверь вижу красивое и загадочное небо. Я часто смотрю на него. Вне всякого сомнения, самое замечательное зрелище, доступное глазу человека, — вид звездного неба. Хочется любоваться и любоваться этой неизреченной красотой. Один древний мудрец сказал, что если бы небесные светила были видны только в одном уголке земли, чуда стекались бы бесчисленные толпы людей. За свои пятьдесят три года мне никогда не надоедало созерцать мириады сверкающих звезд. Я ими любовался на всех полушариях, во всех океанах, на всех континентах, и везде они меня захватывали. Я видел за свои пятьдесят три года хвостатые кометы. Очень заманчивое зрелище, а также наблюдал солнечные и лунные затмения».

« За семь часов прошел 72 мили.

На закате солнца подлетела к яхте береговая птица наподобие ястреба, напоминает породу соколиных. Она все время кружила над мачтой, а когда стемнело, села на топ мачты и стала отдыхать. Она и сейчас там сидит и спит, отдыхает. Мне приятно, что я не один на яхте, здесь есть еще живое существо. Моя Иринушка пора довалась бы этому. Она тоже любит птиц ».

 

Образ почти незримо присутствует на протяжении всего дневника, отражая в полной мере слова Господа о том, что «недобро человеку единому быти»,   это полное единение с любимым человеком, даже если он так далеко.

« 9 часов. Я уже извелся. Еще так долго ждать шести часов вечера, когда приедет моя Иринушка, моя хорошая. Я так соскучился по ней ».

Кажется, что Ирина – обычная хозяйка дома, любящая, верная, и домашняя, спокойно ожидающая дома возвращения мужа. Но если добавить к этому, что она еще и доктор юридических наук, профессор, и что сопровождала мужа во многих его плаваниях, становится ясно, что «в сообщающихся сосудах уровень воды одинаков» и Ирина не менее неожиданный и удивительный человек, чем ее муж.

А как же домашние – легко им, когда главы семьи нет дома по полгода?

«Моя семья ничего не может сказать против, потому что я же с детства путешествую. Они меня таким увидели, таким и узнали. Я с детства знал, что буду путешествовать, и путешествовал. И когда женился, и когда сын родился, и когда дочка родилась…»,   – рассказывает Федор в одном из интервью.

Время строить и время путешествовать

 

 

«Горизонт над океанской гладью завораживает, и я совершаю путешествие за путешествием, подобно безумцу, что ведро за ведром вычерпывает черную воду родника, чтобы схватить луну. Снова и снова я направляю по курсу свою яхту в бушующем океане за горизонт, из одного океана в другой и в третий, надеясь, что именно в этом океане я отыщу однажды то, что утолит мое любопытство или любознательность. Человеку невозможно избежать искушений. Подобно тому, как золото очищается огнем, так и моя душа очищается океаном и одиночеством. Но я скучаю по дворику моей мастерской, где стоит часовня Святителю Николаю, по моей жене Иринушке, которая раз за разом ставит свечи в своей часовне, чтобы у меня было все хорошо, ураганы прошли мимо, и моя яхта доставила меня к земле. Я часто представляю, как Иринушка с радостью откроет дверь нашего дома. Заплачет наш ребенок, прося грудь. Долго надо мне плыть, чтобы обрести суть покоя. Суть его — в новорожденном младенце. Покоем веет от нашей часовни, сложенной из красного кирпича, ставшей подарком Господу».

Мой сын Николай, постарайся не потерять себя в бесполезном, иначе ты потеряешь Христа.

Мой сын Николай, не забывай о том, что твое имя Николай, в честь Николая Чудотворца, тогда и он не забудет о тебе.

Святитель отче Николай, моли Господа Иисуса Христа, чтобы он дал нашему сыночку Николаю крепость тела для служения Православной Церкви и веры.

Да все должно быть время — время строить и время путешествовать, время растить детей и радоваться всему этому. Но я верю в Господа, и поэтому предпочитаю, чтобы он управлял моим временем».

В смертный час нет одиночества

Любимое дело – это жизнь для Конюхова, думается, отними море и сердце остановится.

« Мне просто необходимо жить в мире природы, в окружении воды, на палубе яхты.

Горе мне грешному, ибо прогневал я Создателя сво его, что же делать мне? Даже одиночество в океане не скроет мои грехи. Как жить, как выбраться из темни цы грехов? »

Мы привыкли к комфортной и прагматической жизни, офисной работе в фиксированное время, а он ищет Бога, ищет самого себя, ищет путь к Богу.

«На ночь оставил полный грот, а вместо генуи поставил солент. Страшновато ночью нести большую парусность. По горизонту тучи, а над мачтой небо чистое. Сейчас луна стареет и выходит после полночи. Ночь темная, ничего не видать, только слышно шум воды вдоль борта.

08 часов 16 минут — 20° 15′ N 23° 02′ W.

Курс 215°. Иду ровно на запад, чтобы оставить острова Зеленого Мыса с левого борта. Впереди большой остров Сан-Винсент и еще один — Сан-Николау (остров Святого Николая). Еще сегодня день есть, чтобы идти таким курсом. Если ветер не сменится, то придется делать поворот и идти ровно на запад, хотя с таким ветром не пойду, придется идти на северо-запад.

Сейчас я и моя яхта находимся на 23° 02′ W, a острова заканчиваются на западе до 26° W. Еще три градуса – это все 180 миль.

Я часто и подолгу размышляю о крепости моей яхты. Были времена в моей юности, когда я мечтал обойти вокруг света под парусами. А сейчас, когда мне через три дня исполнится 53 года, я иду в пятый раз вокруг света. Какое это будет плавание? Во времена моей юности я завидовал, и мечтал испытать себя на склонах высоких гор. И я испытал это чувство, когда подымался на Эверест.

Тогда я узнал, что в смертный час нет одиночества. Он всегда был рядом, наш Господь Бог. Я построил часовню в память погибших в экспедициях моих друзей. И мог тоже погибнуть. Но вернулся из океана, спустился с высоких гор. Мои погибшие друзья переместились в вечность. Кто-то последний раз вздохнул в океане, кто-то последний раз взглянул в глаза горам.

Даже после того, как я выполнил свое обещание и воздвиг храм-часовню в их память, плечи у меня не распрямились, и мне не хочется говорить».

«22 часа — только что разошлись с пароходом, а то никак не могли оторваться друг от друга. Он идет со скоростью 9 узлов, и у моей яхты такая же скорость. Вот и шли несколько часов параллельно друг другу. У меня нервы сдали, и я растравил грот. Скорость упала до 6 узлов, он потихоньку ушел вперед. Слава Богу. Без кораблей в океане спокойнее».

 

 

Плавание – особенно такое, не просто риск, а скорее даже проверка: вернусь-не вернусь, получится – не получится. И в этом самоотвержении, преодолении опасности и стихии уже нет юношеского тщеславия и адреналина. Это жизнь.

«Вечером на удочку попалась большая барракуда. Очень большая. Я ее еле вытащил. Длина 150 см. Хорошо, что у меня был багор, я им подцепил рыбу и вытащил на палубу, а так ее было бы не поднять.

У рыбы мяса много, но что с ним делать? Я сейчас варю уху. Ночь жаркая, теплая, до утра мясо рыбы уже испортится.

Конец года — самое интересное время в океане. Мясом барракуды я вполне обеспечен, поэтому не стал снова забрасывать блесну ради спортивного азарта. С годами у меня прошло такое желание.

По мере того, как угасал день, в океане становилось все меньше и меньше ветра».

« Мой план состоит в том, чтобы при благополучном окончании этого перехода от Канарских островов до Барбад оса (когда это будет, я пока не знаю, только Богу известно) поселиться с женой Иринушкой на яхте и оправиться в путь — на север по течению Гольфстрим. Здесь я буду жить спокойно и счастливо в обществе моей Иринушки и в любовании природой, окружающей нас и нашу яхту. Сначала мы будем плыть по Гвианско му течению, затем по Антильскому течению, а потом выйдем в Гольфстрим и до самого Нью-Порта будем идти по нему. Всего нам предстоит пройти 2 400 миль ».

 

Я боюсь Глупости

 

И вместе с тем, путь Конюхова – это слава Отечества и   слава Божия. Это тот путь, которым шли настоящие русские мужи, чьи имена и составили славу земли русской. Весь мир дивится на русского мореплавателя, а он в интервью благодарит Бога, рассказывает западным журналистам о Христе и православии, и те не боятся пустить слова великого путешественника в эфир.

« За свою жизнь я понял, что радость жизни опреде ляется действием, попыткой, усилием, а не успехом ».

 

« Я знаю точно, что жизнь слишком большая цен ность, чтобы употреблять ее на одно лишь зарабатывание денег. Похоже, единственный способ быть счаст ливым — это делать то, что тебе назначено судьбой».

«Меня иногда спрашивают: «Вы, наверное, ничего не боитесь, страх Вам неведом?» Я отвечаю: «Я боюсь Глупости»».

Океан для Конюхова – как пустыня для египетского отшельника: наедине со стихией его душа внемлет Богу.

« 21 час 12 минут. Запустил дизель-генератор. Пере шел на гидравлический автопилот. Только тут, в океане, я набираюсь покоя и только тут я познаю свое «Я»».

«Сломался компьютер, по которому я получаю почту и отсылаю свои письма. Что с ним, не знаю. Чем дольше я нахожусь в океане наедине с природой, тем больше останавливаюсь в благоговейном изумлении перед делами Творца. Я молюсь во время плавания на своей яхте».

 

«19 часов 07 минут — 46° 38′ S 17° 22′ Е.

 

Я понял, чем опасно для меня безрассудство. Если я позабуду о том, что мой дом — яхта посреди безбрежного океана, то одна моя ошибка, и она обречена    на гибель. И я вижу, как волны поглотят меня вместе с яхтой. Я стану пленником яхты, затерянной посреди океана.

После молитвы я успокоился и начал рисовать очередной портрет моей жены Иринушки. Я задумал создать по памяти серию портретов человека, которого безгранично люблю, и к которому направил форштевень моей яхты. Создаю на бумаге портреты той, по которой томит тоска. В этих портретах я вижу свою   жену в молчании моей любви».

 

Но время для молитвенных раздумий сменяется вновь борьбой со стихией:

 

«Ночь была очень напряженная, так как проходил рыболовецкую банку, где работали шесть рыбацких судов. Ветер, как всегда, к ночи усилился до 35 узлов, и пошел сильный дождь, стена воды. К полуночи увидел слева по борту два рыбака, затем справа по борту еще два, и, наконец, впереди по курсу два тральщика. Когда они тралят, то включают все огни на судне, а также оранжевые проблесковые маяки, со стороны траулеры выглядят как новогодние елки. Судя по их месторасположению, наверное, они ловили рыбу буквой «П». Стояла большая зыбь, и яхта садилась между волн так глубоко, что я не видел траулеры даже на радаре (антенна находится в 7 метрах над палубой), и лишь когда лодка взлетала на гребень, успевал засечь направление движения ближайшего тральщика. Но и это удавалось не всегда, так как тральщики так же то появлялись, то пропадали из вида за высокими волнами. Такое маневрирование было похоже на горнолыжный слалом. Приходилось в сильном попутном ветре уходить то на север, то на юг. С одним траулером никак не могли разойтись, пришлось вызывать его по рации. «Fishermen boat, this is sailing boat…» Из акцента я понял, что это были то ли японцы, то ли филиппинцы — рыбаки из Азии. Я сообщил, что иду под парусом в попутном ветре и при попутной волне. На мою просьбу уступить мне дорогу, так как я иду под парусом, а они под двигателем, последовал отказ, так как они тянут трал длиной несколько тысяч метров и имеют серьезные ограничения по маневрированию.

В таких моментах сильно жалеешь, что ты один на яхте. Приходилось за штурвалом стоять и делать поворот (перебрасывать), бегать в рубку смотреть на радар и выходить на связь по рации.

Шел под одним стакселем, так как приходилось резко менять курс, маневрируя не только между рыбаками, но и плавучими буями-вешками, которыми они помечают тралы. Ветер попутный, западный, поэтому поворот фордевинд на яхте, где длина гика 40 футов, крутить нелегко физически и долго по времени. Легче перебрасывать стаксель с борта на борт.

Недавно говорил, что не видел ни одного судна в Южном океане, и вот, пожалуйста, сегодня целых шесть, и в самой непосредственной близости от яхты.

В итоге разошлись мирно, но это была для меня очень стрессовая ситуация. Я сейчас нахожусь на плато Кэмпбелл, которое начинается на 165-м градусе и тянется до 180-го градуса восточной долготы — почти тысячу миль, и все яхтсмены говорят, что на этом плато активно работают азиатские рыбаки. Надо быть очень внимательным, и я каждые полчаса-час выхожу на палубы и осматриваю горизонт на 360 градусов. Это вдо­бавок к информации, что наступает осень, и температура воздуха уже упала на пару градусов, что позволяет айсбергам подняться выше, на север. Сейчас иду на 49 градусе южной широты, а, согласно аэрофотосъемке, на 50-м градусе обнаружены достаточно крупные объемы плавучего льда, впереди по курсу».

Бояться Бога, часто молиться и творить добро ближнему

 

Читатель на какое-то время теряет понимание – что это – путевой дневник или это творения монахов-отшельников и пустынников первых веков христианства?

«03 часа 45 минут — 47° 30′ S 45° 02′ Е.

– Почему Господь попустил быть нищим?

Потому же, между прочим, почему и тебя по твоему желанию не делает вдруг праведником. Бог мог бы всех сделать достаточными, даже богатыми, но тогда произошло бы великое забвение Бога; умножились бы гордость, зависть и прочее. И ты, как возмечтал бы о себе, если бы Господь сделал тебя вскоре праведником. Но, как грех смиряет тебя, показуя тебе великую немощь, мерзость и непрестанную нужду в Боге и Его благодати, так нищего смиряет нищета и нужда в других людях. Обогати нищих — многие, многие из них забудут и Бога и благодетелей своих, погубят души свои в роскоши мира сего. Так пагубно богатство и так ослепляет оно очи сердечные! Оно делает сердце грубым и неблагодарным.

Вчера ночью вышел в кокпит молиться Богу. Только начал читать «Отче наш», как с левого борта раздался сильный храп, стон, а вода стала приобретать то черный, то белый цвет возле борта. У меня сердце ушло в пятки . Это был гигантский кит. Потом он еще раз по­дошел с правого борта, выдохнул и ушел, слава Богу».

Пожалуй, особенно медленно и вдумчиво надо прочитать завещание Федора Конюхова детям.

«Скоро там, в мире людей, начнется пост. Я в океане каждый день немного ем, не насыщаюсь вполне. Так меня учили святые отцы, что лучше вкушать каждод невно, но понемногу, ибо это царский путь к спасению, более легкий и удобный, чтобы не превозносился ум. Человеку необходимо соблюдать три главных пра вила: бояться Бога, часто молиться и творить добро ближнему».

« Пожелание моим, еще не родившимся, сыну Нико лаю, внуку Аркадию и внуку Итэну из Северной Атлан тики

29 ноября 2004 года:

Николай, Аркадий и Итэн, вам необходимо со блюдать три главных правила: бояться Бога, часто мо литься и творить добро людям.

Будучи обижаемым, ты не должен гневаться, бу дучи хвалимым, ты не должен превозноситься. И еще тебе говорю, что злом никогда не победишь зла, если кто-либо причинит тебе зло, то окажи такому добро, тогда твое добро победит его зло.

Будь молчалив: умением говорить выделяются люди из мира животных, умением молчать выделяется человек из мира людей. Чем больше ты будешь молчать, тем больше тебя будут слышать. Молчать лучше, чем говорить.

Постоянно заботься о том, что ты мыслишь в уме своем, что было бы угодно Богу. Поступая так, ты легко победишь всякий грех.

Сын и внуки мои! Для чего вы родились? Родились не для отдыха, а для трудов, не для лености, а для подвига. Начинайте же, трудитесь и не ленитесь.

С детства приучай себя к работе и правильно распределяй время суток. Тогда ты обязательно суме ешь сделать за день очень много дел, если постараешься . И если делать свою работу с удовольствием, она никогда не будет раздражать, а значит, ты все успеешь.

  Дети и внуки мои, не осуждайте других людей. Думайте о себе почаще. Предавайте себя в волю Божию . Живите с молитвою. Чаще налагайте на себя крестное знамение. Советую чаще причащаться Святых Христовых Тайн. Защищайтесь крестом, молитвою, свя той водой . Перед иконами пусть горит лампада.

Учись также любить и прощать старых и не мощных. Если тебе что-нибудь будут говорить неприятное или обидное, говорить старые, больные или кто из ума выжил, то не слушай их, а просто помоги им. Помогать больным нужно со всем усердием и прощать надо , что бы они ни сказали и ни сделали.

Не придавай значения снам; не обращай на них внимания, сны бывают от лукавого, они только расстраивают человека, опутывают мысли.

Любую боль, коварство, напасть, гнев осилишь, вооружась любовью.

И чем дальше движется время, тем ты будешь становиться старше.

  Всегда носи нательный крест, крест нательный должен обязательно быть на шее христианина.

Приступая к выполнению каждого доброго дела (а злых дел никогда не совершай!), проси на это у Бога благословение через молитву. Что бы ты ни делал, будь всегда с молитвой, и милость Божия да будет с тобою.

С малых лет ставь себе жизненную цель и иди к ней, no придерживайся этих слов: «Истинное удовлетворение дает не само достижение цели, а преодоление препятствий на пути к ней».

Очень полезно заниматься чтением слова Божия.   Прочитай хоть раз всю Библию разумно. За одно т акое упражнение, кроме других добрых дел, Господь не оставит тебя без милости.

Твои руки всегда должны быть простерты к воз даянию, и то, что ты отдашь нищим, — тебе воздаст ся с избытком от Божественных Даров.

В любых условиях оставайся аскетом и будь тре бователен к себе.

Никогда не гневайся, будь кроток, как Моисей или Давид, скромен, как Иаков и милостив более Авраа ма. Ибо Авраам раздавал милостыню от многих бо гатств своих, а ты благодействуй нищим от своих воз можностей.

Всегда твердо верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут несомненно быть делом.

Не пристраивайся к жизни, а иди своей дорогой.

Всегда твердо верь и помни, что каждая мысль твоя и каждое слово твое могут быть, несомненно, делом.

Будь энтузиастом. Я люблю таких. Они побеж дают. Именно энтузиазм выводит человека на стезю достижений. Во всех моих путешествиях именно энту зиазм выводил меня из тяжелых, смертельных передряг.

Слушай своих родителей и беспрекословно почи тай их. Что поставят, то и кушай, что дадут, то и носи, принимай с благодарностью и носи благодарно.

Жизнь наша есть море, Святая Православная Церковь — наш корабль, а кормчий — Сам Спаситель.

Настоящая жизнь быстро проходит, и смерть приближается к нам. Смерть может внезапно настиг нуть нас, когда мы совсем еще не готовы. Человек по этому всегда должен усердно исполнять заповеди Бо жий. Потому в настоящей жизни ничем не надо гор диться и ни к чему не надо иметь пристрастие.

Милость Божия да будет с тобою и с твоими родителями! »

И снова перед нами странник в морской пустыне – один из самых поэтических образов всей мировой литературы – перед очами Божиими.

«Ветра нет. Небо затянуто тучами. Океан гладкий, но идет с юга. Большая зыбь, и яхту раскачивает. Паруса хлопают, все трещит, скрипит. Противно.   

Почему я хожу в океан? Мне этот вопрос задают и задают каждый раз. Однажды, когда я был в одиночном плавании и молился: «Господи, научи меня спастись!» В ответ на это был голос с неба, говоривший: «Федор! Скрывайся от людей и пребывай в молчании, то корень добродетели».

Тот, кто действительно любит молчание и постоянно беседует с Богом в молитве, не должен слушать даже пения птиц, которое может нарушить мир душевный. Здесь, в океане, нет голосов, нет птиц поющих, все только свист ветра и шум воды из-под штевня яхты.

Иногда я проживаю день и не задумываюсь, кто я и для чего живу.

Но все-таки темнота наступила неожиданно, и ночь принесла в паруса новый ветер».

Созерцание Бога – это и благодарное созерцание Его творения:

«Там, в Москве, мои близкие, там сейчас зима, как я соскучился по снегу. Хочется смотреть на падающие снежинки, на глубокие чистые сугробы, на заснеженные деревья, будто бы наряженные в белые кружева.

Но я счастлив, что был на земле и весной, когда природа пробуждается и расцветает, поет на все голо­са. Летом природа одета в роскошный зеленый наряд, расшитый цветами. Осенью мир раскрашен в желтые, оранжевые, красные, золотисто-багряные цвета.

Мне запомнился этот год, так как я ездил из аэропорта Хитроу (Лондон) до порта Фалмут на автобусе, а он идет 7 часов.

Едешь и едешь, смотришь на разнообразие природы Англии. Нельзя было смотреть из окна автобуса без светлого душевного трепета на величайшее чудо жизни, открывающееся в растительном и животном мирах. У каждого растения, у каждого животного свои удивительные секреты, свои особенности строения и жизни».

Федор Конюхов – человек со своими слабостями и своими сильными чертами, совершающий свои ошибки и взбирающийся на мировые высоты. Таким, в своем любимом деле, бережно храня любовь к жене, молящимся Богу и мечтающим послужить Ему во всех делах своих жизни, предстает перед нами тот, кого так просто назвать настоящим мужчиной.

«Есть три разряда людей: одни обрели Бога и служат Ему, люди эти разумны и счастливы.

Другие не нашли и не ищут Его. Эти безумны и несчастны.

Третьи не обрели, но ищут Его. Эти люди разумные, но еще несчастны».

 

Господи Иисусе Христе, спаси и сохрани меня, грешного, на этих последних милях. Ты меня всегда спасал не по делам праведным, которые я сотворил, а по Своей милости.

Святителю Отче Николае, моли Бога о нас! Аминь».

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.