До особого распоряжения. «Милосердия двери» Алексея Арцыбушева

|
Вспомнил я слова профессора: «Да тех, кто тебя призвал, под суд отдавать надо». Хожу, присматриваюсь. В углу у стола толпа, за столом лейтенантик что-то штампует на протянутых ему стоящим рядом капитаном повестках.
До особого распоряжения. «Милосердия двери» Алексея Арцыбушева

Кузов грузовика набит битком. Под звуки бравурных маршей и вопли стоящей толпы, фырча и тарахтя, машина двинулась. Тяжкие минуты расставания позади, впереди у кого смерть, у кого плен, у кого увечье.

Присматриваясь, вижу, что – большинство мужичков ущерблены, у кого бельмо на глазу, у кого на руке пальцев не хватает, кто хром, кто кос или крив. «Вот, – думаю, – кого уже забирать стали».

Военкомат в Серпухове, зона – обнесенная колючей проволокой, проходная под охраной. В зоне – толпа народа. Вхожу в здание, муравейник, только и слышен приказ: «Сдавайте паспорта!»

У столов давка. Хромые, косые, глухие и гугнивые, все в кучу, без всякой комиссовки, без медосмотра. «Сдавайте паспорта». «Ну, – думаю, – сдать-то я всегда успею, без медкомиссии тем более».

Вспомнил я слова профессора: «Да тех, кто тебя призвал, под суд отдавать надо». Хожу, присматриваюсь. В углу у стола толпа, за столом лейтенантик что-то штампует на протянутых ему стоящим рядом капитаном повестках. Вокруг капитана свалка. Хромые, косые, глухие и гугнивые – все суют ему свои повестки.

Лейтенантик штампует, как автомат: «До особого, до особого, до особого, до особого». Я подсунул ему под штемпель свою повестку. Шлеп! До особого!

Фото: inosmi.ru

Фото: inosmi.ru

Пулей я вылетел на улицу, сунул в проходной повестку со штемпелем «До особого»!

– Проходи!

Я на вокзал и в Москву. В Дорохово, скорей в Дорохово. Приезжаю, у мамы замок. Где она? В соседнем домике живут «свои». Где мама? В Верею ушла. Я в Верею. Стучусь в знакомое окошечко, шевельнулась занавеска, щелкнула щеколда.

Мама у вас? «В Боровске». Путь не малый, пошел знакомой дорогой, к вечеру пришел, уж солнце село. Тихий стук. Та-татата-та – на другой не откроют. Шепотом в сенях:

– Мама у Вас?
– Входи, тут, тише, служба идет.

Бревенчатые стены, на окнах глухие ставни, у икон лампада. Отец Серафим в полумантии и в марлевой епитрахили, в руке у него шарик ладана, в другой – свечка.

Подогреваемый свечкой, шарик начинает синим дымком наполнять комнатушку благоуханием, батюшка «кадит им крестообразно».

«Богородицу и Мати Света в песни возвеличим!» – тихо и проникновенно возглашает он. Все встают на колени, и я рядом с мамой. «Величит душа моя Господа, и возрадуется дух мой о Бозе Спасе моем», – все поют так тихо и с такими внутренними слезами радости, что душа твоя оставляет этот мир и куда-то уходит, сливаясь с ароматом ладана и растворяясь в покое, забыв все, словно и жизни не было.

«Слава Тебе, показавшему нам свет… Слава Вышних Богу, и на земли мир в человецех благоволение, Хвалим Тя, благодарим Тя, великия ради славы Твоея… »

Окончилась всенощная, рассказываю маме и батюшке, как я вырвался к ним из военкомата.

«Я пришел попрощаться, забирают всех под гребенку, но без медкомиссии я идти на убой не желаю, повидав Вас, вернусь в Серпухов, а там будь, что будет».

Вечером исповедовался, утром на литургии причастился, позавтракал, обнял мамочку, быть может, в последний раз, батюшка благословил меня, положив руку на мою голову: «С Богом! Иди с Богом!»

Обернувшись еще раз, увидел слезы на глазах мамы, вышел из дома.

Презентация книги Алексея Арцыбушева «Милосердия двери» состоится 5 мая в 18:00 в Москве в магазине «Библио-глобус» (-1 уровень, зал презентаций). Автор сам представит книгу.

Алексей Петрович Арцыбушев, – дворянин, потомок черногорского императора,  авантюрист, художник, человек, никогда не терявший мужества, выживший благодаря этому в сталинских лагерях и ссылке. А.П. Арцыбушев родился в 1919 году в дворянской семье, дед Алексея Петровича был министром юстиции Российской Империи. Сам Алексей Петрович стал свидетелем великих и трагических событий XX века: родился в эпоху гражданской войны, видел Великую Отечественную войну, в 1946 году был осужден на 6 лет лагерей.

В автобиографическом романе А.П. Арцыбушев рассказывает о том, с чем пришлось столкнуться ему и его семье, повествование доходит до 1956 г. Воспоминания узника ГУЛАГа – не только свидетельство страданий, в первую очередь, это свидетельство мужества и умения выживать. Книга была написана автором на одном дыхании и… легла в стол почти на полтора десятилетия.

Автобиографический роман А. П. Арцыбушева высоко оценили за рубежом: в 2009 году автор стал почетным академиком Европейской академии естественных наук (Секция культурологии), получив медаль Иоганна Вольфгана фон Гете за текст книги «Милосердия двери» и медаль Леонардо да Винчи за лагерные рисунки, включенные в произведение. В 2010 году Академия удостоила Алексея Петровича Ордена чести за литературное творчество.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Авантюрист Арцыбушев

Он молился и падал, любил и дрался, верил и никогда не предавал себя

О котах и кошках. Пять историй

Кот, а кот! Что же ты Устава не знаешь?! Разве можно выходить на литию впереди Патриарха?

В архиве Минобороны РФ найдены записки Гиммлера о жизни и «работе»

Дневники, ранее считавшиеся утерянными, позволяют узнать подробности повседневной жизни одного из главных руководителей нацистской Германии