Добро и зло

Читайте также:

Приближение к Пропасти

Трагическое разногласие

Кровля Храма

Хлеб

Об авторе: Игорь Иванович Сикорский: герой, изгнанник, отец авиации




 Когда у дикаря спросили: “Что такое зло?” он ответил: “Зло — это если кто-то украдет мою жену и скот”. На вопрос “Что такое добро?” он ответил: “Добро — это если я украду чью-то жену и скот”. Эта философия неизвестного дикаря была, вероятно, неверно процитирована и изменена, но принципы, столь ярко в ней выделенные, к сожалению, становятся образцом для руководства нашей цивилизацией. Профессор Сорокин отметил с научной точностью: “В мир моральных ценностей вошел безграничный релятивизм, своеволие которого вызвало конфликты и борьбу”. В то же время писатель Иван Лукаш заявляет: “Нет никакого злого дела, которое не было бы сделано… Нет способов отвратительнейшего насилия, убийства и греха, оставшихся ещё неизвестными… Любая граница между добром и злом, между Богом и сатаной стерта”.

Это высказывание является весьма справедливым по отношению к большей части мира. Я убежден, что если через пятьсот лет будет существовать достоверная историческая наука, то в эти времена историки будут изучать не Вавилонскую или Египетскую империи, не Средние Века, а двадцатый век, как самый разрушительный и жесточайший период истории, потому что факты и подсчеты ведут к этому. Несмотря на общий низкий уровень жизни и всеобщую необразованность, моральные принципы

Связь между живым религиозным идеализмом и возможностью существования разумного и мирного человеческого “Я” бесспорна и понятна. Великолепие духовной истины и моральных принципов, которые являются основополагающими для этого идеализма, было полностью продемонстрировано Христом. Но частично эта истина и сверхчеловеческая власть, от которой она исходит, были известны и признаны намного раньше и имели огромное влияние на жизнь древних народов и на их представления о добре и зле.

Древнеегипетский Фараон приказал вырезать на своем надгробии такую надпись, повествующую о величайшем его деянии: “Во время моего правления пешие солдаты и всадники жили мирно в своих домах. Луки и стрелы хранились на оружейных складах, ими не пользовались”.

Действительно, были войны, жестокость и внутренние раздоры, особенно в последний период существования империи, и цари прославляли свои военные походы; но в ранние периоды истории древнего Египта и Вавилонского царства правители поддерживали с соседями прочный мир, дружественные экономические и культурные отношения. Гюстав Жеквье, профессор египтологии Невшательского Университета, так прокомментировал общее состояние государства: “Трудно понять, как Фараоны древнего царства могли поддерживать столь стабильное состояние государства, поддерживать свой престиж и выполнять столь важную работу без поддержки армии. Это замечательная демонстрация превосходства мудрого, честного управления и высокой моральности существующей власти”.

Человечество никогда не могло ликвидировать такое явление, как война. Однако влияние религиозного идеализма, особенно Христианского, оставалось мощным фактором, сокращающим жестокость и разрушения во время войн и защищающим всех слабых и беззащитных. В десятом веке в Европе была сделана попытка установить так называемый “Божий Мир” (Pax Dei). Целью его установления была защита духовных строений, священников, паломников, женщин и крестьян от разрушительных действий войны. Другим шагом было “Божье Перемирие”, предложенное Эйнским собором в 1027 году. Согласно ему, все военные действия были приостановлены на время от субботнего полудня до рассвета в понедельник.

Эти различные ограничения, как и экономические условия периода, ограничили разрушительные действия войн. Так получилось, что в наш век неограниченного разрушения следующие постановления английского короля Генриха V, который был не то чтобы очень гуманным воином, звучат для нас чуждо:

“…Не подобает солдату насильственно врываться в любое помещение, где находится женщина с ребенком, чтобы ограбить их, или захватывать любые товары, способствующие их благополучию, или же устраивать потасовки, в ходе которых жизнь её и её ребенка окажется под угрозой.

…Не подобает солдату насильственно забирать у людей, пашущих плугом, бороной или на лошади ни волов, ни любой другой рабочий скот без взаимного соглашения и выплаты денег за взятое.

…Не подобает солдату разрушать и сжигать дома, не подобает срубать и сжигать яблони, грушевые деревья, ореховые и другие приносящие плоды деревья”.

Около 1000 года правитель Руси князь Владимир, будучи под влиянием Христианской веры, осуществил реформы с целью гуманизации законов о наказании за совершение преступлений и стремился полностью отменить смертную казнь. Так как уровень преступности возрастал, епископы пришли к нему и спросили: “Почему ты не предаешь разбойников смерти?”, на что князь ответил: “Я боюсь совершить грех”. В конце концов, он вынужден был, хоть и с неохотой, восстановить смертную казнь. Тем не менее, эта попытка социальных преобразований, вероятно, самая ранняя подобного рода в Европе, иллюстрирует благородные человечные идеи, являющиеся прямым последствием принятия Христианской веры. В течение веков её влияние было огромно.

Когда Иван IV Грозный, которого считают самым жестоким из русских царей, пришел в собор в Москве после одной из своих чисток, митрополит Филипп в присутствии толп народа осудил его действия и отказал ему в причастии. Еще один случай: оборванный и босой монах по имени Федя (у автора — Teddy; прим. перев.), очень уважаемый в народе, подошел к царю на улице и предложил ему кусок мяса. Удивленный царь сказал, что сейчас пост и что он не ест мяса, но монах сурово ответил: “Мяса ты не ешь, а кровь человеческую пьешь”. Царь был разгневан этим оскорблением, но из окружающей их большой толпы людей послышались многочисленные голоса… “Царь, ты можешь казнить нас, но не тронь Федю, потому что он — человек Божий”. И всесильный самодержец вынужден был отпустить монаха. Эти случаи демонстрировали устойчивое признание морального закона, вдохновлявшего духовных лидеров и хорошо отразившегося в реакции простых людей.

Ввиду этого, периодические вспышки жестокости царя часто сменялись длительными периодами милосердия, когда сам Иван в раскаянии выстаивал долгие церковные службы, читая имена своих жертв и молясь за них. В результате, в течение сорока лет правления Ивана Грозного было казнено лишь 60 000 человек, а может даже и меньше. Эта цифра незначительна по сравнению с ужасной резней миллионов, организованной Нацистскими и Коммунистическими диктатурами. К тому же, Иван, правивший Россией с 1544 по 1584 годы, в течение бурного переходного периода от падения к росту, при наличии оппозиции и заговоров в государственном аппарате и мощной коалиции врагов за пределами страны, может быть оправдан тем, что его жестокость была необходима для защиты и поддержания единства нации и обеспечения ей славного будущего.

 

Действительно, рассматривая почти любой исторический период, можно найти упоминания о сотнях проявлений жестокости, совершенных вопреки, но иногда и под влиянием господствующей религии. Однако разумный и хорошо осведомленный человек явно понял бы, что за тот же самый период благодаря влиянию религиозного идеализма были предотвращены тысячи возможных зверств. В течение веков основными правилами руководства людей были религиозные принципы, а религия являлась фундаментом человеческого общества. Эти принципы, находясь неоднократно под угрозой, в то же время оставались весьма влиятельными, потому что их истинность и совершенство никогда не оспаривались. Только в наши дни радикальный материализм, находясь в своей финальной, логической стадии развития, отверг эти принципы как несущие зло и объявил прямо противоположные принципы несущими добро.

Фридрих Ницше, будучи, по своему мнению, искренним идеалистом, правильно выявил логические последствия существования радикального материализма. Сознательное принятие принципов материализма неизбежно привело немецкого философа к острейшему конфликту с первоосновами религиозного идеализма. В “Антихристианине” Ницше пишет:

“Что хорошо? Все, что пробуждает в человеке чувство власти, волю к власти, саму власть. Что дурно? Все, что происходит из слабости. Что есть счастье? Чувство растущей власти, чувство преодолеваемого противодействия… Не удовлетворенность, но стремление к власти, не мир вообще, но война…Слабые и неудачники должны погибнуть: первое положение нашей любви к человеку. И им должно ещё помочь в этом. Что вреднее всякого порока? Деятельное сострадание ко всем неудачникам и слабым — Христианство… Великая ложь о личном бессмертии разрушает всякий разум, всякую естественность в инстинктах”.

Надо понимать, что если основные принципы материализма признать правильными, то следует считать верными и идеи Ницше, Маркса и Ленина, а все основные идеи Христианской веры — неправильными, расценивая их влияние как помеху прогрессу человечества. Правильность этого вывода можно проиллюстрировать кратким обзором противоречивых взглядов об окружающем нас мире и характере процесса, приведшего мир в его сегодняшнее состояние.

Если бы нам необходимо было выбирать из различных видов высших животных самых умных орла, слона, обезьяну или льва, то следует отметить, что, будучи во многом различны, они могут считаться находящимися на одном уровне умственных способностей и ограничений в общих пределах разума, постепенно и без интервалов уменьшающегося с этого уровня у других представителей данного вида и иных видов живых существ, вплоть до простейших субмикроскопических форм жизни.

Перед самым верхним концом линии развития жизни, на вершине которой находится человек, есть большой пустой интервал, единственный на всей этой линии. Существование примитивных дикарей не подвергает сомнению этот вывод. Общеизвестным и доказанным является то, что если несколько новорожденных младенцев из дикарских племен и несколько новорожденных детенышей приматов передать на воспитание в благородные семейства и попытаться дать им первоклассное образование, то некоторые из бывших “дикарей” могут превратиться в ученых и в благороднейших людей, в то время как все обезьяны останутся обезьянами, и единственным местом, где они соприкоснутся с цивилизацией, будет для них зоопарк.

Между интеллектуальным уровнем обезьяны и таковым кошки или кролика существуют различия. Разница есть и между умственным уровнем обезьяны и интеллектом Ньютона или Авраама Линкольна. Сходны ли по характеру эти различия? В чем заключается разница — в двух фунтах примерно сходных по строению мозговых тканей с происходящими в них почти что одинаковыми химическими процессами, или же в чем-то ещё? Почему столь огромна эта дистанция между интеллектуальной и духовной личностью человека и разумом высших животных, когда различные стадии эволюции всего живого столь схожи между собой?

Нижеследующие строки включают в себя ряд ответов на этот вопрос, ответы даны с двух полностью противоположных точек зрения. Религиозное объяснение существования человека и выделения его из животного мира заключается в том, что человек, как таковой, был создан Богом. Фундаменталист может упорно утверждать, что примерно шесть тысяч лет назад Бог вылепил фигуру из глины и вдохнул в неё жизнь. Более близкое к действительности объяснение, которому я верю, таково: несколько сотен тысяч или даже миллионов лет назад Божественное Провидение необъяснимым и загадочным способом внедрило пламя божественной духовной жизни высшего уровня в низшую форму земной материи, вероятно, в тело какого-то соответствующего животного. Это всесильное и таинственное пламя высшей духовной жизни, несущее с собой безграничные возможности для развития и используя материальную оболочку (тело) в качестве своего носителя, постепенно преобразовало это животное в человека, могущего быть и Ньютоном, и Рафаэлем, и Рахманиновым. Более того, божественное пламя дало возможность развития духовной личности, способной сохраняться после разрушения материальной оболочки-тела и переходить в высшие и намного более совершенные уровни жизни.

Однако эти невероятные возможности требуют и некоторых моральных обязанностей и ответственности. Животные существуют в пределах более низкого уровня жизни; их поведение регулируется низшими законами мира животных. У них нет представлений о добре и зле, грехе и лжи. Они невинны. Что же касается человека, то для него эти представления являются непременными условиями его морального развития. Учитывая это, религиозные концепции гласят, что появление и развитие человека в прошлом, и, следовательно, будущее развитие отдельных личностей и человечества в целом, как в этой жизни, так и за её пределами, определенно зависело и зависит от принятия высших принципов и правил морали и духовности, а также от их соблюдения.

Материалистическая концепция, естественно, в корне отличается от вышеприведенной. Согласно ей, человек — это животное, мозг которого по некоторым причинам увеличился в объеме и стал примерно на два фунта больше среднего размера мозга животных. Необычайно быстрое развитие человека объясняется как результат взаимодействия жестоких сил природы, главным образом в виде процесса естественного отбора и выживания сильнейших.

Насколько я знаю, не было еще предложено убедительного объяснения наличию огромной интеллектуальной дистанции между человеком и остальными представителями царства животных. Лучшим объяснением, которое можно предложить, кажется следующее: начав своё развитие, научившись использовать огонь и причинять страх и ужасную боль, человек развился столь быстро, что оставил далеко позади все родственные ему виды. Освоив огонь и научившись изготовлять примитивные орудия, человек впервые осознал свои сверхъестественные способности и, будучи управляем инстинктом получения превосходства, уничтожил все виды, составляющие ему конкуренцию на пути развития.

Начался новый, бурный период неопределенной продолжительности, в течение которого люди боролись и за доминирование над миром животных, и между собой. Те, кто был сильнее и храбрее, хитрее и жестче, убивали слабейших, вместе с их старыми женами и маленькими детьми, и захватывали здоровых молодых женщин и девушек. Выжили только самые сильные, умные и жесткие, они и продолжили размножаться и приносить потомство. Этот процесс усиливался и набирал всё новые и новые обороты, и так на нашей планете появилось реальное человечество.

Просвещенное религиозное мышление может признать внешние аспекты постепенного, но, вместе с тем, и невероятно стремительного развития человека. Оно может смириться с фактом, что борьба за существование имела положительные (с биологической точки зрения) последствия. Но религиозные концепции будут полностью отрицать то, что вышеописанный процесс автоматически создал человека и выделил его из мира животных.

Религиозные концепции прямо утверждают, что человек был создан Богом при условии высшего морального и духовного развития — главной цели существования человека, делающей даже нашу земную жизнь достойной и разумной, и могущей открыть путь перехода в несравненно более прекрасную будущую жизнь: элементарнейшее правило морали гласит: “Сильные не должны обижать слабых.”

Согласно материалистическим теориям, человек выделился из животного мира, проявляя больше агрессивности, хитрости и жестокости, чем другие животные. Эти факторы подняли человека с уровня животного, и если они и в дальнейшем будут оказывать своё влияние без каких-либо ограничений, то их воздействие позволит человеку сделать ещё один гигантский шаг в своём дальнейшем развитии. Нет никакой жизни после смерти, нет причин следовать высшим принципам морали и духовности, потому что единственно реальными законами являются законы жестокости. Единственная достойная цель — создание нового человека, свободного от боязни совершить грех и от бремени моральных ограничений; главное правило: “Сильный должен или подчинить себе слабого, или уничтожить его.”

Колебания принципов примитивного человека в течение наиболее интенсивных периодов его развития Освальд Шпенглер определил так:

“Человек с неограниченным осознанием силы, зажатым в привычном к делу кулаке, выступает против всего, убивает, ненавидит, настроен или победить, или умереть… И ничего более…из беззубого чувства симпатии и сострадания к простым людям. Но, вместо этого, гордость самопознания боялась, восхищалась и ненавидела благосостояние и силу других, она стремится к отмщению всем, живым ли существам, неодушевленным ли вещам, которые одним лишь своим существованием угрожают этой гордости…”

Данное описание не характеризует образ жизни современных людей примитивного уровня. Вообще они не воинственнее своих белых братьев, а в большинстве случаев более мирные, чем они. Трудно установить, в какой степени вышеуказанное описание соответствует реальному образу жизни доисторических основоположников человеческого прогресса. Гораздо более важен сам факт того, что значительная часть представителей современного развитого материализма считает эти идеи действенными принципами, главным образом спровоцировавшими величайшее продвижение в ходе развития человека. Они верят, что только работа по подобным принципам и правилам может дать возможность человеческому обществу сделать следующий действительно огромный шаг в направлении дальнейшего его развития.

Но большинство умеренных атеистов все же не признают эти принципы. Будучи во власти традиций, они считают некоторые чисто религиозные моральные установки сами собой разумеющимися. И в большинстве своём они не в состоянии понять, что отказ от религиозной основы вызовет разобщение этих моральных принципов. Есть, однако, множество влиятельных материалистов, которые сознательно признают справедливость этих принципов и с почти религиозным энтузиазмом собираются переустроить мир на эту новую основу.

Пророческий гений Ф.М. Достоевского позволил ему правильно предвидеть значение материалистической идеологии, постепенную кристаллизацию её логических основ, из которых неизбежно складывается принимаемая ею форма. Идеология и её логические выводы представлены в форме краткого исследования, проведенного молодым идеалистом-материалистом, которого очень волнует судьба человечества. Он пишет примерно так:

“Как только люди, все из них, отрекутся от Бога — и я полагаю, что такой период, по аналогии с геологическими периодами, рано или поздно, наступит, — старые представления о вселенной разрушатся сами в себе… И, более того, старые принципы морали и все старое начнется заново. Люди объединятся, чтобы взять от жизни все, что она дает, но только для радости и счастья в существующем мире. Человек поднимется сам над собой благодаря духу высшей гордыни, и появится новый человек — человек-бог. Час от часу продолжая завоевание природы своей волей и наукой, человек будет чувствовать от этого такую радость, что она заменит все его былые мечты о блаженствах рая…

…Вопрос в том, возможно ли когда-нибудь наступление этого периода? Если он придет, то все определено, и человечество навсегда успокоится. Но, из-за неисправимой глупости человека, этот период наступит в нашем тысячелетии, поэтому каждый, кому известна истина, может устраивать свою жизнь как хочет, на основе новых принципов. В этом случае все для него законно. Более того, даже если этот период никогда не наступит, так как Бога нет вообще, как и бессмертия, то новый человек сам может стать человеком-богом, даже будучи одним во всем мире; и, находясь в своем новом обличье, он, при необходимости, может перейти пределы старой этики и покинуть образ бывшего человека-раба…. Там, где я стою, там и будет передовая позиция…. Все соответствует закону, и все!..”

План организации человечества на основе вышеупомянутых принципов предлагает другой герой Достоевского, один из лидеров революционного движения. В своих вводных комментариях:

“…Я запутался в собственных данных: и мое заключение в прямом противоречии с первоначальной идеей, из которой я выхожу. Выходя из безграничной свободы, я заключаю безграничным деспотизмом. Прибавлю, однако ж, что кроме моего разрешения общественной формулы не может быть никакого. Он предлагает, в виде конечного разрешения вопроса — разделение человечества на две неравные части. Одна десятая доля получает свободу личности и безграничное право над остальными девятью десятыми. Те же должны потерять личность и обратиться в роде как в стадо и при безграничном повиновении достигнуть рядом перерождений первобытной невинности, в роде как бы первобытного рая, хотя впрочем, и будут работать”.

Автор этого плана считает само собой разумеющимся, что он и его соратники будут находиться в правящей верхушке, а не среди “стада людей”.

Подобные идеи могут быть представлены в очень разнообразных формах — от идеалистических мечтаний о всеобщем благе и гармонии до сатанинского стремления к безграничной власти путем использования любых средств. Но по существу основа их — одна и та же. Если нет никакого Бога и никакого бессмертия, то отделение человека от нижайших уровней жизни — другими словами, величайший шаг в развитии — было спровоцировано энергией и хитростью отдельных представителей этого вида, превзошедших остальных животных по части обмана, запугивания, порабощения или уничтожения других существ. Что еще, кроме этого процесса, даст человечеству возможность осуществить дальнейшее существенное продвижение в сторону прогресса? Кто, как не безжалостное и умное меньшинство, должно захватить большинство человечества, вырезать всех непокорных и запугиванием подчинить себе остальных? Как только это будет сделано, впервые станет возможным установление мира и порядка на планете.

Некоторое время люди будут ещё протестовать против потери свободы, но с самого детства они будут научены, что ради их же интересов они должны полностью повиноваться мудрому меньшинству, этому поистине общечеловеческому интеллекту, работающему ради всеобщего благоденствия, и восхищаться им как образцом для подражания.

Полностью устранив войны, революции и экономический хаос, при наличии безграничных ресурсов и полной свободы действий, всесильные правители мира смогли бы реорганизовать и “перестроить” всю планету. Там, где некогда были пустыни, росли бы сады, подобные райским. Огромные дворцы невероятной красоты появились бы на месте трущоб и многоэтажек. Наука и техника, будучи поощряемы изобилием материальных ресурсов и рабочей силы, создали бы чудесные средства для обеспечения комфорта, здоровья и развлечений, не существовавшие даже в самых смелых мечтах и делающие жизнь легкой, интересной и счастливой.

Оправдают ли подобные достижения истребление сотен миллионов жизней, ужасные страдания и полное устранение свободы личности — это уже другой вопрос. Но какова возможность продолжительного и стабильного существования таких результатов? Я уверен, что нижеследующие рассуждения могут предложить ответ на этот вопрос.

Сама по себе материя может заключать в себе добро и быть прекрасной. Это справедливо и для материальной жизни на всех её уровнях. Существование её представителей служит общей достойной цели и имеет своё значение. Есть совокупность фундаментальных законов природы, происхождение которых не поддаётся разумному объяснению, и их появление религиозные концепции связывают с Божественным Провидением.

Любой вид материи сам по себе хорош, но Божественное провидение требует дальнейшего развития и духовного роста по мере возможностей этого вида. Это можно считать одним из самых главных, высших и фундаментальных Божьих законов. Таким образом, описываемое падение, несомненно, представляет собой неудачу в развитии, деградацию и несет с собой опасность потери способности к развитию, вырождения и вымирания. Зло — это не нечто материальное, а источник силы, противостоящей развитию и способствующей моральному падению и деградации. В физическом плане смерть представляет собой в конкретных случаях конечную стадию деградации. Это переход от высшего уровня живого существа к низшему уровню мертвой материи. Когда таинственная сила, которая способствовала развитию, уходит, то, что осталось, т. е. мертвое тело, на первый взгляд ничем не отличается от живого, имеет примерно тот же вес и химический состав. Вещества, из которых оно состоит, в основе своей сходны с теми, из которых состоят прекрасные реки, деревья, цветы. Но труп воплощает собой смерть и падение, и вещества, в других случаях кажущиеся прекрасными, становятся противными и отталкивающими. Исчезли не только возможности былого высшего уровня существования, но даже спокойствие и привлекательность, характерные для низшего уровня.

Здесь наше обсуждение должно затронуть сферу, находящуюся за пределами материалистического восприятия и понимания. Религиозное мышление гласит, что человек — не высшее животное, но живое существо, относящееся к более высокому уровню жизни; что его возможности к высшему развитию являются следствием наличия в человеке в высшей степени таинственной духовной жизни, которая представляет собой душу в физическом теле, в некоторой степени аналогичную той низшей, но столь же загадочной жизни, без которой живое существо было бы безжизненной, животной материей.

Наличие духовной жизни нельзя увидеть воочию, как можно видеть, к примеру, присутствие физической жизни. Мы можем наблюдать только её проявления и явления, с нею связанные. Духовная жизнь нуждается во внимании; необходимо претворять в жизнь удивительные возможности, ею данные, самой значительной из которых является молитва — загадочная связь с вечными, высшими реалиями. Она нуждается в сознательной внутренней защите, достигаемой только усилием воли, она должна быть защищена от внезапных воздействий низших побуждений и злых страстей. Если она не оберегается и забыта, то она может просто перестать функционировать, а в некоторых случаях может и вовсе исчезнуть. В случае если произойдет последнее, человек даже может наслаждаться свободой от моральных ограничений. В некоторой степени его интеллект может развить бурную деятельность, поскольку его сферы, некогда находившиеся под влиянием высшей жизни, теперь будут затронуты другими интересами.

Такой человек был бы прав, искренне веря, что между ним и обычными животными нет никакой разницы, за исключением размера головного мозга и несколько иного состава мозговых тканей. Но он ошибся бы, отнеся своё происхождение к низшему уровню животных и считая себя результатом природной эволюции. Появление человека является результатом трагического падения от высшего уровня жизни к низшему. Не следует думать, что в этих строках заключается некоторая степень критичности. Я не критикую радикальных материалистов. Многие из них могут быть добрыми и чистосердечными, даже будучи духовно мертвыми людьми. Я говорю “могут быть”, потому что убежден, что многие из них не мертвы духовно, просто их духовная составляющая не функционирует и находится в состоянии глубокой спячки. Многие из этих материалистов могут пробудиться и начать жить духовной жизнью в последней попытке спасти человечество в роковой для него час.

Однако можно с уверенностью заявить, что человечество, будучи руководствуемым духовно несознательными, иными словами, “мертвыми” людьми подобно самолету, которым управляет несознательный и неопытный экипаж. Такое лидерство не может создавать разумные и устойчивые формы существования человеческого общества. Все высшие ценности, определенно связанные с духовной жизнью, такие как любовь, правда, честь, свобода, сострадательность, потеряют объединяющую силу, свою значимость и всякую способность к существованию. Они остались бы только во всеобщей памяти, и то подобно пустым, безжизненным раковинам. Их названия использовались бы, но подразумевали бы безжизненные суррогаты, спешно созданные интеллектом, неспособным без духовной жизни воспринимать те чувства, которые некогда заключали в себе эти понятия. Независимо от любых интеллектуальных теорий, статистических планов, блестящих новых схем и т.д., организованность человечества вначале примет невероятно жестокую форму, а затем неизбежно уничтожит саму себя в ужасной катастрофе, ею же порожденной.

Самый ужасный сатанинский обман прячется за высшим искушением, которому готова поддаться сейчас большая часть человечества. Неверующий в Бога человек не может стать сверхчеловеком. Он сможет только превратиться в сверхживотное, и в этом качестве он неизбежно самоуничтожится.

Рискуя повториться, я хочу снова подчеркнуть, что независимо от надежности и привлекательности, независимо от подкрепления теориями и сводками, все новые политические, экономические и социальные достижения в мире — это лишь творения человеческого разума и интеллекта, такие, например, как самолёт или радио. Надёжный и эффективный самолёт может или оказать человечеству эффективную службу, или распространить ужасные разрушения. Доведенное до совершенства радио может существенно распространять как идеи добра и просвещения, так и губительную ложь и ненависть. По аналогии, наиболее передовой экономический и политический строй может как создать больший порядок и всеобщее благосостояние, так и стать инструментом безграничного причинения страданий и притеснения.

В нынешних способах организации человечества есть многие недостатки и несправедливости, которые могут и должны быть устранены. Улучшая ситуацию, наука и человеческий интеллект способны работать удивительным образом, но только в том случае, если ими руководит и их направляет на нужные пути разум высшего порядка — духовная мудрость. Без такого руководства наука и интеллект совершенно слепы и полностью ненадежны. У них нет представлений о добре и зле. Они будут одинаково готовы стать на службу и тому, и другому. Наука может с одинаковой готовностью создать как чудесное лекарство для спасения жизни, так и ужаснейший отравляющий газ; ей нет дела до того, послужат ли ее достижения добру или злу.

Я отнюдь не утверждаю, что земная религия вообще не имеет недостатков. Фактически, только в некоторых случаях человеческие слабости и ошибки столь же ярко видны и пагубны, сколь это бывает в церкви, как религиозной организации. Я уже не говорю об эгоизме и лицемерии некоторых её служителей; но и среди служителей церкви, стремившихся к действиям из лучших побуждений, имела место тенденция превращения в книжников, которые хоронили чудесную и божественную истину под весом окаменевших догм и богословских концепций. Они часто противились высшим проявлениям свободной мысли не только в науке, но даже и в истинно духовной вере. Книжники, представлявшие организованную церковь в древнем Египте, упорно сопротивлялись тому, что я считаю величайшим духовным достижением дохристианской эпохи — проповедям фараона Эхнатона. Другие книжники способствовали вынесению смертного приговора Христу, и, тем не менее, личности подобного характера появились и в основанной Им религии. Наконец, церковь, как религиозная организация, несет прямую ответственность за многочисленные жестокости.

Отметив ошибки и недочеты земной церкви, мы должны, однако, признать, что ее руководствующее влияние принесло людям ни с чем не сравнимую пользу. Проще говоря, на основе религии возникли все, когда-либо существовавшие, великие культуры; во многом Христианство было главной силой, сохранившей бесценное наследие Римской и Греческой цивилизаций, которое вдохновляло людей в средневековую эпоху и которое стоит в основе всего ценного, достойного и вечного, что было создано руками белых людей. Религия поощряет не слабость, но высшую мощь и храбрость. На всех уровнях организации церкви существовал неиссякаемый поток героических личностей, которые, оказали неоценимую службу человечеству в деле его прогресса и продвижения во многих случаях ценой собственной жизни.

Величайшие люди, которые своими не менее великими деяниями способствовали установлению действительно великих исторических достижений, руководствовались при этом принципами религиозного идеализма. Такими были американские отцы-пилигримы, прибывшие в Америку в 1620 году, а также Джордж Вашингтон, Авраам Линкольн. Соединенные Штаты Америки, являясь государством свободным и успешным в интеллектуальном, духовном и экономическом отношениях, не могли бы существовать без мощного влияния и руководства религиозного идеализма.

Без достаточно мощного влияния идеалов религии — истины, сострадания, чести — невозможно бороться за установление или сохранение свободы. Если их нет, то борьба за свободу неизбежно выродится в зверский мятеж рабов, последствиями которого будет ещё большее рабство и еще больше горестей.

Сегодня значение религии возросло ещё больше, чем в прежние эпохи, и она не оставила человечество. Наоборот, человечество оставило религию и теперь пожинает плоды этого отречения.

Нацизм и коммунизм, их идеологические отношения с другими государствами и их общее порождение — Вторая Мировая Война — это лишь первая демонстрация радикального материализма в действии, первые его несмелые ростки. Настоящие плоды ещё впереди.

Ф. Ницше обвиняет религию в уничтожении всего плотского в инстинктах. Он прав: религия полностью ответственна за это и гордится этим своим достижением. В. Ленин писал: “Мы должны бороться с религией; на этом держится материализм в целом, а, следовательно, и марксизм”. Апологет Ленина отмечал: “Ленин пламенно ненавидел религию”.

Максим Горький, всю жизнь друживший с Лениным и бывший ярым его сторонником, писал: “Ленин — человек исключительной силы… Талантливый человек, он имеет все задатки вождя, включая необходимое отсутствие этики, а также чисто барскую жестокость по отношению к жизни народных масс. Жизнь со всеми её сложностями незнакома Ленину; он не знает народных масс, никогда не жил среди них. Но он научился … раздувать гнев этих масс, приводить в бешенство их инстинкты”.

А. Луначарский, много лет выполнявший в Советском правительстве функции министра образования, писал: “Ненависть — это то, чего мы хотим. Мы должны знать, как ненавидеть, потому что только таким путем мы сможем завоевать вселенную… Все религии — яд. Они опьяняют и ослабляют разум, волю, совесть… Наша задача состоит в том, чтобы уничтожить все виды религии, все виды морали”.

Сам Ленин утверждал: “Диктатура пролетариата — это не что иное, как власть, основанная только на силе и не ограничиваемая вообще ничем — никакими законами и тем более правилами”.

Стремясь лучшим образом проиллюстрировать эту часть обсуждения, я выбрал главным образом идеи Ленина, высказанные им самим или процитированные его ближайшими соратниками, потому что Ленин — главный создатель и наиболее яркий представитель полностью развитого радикального материализма в действии. Другие материалистически настроенные вожди были лишь его неудачливыми подражателями. Достижения Ленина открыли новый поворотный этап в истории человечества. Внесут ли они свой вклад в установление всеобщего благоденствия и порядка, или же вызовут ужасную катастрофу — это уже другой вопрос.

Если марксизм или любую другую разновидность атеистического материализма принять в качестве ведущей идеологии, то эти люди будут правы. Они провозглашают себя материалистами и действуют в соответствии с принципами и фактами, которые признает материализм. В основе своей материализм не терпит и не хочет никаких моральных принципов, правил, законов или договоренностей: он не верит в них. Материализм верит лишь во власть, основанную на ничем не ограниченной силе строго организованных и построенных в ряды масс, и требует только её наличия. Обман, голод, запугивание, ненависть и зверское насилие — вот главные инструменты, которым материализм доверяет, которые признает и которыми умело пользуется. Его неистовое стремление к власти в свою очередь неотделимо от “желания отомстить всем живым существам или неодушевленным вещам, которые одним только существованием своим угрожают его гордости и его целям”.

Когда организованный материализм “ликвидировал” одним ударом несколько сотен тысяч евреев в одной стране или несколько миллионов недовольных крестьян в другой, то он руководствовался только собственными принципами. Истребление проводилось даже с внедрением научных технологий и в некоем подобии порядка. В обоих случаях огромное число голов слетело с плеч не потому, что их носители были более или менее в чем-то виноваты, а потому, что их сила и опыт могли послужить другим целям.

Необходимо признать и понять, что нет никаких оснований для критики или осуждения таких действий, если только основы радикального материализма и его рабочие принципы не осуждаются и не отвергаются. В противном случае неизбежно повторение событий, им вызванных, в еще более грандиозном масштабе.

Чтобы придать этой схеме большую законченность, интересно было бы рассмотреть мысли одного известного и искреннего атеиста. Герберт Джордж Уэллс, несомненно, был человеком незаурядной мысли и пророческой интуиции, которая позволила ему с поразительной точностью предсказать некоторые события и совершение ряда открытий. Ещё в 1914 году, перед началом Первой Мировой войны, он предсказал использование атомных бомб и ужасные разрушения, вызываемые ими в ходе мировой войны. Он описывал вертолёт так, как будто сам летал на нём.

В своей книге The Shape of Things to Come, изданной в 1933 году, Уэллс описывает всемирное государство, управляемое пламенными сторонниками радикального материализма, которое должно было сформироваться во 2-ой половине двадцатого века, вслед за периодом хаоса, последовавшим после Второй Мировой войны. Согласно этой книге, увидевшей свет в 1933 году, война должна была начаться 4 января 1940 с конфликта между Польшей и Германией из-за города Данцига. Уэллс предсказывает, что мировое правительство, которое он называет “Тиранией”, насаждало бы перевоспитание человечества в направлении рационально-материалистической идеологии. Это правительство подавляло бы любой очаг недовольства, безжалостно громя оппозицию. Оно уничтожит религию, арестует всех её служителей, и будет наказывать родителей, воспитывавших своих детей на основе религиозных принципов. Наконец, после 2000 года, на земле установится новый мировой порядок, и человечество достигнет постоянства мира, и всеобщего благосостояния, чего не было никогда прежде. Конец всей книги полон оптимизма и надежд на светлое будущее человечества.

В последующие годы взгляды Уэллса коренным образом переменились. Вместо обнадеживания и оптимизма, в них проявились мрачность и пессимизм. На некоторых страницах настоящей работы уже упоминались предсказания, сделанные им в этот период. Они были в некоторой степени торжественным образом подтверждены на страницах небольшой книги, озаглавленной “Mind at the End of Its Tether“, (Разум на привязи), которую Уэллс написал незадолго до своей смерти (1945) и которая стала последним посланием этого великого человека всему человечеству. В предисловии Уэллс пишет: “Если таковы основы, то ему (Герберту Уэллсу) нечего больше сказать и никогда не будет чего сказать”.

Следующие несколько цитат проиллюстрируют основные мысли и идеи, заключенные в этой чрезвычайно интересной работе.

“Автор (H. G. Wells) имеет все предпосылки верить… что конец всего того, что мы называем жизнью, уже близок, и он неизбежен. Он попытается показать, почему у него зародилась такая уверенность… В жизни появились пугающие странности… До настоящего времени события имели хоть какую-то логическую связь, как известные нам небесные тела скреплялись воедино силой гравитации как неким подобием золотого провода. Теперь же эта связь как будто исчезла, и все понеслось с огромной скоростью в никуда, и скорость эта всё увеличивается… Автор уверен, что из сложившейся ситуации нет никакого выхода и обходных путей. Это — конец”.

Пророчества Герберта Уэллса, как и любого другого человека, могут быть ошибочны. Однако очень многие его предсказания сбылись с удивительной точностью. Поэтому нельзя оставить без внимания и это его пророчество, учитывая и ту мрачную серьезность, с которой оно было сделано. Какой же вид угрозы почувствовал Герберт Уэллс, пользуясь своей исключительно проницательной и острой интуицией?

Я убежден, что Уэллс осознал и понял, что радикальный материализм безнадежен и что впереди его ожидает трагическое и полное крушение. Этот верный вывод сопровождается ещё и осознанием того, что радикальный материализм, стремясь к неограниченной и полной власти над судьбой человечества, заставил его признать трагичный исход таких событий. Как неверующий, он не имел доступа к Божественному руководству. Следовательно, он с желанием, одержимостью и отчаянием исследовал возможности только человеческого, материалистически настроенного интеллекта в поисках средств предотвращения надвигающейся страшной катастрофы. И, рассматривая возможности только человеческого разума и интеллекта, он пришел к правильному выводу, что из сложившейся ситуации нет выхода. Это — конец.

Христианский философ Д. Мережковский, также уверенный в том, что на мир надвигается высшая катастрофа, отмечал, что католики произвели слово “религия” от латинского слова “relegare,” что означает “объединять, воссоединиться.” Соответственно, религия — главная сила, которая соединяет людей в общество. Если этой силы в обществе людей нет, то оно распадается; вместо живого организма оно превращается в неживые “массы”. Атеистический социализм именно по этой причине использует такое название людских сообществ. Упомянув так называемую “исчезнувшую золотую нить гравитации”, Уэллс вложил в это понятие определенно больше смысла, чем сам он ожидал.

Умиротворяющая, объединяющая и руководствующая мощь религии с течением времени теряла свое влияние. В последнее время на территориях, где господствует коммунистическая диктатура, религия вытесняется жалкими её подобиями, зверским насилием, насмешками. Соответственно, из жизни людей стало исчезать божественное и объединяющее влияние, а с ним и доброжелательность, всепрощение, сострадание, любовь к истине, толерантность. Эти человеческие качества заменяются страхом и животным насилием, которое в свою очередь производят ненависть. Ненависть поощряет желание мести, которое сопровождается ещё большими ужасами и еще большим насилием. Таким образом, наступает этап, когда ничто не может остановить бесконечные террор и ужас.

Такой тип организации можно назвать человеческим обществом только с большим трудом. Несмотря на внешний аспект всеобщей солидарности, такой тип организованности представляет угрозу своей нестабильностью, заключающейся в постепенном формировании двух полностью различных групп; меньшая по количеству группа вооружилась до зубов всеми достижениями современной науки, чтобы запугать или уничтожить безоружное большинство, воздействовать на их разум и тело; ненависть и стремление к мести в массах должны постоянно пресекаться опять же страхом и запугиванием. Такое состояние государства деморализует и вождей, и покорно молчащие, построенные в ряды, массы, и способствует возможному возникновению цепной реакции между ненавистью и местью. Эта реакция в некоторой степени подобна тому, что происходит внутри атомной бомбы — её протекание невероятно ускоряется при соединении двух веществ, невероятно огромных по массе. Поэтому если единый мир примет такой тип организации, то взрыв может произойти всего через пару десятилетий. Такой взрыв насилия будет страшнейшим из всех, какие когда-либо испытывало человечество.

Автор дал возможный прогноз событий в мире, если над всей землей воцарится тоталитарная диктатура радикального материализма. Некоторые из высказанных мыслей, также как и возможный результат, можно считать верными. Ряд других мыслей — это скорее, догадки, их можно считать вариантами развития событий.

Бесспорно то, что такое государство может только быть диктатурой, возглавляемой одним человеком — каким-нибудь сверх-Сталиным или сверх-Гитлером будущего. Возможно, что после хаотичного периода бесконечного страха, сомнений, голода, кровавых волнений и, вероятно, полномасштабной атомной войны появится великий вождь, обещающий вечный мир, пищу и достижения планетарного масштаба, и его поддержит огромное количество людей, поскольку это хоть какой-то способ установления мира. С научной точки зрения организованная пропаганда, с обширным использованием радио и доведенного до совершенства телевидения, способствовала бы окружению личности вождя неким ореолом сверхчеловеческой мощи и силы, даже божественности. Она свалит все бедствия прошлого на религию и капитализм и будет способствовать окончательному искоренению обоих этих явлений ради вечного благоденствия рабочих масс. В течение первых двух лет полчища людей, будучи голодными и обездоленными, чувствовали бы себя лучше, будучи вдохновляемы яркими обещаниями долгого мира и великого процветания после одной-двух всемирных пятилеток.

Начнется претворение в жизнь грандиозных и в высшей степени амбициозных проектов по полной перестройке и объединению экономической жизни, орошению и заселению пустынь, воздвижению невероятно мощных станций выработки энергии, индустриализации всего сельского хозяйства и объединения отдельных хозяйств в контролируемые правительством огромные концерны, объединения под строгим контролем всех образовательных учреждений, средств массовой информации и т.д. Эти великолепные и смелые проекты, возвратившие людям надежду на всеобщее благосостояние и светлое будущее, будут вдохновлять как правящие классы, так и воображение многих миллионов рабочих людей. Чтобы работа над осуществлением этих проектов была грамотной и эффективной, правительство утвердит ряд правил и законов по насаждению этики и здравомыслия. Это покажет заинтересованность правительства в здоровье и порядочности населения. Однако забота правящих кругов о населении неизбежно примет вид заботы фермера о своем скоте. Безусловно, ему хочется видеть своих животных здоровыми и довольными, но главной его целью остается хомут, получение шерсти и шкур.

Так что период ярких надежд скоро изменится горестным и в дальнейшем трагическим разочарованием. Невероятная, бездушная бюрократия будет расти, подобно зловещей раковой опухоли на теле человечества. Правящие круги превратятся в своего рода сверхнацию, оставшуюся же часть человечества заставят замолчать, построят послушными рядами и принудят к работе.

Все больше будет увеличиваться дистанция между правящей всемирной бюрократией и всем человечеством. Растущая напряженность и горечь в среде обманутых, разоруженных, насильно заставленных замолчать людей вызовут негодование и боязнь привилегированного правящего класса. Чтобы укрепить власть над людским населением, правительство издаст ряд распоряжений, устроит опросы, разрешает регулировать наличие продовольствия, работы, одежды, жилья, передвижения по стране и т.д. Все эти меры будут объясняться идеей раздела имущества с неимущими и обещаниями нового будущего процветания. Но человек, опять же, будет похож на муху в паутине, беспомощно запутывающуюся в липкой нити. Постепенно люди поймут, что целью всех этих нововведений является не то, чтобы накормить голодных, но чтобы заморить голодом непокорных, как в массе, так и по отдельности, устранить даже самую мягкую критику нового мирового порядка и в целом искоренить и уничтожить свободу в таком масштабе, в каком с ней никогда более не боролись.

Отсутствие религиозного идеализма, невероятная мощность и абсолютная монополия средств массовой информации и кино, а следовательно отсутствие любой формы критики имело бы эффект глубокой деморализации по отношению к новым правящим кругам. Даже лучшие их представители, рисующие в своем воображении счастливые будущие поколения, цинично игнорируют физические и моральные муки миллионов реальных людей, которые для них всего лишь живые орудия труда, часть ресурсов, расходуемых на их планетарного масштаба предприятия.

Под предлогом улучшения и перевоспитания человека начнется беспрецедентное вмешательство власти в домашние дела, семью, во все сферы людской жизни, в особенности по отношению к тем людям, кто умственно и духовно находятся на более высоком уровне. Будут осуществляться различные псевдонаучные попытки отбора и выращивания людей, как домашнего скота.

Постепенно усилится напряженность обстановки, повсеместно распространятся шпионаж, преследование, провокации и запугивание, в то же время авиация и другие страшнейшие орудия уничтожения, находящиеся в распоряжении тирании, будут действовать там, где продолжительные вспышки революционных настроений не были подавлены голодом и страхом. Не будет ни одной территории, на которую не распространялось бы зловещее притеснение свободной мысли и где можно было бы скрыться от него, и это еще больше раздует огонь людской ненависти и отчаяния.

Ввиду разыгравшейся великой трагедии все больше и больше людей будут осознавать истинное положение вещей и снова с решительностью и отвагой возвращаться к пылкой религиозной вере. Реакцией правительства будет объявление таких действий предательством на высшем уровне, преступлением против светлого будущего человечества и его объединения. Правительство будет настаивать на том, что безопасность и прекрасное будущее рабочего класса на земле требуют безграничного поклонения единому разуму человечества в лице великого вождя и его администрации. Затем правительство попытается уничтожить всех верующих, организовав жестокие их гонения и преследования. Однако, при всей своей политической беззащитности и бессилии, Христианская вера и другие религии сохранятся, потому что огромные количества пострадавших за веру сменятся такими же огромными числами новообращенных.

В то время как меньшинство находит своё предназначение в выжигании религиозной веры, все больше и больше людей приобретут уверенность в том, что жизнь потеряла всю свою ценность и своё значение. В атмосфере всепроникающих шпионажа, подозрительности, безграничной правительственной лжи и ужасных зверств все высшие идеалистические ценности и чувства будут втоптаны в пыль. И только пламенная ненависть и стремление к мести накопятся в доселе невиданных масштабах.

Увеличатся вспышки отчаянного саботажа, поджогов, террористического мщения, локальных революционных выступлений. На всё это тайная полиция будет реагировать волнами массовых репрессий и несказанных ужасов. Погибнут несчетные количества людей, но место каждого уничтоженного борца займут двое ему подобных террористов-мятежников, потому что безгранично увеличатся ненависть и стремление к мести, и жизнь человека потеряет всякий смысл, её нельзя назвать будет жизнью. Мстители-террористы научатся изменять внешность и скрываться. Их атаки будут предательскими и жестокими. Они будут использовать биологическое и химическое оружие, и даже атомные бомбы, не понимая того, что погибнут тысячи невинных, потому что человеческая жизнь потеряет всяческую ценность. В масштабах ужасной эпидемии среди культурных наций распространятся самоубийства и прекращение деторождения.

Постепенное и не подлежащее восстановлению разрушение существующего порядка и растущий страх перед катастрофической всеобщей дезинтеграцией дойдут, наконец, и до правящих кругов. Правительство будет озадачено и взбешено своим ужасным и безнадежным бессилием ввиду сложившейся ситуацией, даже несмотря на свою огромную власть. Будучи неспособны и не желающие понять, что причина катастрофы заключается в них самих и в исповедуемой ими материалистической идеологии, в основе своей являющейся злом, вожди свалят всю вину за разыгравшуюся катастрофу на саботажников и заговорщиков. Они развернут до неприятия безумную, международную охоту на ведьм, истребляя “врагов народа” даже в своей собственной правящей среде. Потому нескончаемый всеобщий ужас среди населения отразится в массовых чистках правящих кругов, и даже членов правящей партии.

Гнев в обманутых, притесняемых и лишенных свободы людях будет накапливаться до тех пор, пока уже ничто не сможет его сдержать. Тогда новый всесокрушающий взрыв зверского насилия свергнет правящую тиранию, истребив ненавистный правящий класс, а вместе с ним и большую часть человечества и приведя цивилизацию Запада к крушению. Оставшаяся часть человеческой расы будет доведена до вырождения и исчезновения из-за массового использования атомного, биологического и другого современного оружия в течение новой, всемирной гражданской войны. В другом случае, остатки человечества могли бы вновь начать на руинах и пепелищах бывшей цивилизации болезненно трудное создание новой, уже основывающейся на принципах религиозного идеализма, вновь возвращающегося на землю, цивилизации. Но все же господство белого человека прекратит своё существование. Новые вожди выделятся из другой расы, вероятно негроидной или монголоидной.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: