Добротолюбие для современного человека

Через две недели в Даниловском монастыре Москве начнется конференция «Жизнь во Христе: христианская нравственность, аскетическое предание Церкви и вызовы современной эпохи». Что такое аскетика? Зачем она нужна современному человеку? Зачем нужны посты и молитвенные правила? Об этом мы сегодня беседуем с протоиереем Александром Ильяшенко.

Напоминаем читателям: мы ждем ваших откликов, вопросов и предложений!

Добротолюбие и современность

– Чем руководствоваться современному человеку в духовной жизни? Ведь все книги по аскетике написаны для монашествующих — как быть современному человеку?

 Добротолюбие– Современная духовная жизнь должна строиться на традиции и верности Преданию. Апостол Павел говорил: «Стойте и держитесь предания, которым вы научены или словом или посланием нашим» (2 Фес. II, 15). Нужно оглядываться на жизнь наших великих предшественников. Преподобный Серафим Саровский говорил, цель христианской жизни – «в стяжании Духа Святаго». У апостола Павла то же: «Кто Духа Христова не имеет, тот [и] не Его» (Рим 8:9.).

Руководство в духовной жизни – это Священное Писание, творения Святых отцов, Жития Святых, это и жизнеописания Святых людей, которые в последнее время прославили Бога своим жизненным подвигом. Это, конечно, и общение с ныне живущими духовными людьми, много ли их, мало ли, но они есть, и нужно учиться у них.

Нельзя сказать, что все серьезные духовные книги написаны только для монашествующих, очень много написано и для мирян. Если взять Жития Святых, то это очень назидательная и полезная литература не только о монахах и для монахов. А в ХХ веке прожили жизнь, полную страданий и лишений, и приняли мученическую смерть очень многие простые верующие мирские люди.

Конечно, трагический и динамичный ХХ век все перевернул, разрушил вековую культуру и воспитал людей «нового типа». Книги ХIХ века написаны как бы для других людей, современному человеку трудно в них вчитываться и трудно их понимать. Поэтому стоит задача перевода на современный простой привычный язык тех вечных истин, которые были изложены ранее.


– Какие сегодня есть проблемы с молитвой? Молитва в метро и Серафимово правило — реальность для работающего человека? Надо ли что-то менять в современном правиле и отношении к нему?

Чем строже относиться к молитве, тем лучше. Чем более быть постоянным в молитве, чем более одухотворенно, углубленно, искренне молиться, – тем лучше. Я думаю, что объем молитвенного правила не обязательно должен быть большим, но он должен удовлетворять требованиям Церкви.

Апостол Павел говорил: «Непрестанно молитесь». (1 Фес. 5, 17) Молиться непрестанно, как молился апостол Павел нам невозможно, но нужно молиться хотя бы перед началом любого дела, утром, на ночь, в течение дня, молиться перед едой и после еды, благодарить Господа за то, что Он нас питает. Вообще, благодарить Господа необходимо как можно чаще и, самое главное, – как можно чаще каяться, потому что покаяние – это исполнение заповеди Божией. Призыв к покаянию был первым призывом, первой проповедью Христа: «Покайтесь, ибо приблизилось Царствие Божие» (Мф. 4, 17). Только покаянием можно спастись. А поскольку мы грешим постоянно, то у нас постоянно есть предмет для покаянной молитвы: «Господи, помилуй, прости меня, опять согрешил, помоги, избавь меня от гордыни, осуждения, раздражения». Добродетели – это дар Божий, поэтому надо просить Господа: «Даруй мне любовь, терпение, даруй мне смирение».

Господь всегда готов дать нам Свои Благодатные Дары, только душа человека не готова их принять. И мы в нашу малую меру должны трудиться в молитве, пусть не так, как великие подвижники или наши современники, которые в монастырях молятся и подвизаются. Но надо понимать, что добродетели могут быть плодом нашей малой меры, посильной молитвы. Господь желает, чтобы все люди «спаслись и достигли познания истины» (1Тим. 2, 4). Если ты Его просишь о добродетели и понимаешь, что она действительно тебе нужна, и ты с благодарностью ее примешь, т.е. если просишь о смирении и будешь смиряться, то ты это получишь. Господь, даруя смирение, дает и силы реализовывать эту добродетель в своей жизни.

Так что и в мирской суете мы можем постоянно взывать ко Господу и молить Его о тех добродетелях, которые мы действительно хотим получить. Видя, что наше сердце действительно желает стяжать добродетели, Господь их, конечно, даст. Надо помнить, что добродетель – это дар Божий в ответ на какие-то подвиги, аскетические усилия или в ответ на искреннее, пусть даже слабенькое, молитвенное усердие. Господь не бухгалтер, чтобы считать, что ты вот столько потрудился и тебе столько, а тебе столько-то надо дать. Об этом Притча о работниках на винограднике (Матф.21:33-44). Господь наградил всех работников одинаково, независимо от продолжительности их работы. Господь одинаково всех любит. Как дожди посылаются на всех – и на добрых, и на злых, – так и Господь щедро и без ограничений дарует нам Свои Благие Дары, взирая только на наше сердце, способно ли оно эти Дары принять, готово ли оно их нести и будет ли оно прикладывать усердие, чтобы сохранить то, что Господь так щедро дарует.

Можно иногда молиться и в метро, в какие-то трудные моменты жизни можно ограничиваться Серафимовым правилом, но, если человек начинает себя жалеть и сокращать молитвенное правило, то, поскольку саможаление вещь постоянная, а молитвенное правило ограничено, то оно может скоро сойти на нет. Всякое в жизни бывает, но НУЖНО ПОМНИТЬ, ЧТО НАЧИНАТЬ И КОНЧАТЬ ДЕНЬ НУЖНО ОБЯЗАТЕЛЬНО МОЛИТВОЙ! Пусть она будет самая краткая.

Например, мамочка ночью встает к ребенку и днем не может отдохнуть, папочка вкалывает на нескольких работах, чтобы семью содержать, – в таких ситуациях пусть будет самое краткое правило. Молитва – не формальность, но только нельзя, чтобы ее совсем не было. Нельзя начинать и кончать день без молитвы – это правило должно быть твердым.

 Добротолюбие

Менять что-то в современном молитвенном правиле и отношение к нему не надо, потому что во все века люди непросто жили – напряженно трудились, мамочки точно также не высыпались. Конечно, условия жизни меняются, но отношение к молитве менять не нужно. Ведь молитвенное правило небольшое по объему, и найти полчаса в день возможно. Сколько времени мы тратим на пустые разговоры? А сколько времени в нашей голове пребывает мысленный мусор, который мы не анализируем, не замечаем? Если этот мусор постараться удалить из сознания, то будет время и на молитву, и на покаяние.

–  Пост превратился в диету. Ведь православный и так старается особо не грешить. В то же время, можно отметить, что пост – это самое острое время – все ругаются, в Интернете не стихают самые страшные и сокрушительные дискуссии… Какие сложности Вы видите в постовом уставе? Как сегодня постятся и должны поститься православные? А Петров пост – нет ли смысла сделать его неподвижным?

Пост – трудный период. И советы тут должны быть очень взвешенные. Пост установлен Святой Церковью, отменять его мы не вправе. Человек, нарушающий пост, должен в этом каяться. Господь ведает все обстоятельства нашей жизни, Он не будет взыскивать с человека, который не имеет возможности поститься на работе, например. Но человек должен понимать, что пусть невольно, но он грешит и в этом необходимо каяться. Тем более, что Церковь ослабляет пост для путешествующих, беременных и кормящих женщин, детей, больных и престарелых.

Пост несет очень глубокую духовную нагрузку. Мы постимся, потому что Господь снизошел с неба на землю и стал человеком, чтобы человек мог Ему уподобиться, чтобы человек мог стремиться к совершенству. Господь ждет не соблюдения диеты, а нашего стремления к Богообщению. И в этом стремлении пост – очень важный помощник.

Сейчас такое время, что по милости Божией в церковь пришло много людей и это замечательно, это – чудо Божие, совершающееся на наших глазах. Но эти люди не подготовлены к церковной жизни, у них отсутствует глубокая духовная культура, связанная с воспитанием. И начинать надо с элементарного – хозяйкам научиться готовить постную пищу, расширить свой кулинарный горизонт. Надо помнить, что пост – это не голод, это послушание Церкви и ограничение себя в привычных удовольствиях.

Но, однако, одна мера поста для монаха, другая мера поста для духовного лица, иная мера поста для младенца, иная – для немощного пожилого человека. Свою меру поста нужно согласовать со своим духовником, и даже при данном послаблении необходимо осознавать себя нарушающим пост, т.е. грешным. Поститься физически значительно проще, чем поститься духовно. За второстепенным мы забываем главное. Пост – это не цель, а средство. А цель – это то, о чем говорит Апостол Павел: «Плод духовный есть любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22-23). Если человек прикладывает духовные усилия и ощущает любовь, то он действует правильно. Если нет радости, то покаяние неполное, неискреннее, неполноценное. Если нет мира с окружающими людьми и нет мира с самим собой, то нет мира и с Богом. Если человек получает духовные Дары, то должен в покаянной и благодарной молитве их бережно хранить.

Петров пост. Может, этот вопрос и имеет право на существование, но любое серьезное внедрение в существующий Церковный Устав может привести к негативным последствиям. Есть люди, настроенные совершенно ортодоксально, которые не примут каких-либо изменений. Стоит ли тратить на это усилие, когда есть много первоочередных задач, более насущных, неотложных и, безусловно, более важных.

В этом году Петров пост был очень длинный, многие скрипели, честно говоря, и я в том числе. Но надо учитывать, что, во-первых, такой длинный пост бывает редко, а, во-вторых, это говорит о том, что мы такие малохольные…

– Что такое послушание, каково его место в духовной жизни? Какие здесь есть нерешенные проблемы?

Послушание в духовной жизни духоносные отцы ставят едва ли не первое место. О послушании есть множество рассказов в духовной литературе. Например, один из самых известных, описанный в Патерике. Старец поручает своему ученику (заметьте, тогда в послушании у старца было всего 1-2 ученика, не больше) вкопать на значительном расстоянии палку и ходить на источник воды, который тоже на значительном расстоянии, и каждый день эту палку поливать. И долгое время этот послушник (именно от слова «послушание») носит воду, поливает палку и однажды радостный прибегает к наставнику: «Старче, твои молитвы совершили чудо! Палка расцвела!» «Нет, – отвечает старец, – это твое послушание сотворило чудо!»

Послушание – это рассуждение, смирение, вера в своего наставника, это большое духовное усилие. Приведу такой пример. В 2005 году скончался необыкновенный человек, выдающийся отечественный ученый, профессор Владимир Николаевич Щелкачев, который прожил 97 лет. В последние годы жизни он был приглашен в Казань на конференцию, чтобы воздать долг памяти замечательному православному подвижнику, выдающемуся ученому, математику, профессору Московского университета Дмитрию Федоровичу Егорову, который похоронен в Казани. В. Н. Щелкачев у него учился, а в начале 30-х годов ХХ века они были арестованы НКВД и сидели в одной камере. Владимир Николаевич обратился к своему духовнику, который уже был смертельно болен, с вопросом о поездке. Вопрос был о выступлении на конференции, где будут мусульмане. И старый духовник, превозмогая боль, произнес: «Скажи что-нибудь о Магомете». Владимир Николаевич вышел от духовника и думает, что уточнить он не может и надо придумать, что же сказать. И вот на конференции в память о профессоре Егорове он говорит следующее: «Профессор Егоров был православным человеком, но ведь и пророк Магомет завещал почитать наших умерших предков. Думаю, никому из здесь присутствующих независимо от веры не будет против совести поехать на его могилу». И все поехали.

Владимир Николаевич подошел творчески к исполнению послушания. Послушание – это совсем не тупое бездумное подчинение, а, наоборот, напряженная духовная работа – нужно понять, что же хотел тебе сказать твой духовный наставник и выполнить его волю, – вот что такое послушание. Как писали раньше и говорят сейчас, – трудно найти духовного наставника, но еще труднее найти настоящего послушника.

Какие тут нерешенные проблемы? Чтобы руководить, нужен высокий духовный уровень, и чтобы слушаться, тоже нужен высокий духовный уровень. Русская Православная Церковь переживает сейчас особый этап, когда в храм приходят, Слава Богу, очень много людей, но мы должны стремиться к тому, чтобы их принять и правильно направить. Для этого и мы сами должны над собой работать, и вновь пришедшие должны понимать, что они в духовной жизни – «первоклассники». Понятно, что взрослый человек не первоклассник, а его духовный руководитель может не обладать столь безусловным авторитетом, и такой разницы в уровне как у учительницы и ее маленького ученика нет. И, тем не менее, надо понимать, что необходимо учиться послушанию, искать его и находить в своей душе. Молиться мы должны об этом, ведь как и любая добродетель, послушание – это спасительный дар Божий. Поэтому к нему надо стремиться, напрягая все свои духовные и интеллектуальные силы.

– Что такое вообще духовная жизнь? В чем главная проблема современного православного человека? Какие грехи сегодня самые трудные и распространенные? Какие появились новые грехи? Например, цинизм – что это такое?

Конечно, мы не святые, да, мы грешные, но только НОРМОЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ ЯВЛЯЕТСЯ СВЯТОСТЬ, А ГРЕХ – ЭТО НЕ НОРМА. В духовном смысле – мы ненормальные. Это надо понимать. Мы должны стремиться к тому, чтобы исполнять то призвание, которое Господь заповедует каждому человеку: «Будите вы совершени, яко Отец ваш небесный совершен есть» (Мф. 3, 48). К этому мы и должны стремиться: преодолевать свои недостатки, учиться различать в своей душе добро и зло, потому что зло сейчас рядится в личину добра и часто трудно отделить одно от другого. Нужно быть и здравыми, и стойкими, и мужественными, и самоотверженными, и верующими, и верными, и активными, обдумывать и взвешивать свои поступки и последствия своих поступков, учиться на собственном опыте, а еще лучше – на опыте других людей, которые действительно засвидетельствовали своей жизнью истинность и ценность своего духовного опыта.

В чем главная проблема современного православного человека? Я бы сказал, что всем нам не хватает веры. Вера двигает горы. Если горы двигаются, значит, вера есть. А горы нам действительно предстоит сдвигать – горы человеческого греха, горы последствий бездарных решений, горы человеческой глупости.

Самый распространенный грех сейчас – это осуждение. Я думаю, что он для всех людей характерен. Это просто как пандемия. Далеко не все предают, воруют, убивают, не все крадут и так далее. А осуждение, зависть, злопамятство, отсутствие великодушия, неспособность прощать – все это очень характерно для современного человека. Но, впрочем, и не только для современного человека. У Пушкина есть строчки в стихотворении «Поэт и толпа», их не так часто упоминают, но они бьют в самую точку:

Мы малодушны, мы коварны,

Бесстыдны, злы, неблагодарны;

Мы сердцем хладные скопцы,

Клеветники, рабы, глупцы;

Гнездятся клубом в нас пороки.

Вот, пожалуйста, типичные грехи. Много ли найдется таких людей, которые скажут, что это к ним не относится?

Что из грехов самое труднопреодолимое? То, что не воспринимаешь как грех и в нем не каешься и, соответственно, преодолеть этого не можешь. Нужно постоянно молить Господа, как о великом даре, чтобы Он дал видеть свои грехи, чтобы ты мог в них каяться. Но каяться необходимо искренне. Если же ты, на самом деле, не хочешь избавляться от этого греха, твое нравственное расположение не прочно, то Господь просто не дает тебе сил преодолевать твой грех, поскольку ты будешь не рад и опять потянешься к своему греху, который тебя унижает, разрушает, отравляет жизнь тебе и окружающим. А если ты действительно хочешь, то нет такого греха, с которым бы нельзя было бы справиться с Божией помощью.

Какие появились новые грехи? Раньше, например, не было этих безумных компьютерных игр и всего, что связано с Интернетом. Да, действительно, с игроманией справиться очень трудно, это и духовное, и психиатрическое заболевание. Раньше никто не нюхал клея. Просто это такие новые формы, но это такой же эгоизм, такое же пренебрежение окружающими.

Сейчас нормой становится грех, а не добродетель. Как апостол Павел писал, что некоторые люди совершают поступки, о которых «стыдно и говорить» (Ефес. 5:12). Сейчас нисколько не стыдно: и говорить не стыдно, и показывать не стыдно, и участвовать не стыдно, и агитировать не стыдно, – ничего не стыдно. В начале перестройки, когда все было в диковинку, на прилавке мне попалась книжка, которую написала какая-то американская порнозвезда, которая писала, что этому нехитрому ремеслу ее обучил родной папаша. Мне это, конечно, показалось диким, задело очень сильно, покупать книжку я не стал, но это мне запомнилось. Теперь с удивлением узнаю, что в недавно вышедшем фильме известного русского кинорежиссера и актера его родная дочка раздевается перед кинокамерой и демонстрирует свои прелести всему свету. Спрашивается, это что ж такое? А ведь режиссер позиционирует себя как православный христианин, и как отец должен оберегать целомудрие своей дочери.

Церковь руководствуется правилами Святых Отцов, установленными на Вселенских Соборах. Так вот, сотое Правило Шестого Вселенского Собора (680 г.) гласит: “Очи твои пусть право да зрят и всецем хранением блюди свое сердце, завещевает премудрость (Притч. 4, 23. 25), ибо телесные чувства очень удобно передают свои впечатления душе. Посему изображения,… соблазняющие зрение, растлевающие ум и производящие воспламенение нечистых удовольствий, не позволяем отныне, каким бы то ни было способом, начертывати. Если же кто сие творити дерзнет, да будет отлучен” (Деяния вселенских соборов, 1974, с. 95,96). Могу от себя добавить: поскольку я это правило знаю, я этот фильм не смотрел, мне было достаточно пересказа отдельных сцен. А вот один православный юноша сказал: «Как хорошо, что я ушел с показа фильма до окончания сеанса». И соответственно, он эту сцену не видел. Человек, даже юный, с нравственно укорененной душой не желает смотреть такие сцены. Какое же насилие должно быть совершено над душой девушки, женщины, чтобы она согласилась на такое поругание женской чести?

Что это такое, цинизм? Еще в древности – в античности и даже раньше было такое течение «циники» или по-другому «киники», которое со временем вылилось в циничное отношение к жизни – отрицание всего святого, отрицание идеала, удовлетворение только сиюминутных текущих потребностей, которые, как правило, находятся «ниже пояса». Так что цинизм – это древнее явление, оно характерно для падшей природы человека. Следствием современного цинизма является то, что лестницу нравственных ценностей, воздвигнутую христианством, положили горизонтально, уравняв добро и зло, нет теперь критерия верх-низ, есть только право-лево. Вот и мы часто не различаем добра и зла. В одном произведении, которое носило не характерную для Горького покаянную направленность, писатель устами своего воображаемого собеседника говорит, что «вы, писатели, добились того, что добро и зло перепутались и невозможно отделить черное от белого, а видно только серое».

Всем нам, верующим, всем церковным людям надо с Божией помощью восстановить в себе возможность различать добро и зло.

– Как строить общение с другими, в том числе неверующими? Что такое этика семейного общения?

Характерной чертой современного человека стало осуждение. Существует принцип презумпции невиновности, сформулированный еще в древности: если ты говоришь с человеком, то ты должен с ним говорить предельно доброжелательно, видя в нем своего друга, своего единомышленника, близкого человека. А мы исходим из другого: «А вдруг он против меня что-нибудь имеет? А вдруг он что-нибудь плохое мне сделает? А вдруг он еще хуже, чем кажется?» Этот принцип презумпции невиновности, по сути, глубоко христианский, вообще выпал из нашей жизни. Я регулярно спрашиваю у людей, имеющих юридическое образование: «Что такое презумпция невиновности?» И часто слышу в ответ: «Ой, я должен подумать».

Недавно я был в миссионерской поездке в одной воинской части под Архангельском. Ко мне подошел солдатик и сказал, что ему шьют дело. А произошло следующее: он убирал снег, лопата налетела на препятствие, он на нее наткнулся и образовался синяк. Сейчас, борясь со всякими проявлениями дедовщины, производят медосмотры. Увидели у солдата синяк, приходит к нему офицер с вопросом:

– Что произошло?

Он отвечает:

– Налетел на лопату, получил синяк.

– А тебя никто не бил?

– Нет, никто.

– А, может, ты не хочешь нам сказать?

– Да нет, я правду говорю.

– Так, может, ты скрываешь, может, ты сам затеял драку?

Этот солдат ко мне с этим подошел, когда мы были в части. Я посоветовал ему говорить только то, что было на самом деле. А потом в Москве я оказался на одном мероприятии, на котором присутствовал некий высокий чин из военной прокуратуры. Я заговорил с ним об этом солдатике. Он говорит: «А, может, он неправду говорит». «Как же так, священнику?». Он: «Одним они говорят одно, а корреспондентам, например, скажут другое. Мы же должны знать правду». Я спрашиваю: «А как же презумпция невиновности?» И он отвечает: «А ее надо доказать!» Такого ответа я не ожидал… Если презумпцию невиновности надо доказывать, тогда у нас весьма печальные перспективы.

Языческая римская культура провозгласила «человек человеку – волк». Христианство радикально изменило этот принцип: «человек человеку – брат». Даже в преступнике христианство призывает видеть образ Божий, пусть помраченный, искаженный грехом и преступлением, но не уничтоженный. Образ Божий в человеке уничтожить нельзя! Всегда остается надежда на исправление и покаяние. Только христианство в состоянии эти высокие принципы воплотить в жизнь. Но под натиском псевдодуховности, индивидуализма, вседозволенности образ брата в ближнем тускнеет и навстречу человеку вновь бежит волк. Из культуры уходит стремление к совершенству и протест против зла, насилия и несправедливости.

Но если мы будем строить свои отношения, опираясь на то, что каждый из нас – чадо Божие, Богом созданное и Богом возлюбленное, за которое Господь принял Крестные Страдания и Смерть и Воскрес, чтобы каждого спасти, тогда мы будем относиться друг к другу по-христиански.

– Что должно быть главное в семейной жизни?

Покойный профессор протоиерей Глеб Каледа, у которого была большая семья, очень дружная и очень хорошая, и дети его достигли больших успехов в своей жизни, говорил, что «семья – это школа любви». Вот мы и должны в семье учиться любить друг друга. И Господь нам в этом поможет!


Вы прочитали статью Добротолюбие для современного человека. Читайте также:

Как сегодня жить во Христе?

К молитве нужно относиться творчески

Молитва не должна быть тягостным долгом

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
В Москве помолятся обо всех нуждающихся в помощи

Божественная Литургия пройдет 1 октября в Храме Христа Спасителя

Чтобы отличать добро от зла, разве нужна религия?

И почему не хватит простой человеческой эмпатии

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: