Добрые и злые

Источник: Известия

Дмитрий  Соколов-Митрич. Фото: РИА Новости

На этой неделе я хотел написать мирную колонку о велосипедистах. Но произошли два события, которые отвлекли меня от этой затеи. Событие номер два – публичное заявление телеведущего Владимира Познера о том, что всему плохому в себе Россия обязана православию. Но для разогрева – событие номер один.

Я на этой неделе посмотрел фильм. Американский. Вот, собственно, и все событие.

Если прочитать анонс, то сюжет вырисовывается достаточно унылый. Главный герой, которого играет Джордж Клуни, летает по стране и пачками увольняет людей. Это его работа, ему за нее платят хорошие деньги. Заказчики такой необычной услуги – руководители крупных компаний, которым самим влом морально напрягаться на тему массовых сокращений. При этом у главного героя есть мелкая и банальная мечта: налетать десять миллионов миль и получить золотую карточку любимой авиакомпании. Ради этого каждый день “Джодж Клуни” видит перед собой десятки рыдающих людей, выслушивает сотни ругательств, а однажды задним числом узнает, что уволенная им девушка свела счеты с жизнью. Единственный утешительный приз, который специалист по увольнениям предлагает очередному выброшенному на улицу американцу, – это дурацкая “папка, которая поможет начать вам новую жизнь”, с набором оптимистических банальностей. Фильм называется “Мне бы в небо”, и вышел он в самый разгар кризиса.

Но какое отношение это имеет к Познеру и православию? Сейчас объясню.

Популярный телеведущий дал интервью малоизвестному курганскому изданию “Cher Ami”. Поговорили обо всем, в том числе и о религии: “Я думаю, что одна из величайших трагедий для России – принятие православия… – сказал Владимир Познер. – Если оттолкнуться от таких определений, как демократия, качество жизни, и распределить страны по этим показателям, то на первом месте будут именно протестантские страны, все. Потом католические. И лишь потом такие, как Россия, Греция, Болгария и т.д. И это совершенно не случайные вещи, потому что более темной и закрытой религией является православие… Я считаю, что Русская православная церковь нанесла колоссальный вред России”.

Ну, сказал и сказал. Лично я считаю, что по степени некомпетентности эти суждения интервьюируемого о религии можно сравнить с убеждением Карлсона, будто телевизор – это такая коробка, в которой сидит живая симпатичная девушка и строит ему глазки. Но я не собираюсь призывать на уважаемого академика участь американской журналистки Хелен Томас. Ей, если помните, пару месяцев назад пришлось потерять работу в “Hearst Newspapers” из-за антиизраильских высказываний примерно той же степени накала, что и слова Познера о православных. Просто я считаю, что в любой нормальной стране, которой даже США являются нерегулярно, человек имеет право на любое высказывание, кроме хамского. Я слова Познера о православии хамскими не считаю. Да, на телеведущего теперь обиделись многие тысячи православных. И даже Федерация еврейских организаций России официально напомнила телеакадемику, что не в традициях российской интеллигенции оскорблять чувства верующих. Но такая массовая обида тоже нормальное явление в нормальной стране. Один сказал – другие обиделись. Завтра будет наоборот. Так и должно быть.

Но в том-то и дело, что наоборот не получилось. Через несколько дней пришла еще одна новость на тему непростых взаимоотношений телеведущего с христианством.

“Владимир Познер удивлен реакцией общественности на его высказывания о православии. Об этом журналист рассказал в прямом эфире радиостанции “Русская служба новостей”. “Я вообще не понимаю, по поводу чего шум-гам… – признался Познер. – Оказывается, что это болезненная тема для нашей страны, для каких-то людей”. На вопрос, не опасается ли он гонений, которые могут последовать за его словами, Познер ответил: “Вот и посмотрим, какая у нас в этом смысле замечательная страна: начнутся ли гонения на человека только за то, что он высказал свое мнение? Это интересно. Будет ли Церковь участвовать в этих гонениях? Это тоже будет очень любопытно”.

Лично меня это высказывание покоробило гораздо сильнее, чем предыдущее. Потому что ответственное заявление отличается от безответственного как раз тем, что произносящий его человек признает за согражданами право на собственное мнение и общественную критику в свой адрес и готов держать за свои слова ответ перед аудиторией. Судя по интервью “Русской службе новостей”, Владимир Познер в этом праве нам отказывает. Во всяком случае, я не могу воспринимать его слова иначе как попытку дискредитировать в корне все возможные возражения в свой адрес, переведя их из дискуссионной плоскости в силовую. Вы не согласны с Познером? Поздравляю, это значит, что вы участвуете в гонениях на него. Ах, вы еще и священник? Ну вот видите, в гонениях участвует Церковь – что и требовалось доказать.

Свободного человека, которым, безусловно, считает себя Владимир Владимирович, не должна удивлять реакция других свободных людей на его свободные высказывания. Иначе получается, что свои свободолюбивые принципы он распространяет лишь на себя самого. И это на самом деле синдром не одного только Познера. “Интеллигентным и порядочным” людям России, что бы там они ни говорили о правах человека, как-то генетически свойственно отказывать окружающем в праве на свое мнение и вообще – говорить с ними как с равными. Это высокомерие неистребимо в России так же, как и столь ненавистное Владимиру Познеру православие.

Но вернемся к нашим американским безработным. Пора наконец объяснить, чем меня так зацепило “Мне бы в небо” и какое отношение оно имеет к “синдрому Познера”.

Вопреки своей фабуле фильм на самом деле очень душевный. “Джордж Клуни” вовсе не циник, а, скорее, действующий философ. Он очень переживает за каждого нового безработного и не говорит “следующий”, пока не увидит в глазах клиента надежду на новую жизнь. Во время перелетов профессиональный увольнитель смотрит сверху на прекрасную американскую землю и много думает. Самоубийство уволенной им девушки он воспринимает как личную трагедию. И вообще – фильм на достаточно злободневную тему сделан с любовью к своей стране, своим людям, их прошлому, настоящему и будущему. Он как-то витаминизирует. После просмотра в душе воцаряется мир, как будто сходил в церковь. Хочется жить, действовать, любить. И чем дольше его смотришь, тем настойчивее спрашиваешь сам себя: почему наш кинематограф, наша журналистика, наша общественная риторика знать не хотят такой интонации?! Почему почти каждый новый фильм на русском языке, претендующий на событие в искусстве, становится готовым пособием по изучению авторского высокомерия?

Мне кажется, ответ на эти вопросы катастрофически банален: наша культурная элита просто разучилась любить. Свою страну, свой народ… Я вообще все чаще ловлю себя на том, что основным критерием оценки чего бы то ни было для меня становится не “талантливый или бездарный”, не “правильный или неправильный”, не “эффективный или безрезультатный”, а вот это банальное – “добрый или злой”.

Фильм “Мне бы в небо” – добрый. А слова Познера о православии – злые. Вот и вся связь между двумя событиями недели, из-за которых мне пришлось отодвинуть на неделю мирную колонку о велосипедистах.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.