Дом, милый дом

«Книга Кеннета Грэма “Ветер в ивах” – классика английской детской литературы, а может, и не совсем детской, как это часто бывает с книгами, написанными вроде бы для детей, – рассказывает президент “Медиасоюза”, писательница и постоянный автор “Правмира” Елена Зелинская. – Существует несколько переводов на русский, вполне неплохих. Я сама не удержалась и перевела – вместе со своим другом поэтом Юрием Галицким – этот завораживающий текст еще давно, когда не знала, что умею придумывать сама. Одна из глав, однако, так и не была полностью переведена в опубликованных переводах. Я хочу подарить читателям на Рождество этот отрывок – он один из самых моих любимых».

Кеннет Грэм. «Ветер в ивах». Глава 6. Дом, милый дом

…Наконец Крысу удалось заманить хозяина к столу, но не успели они всерьез взяться за сардины, как услышали доносящиеся из дворика странные звуки – шарканье маленьких ножек по гравию и смущенное бормотанье крошечных голосков. Можно даже было разобрать отрывочные фразы:

«Ну, теперь все в ряд! Держи фонарь чуточку выше, Томми, и прочисть сначала горло! И не кашляйте после того, как я скажу раз, два, три. Где крошка Билл? Здесь! Давай, заходи, мы все ждем…»

wind-in-the-willows

– Что это? – спросил Крыс, не выпуская из зубов сардиний хвост.

– Это полевые мыши, скорее всего, – ответил Крот горделиво, что вообще было в его стиле. – Каждый год в это время они распевают рождественские песни. В наших краях никогда не обходятся без этого обычая на Рождество.

– Мимо меня они не проходят, – добавил он, – навещают мою обитель под самый конец, когда уже обойдут все домики. Обычно я предлагаю им погреться винцом, а иногда и ужином, когда могу себе это позволить. Было бы недурно, как встарь, послушать их, а?

– Давай пойдем и взглянем на них, – Крыс подпрыгнул и побежал к выходу.

Они широко распахнули двери, и их глазам открылась очень милая и весьма соответствующая времени года картина.

На дворе, освещенные тусклыми лучами газового фонаря, стояли полукругом восемь или десять маленьких полевых мышек в красных шерстяных шарфах, замотанных вокруг шей. Засунув лапы глубоко в карманы, они слегка пританцовывали на месте, чтобы согреться. Смущенно поглядывая друг на друга блестящими бисерными глазками, мышата хихикали и сопели, время от времени подтирая носы рукавом. Когда дверь отворилась, тот, что постарше, с фонарем, скомандовал:

– Раз, два, три!

И тотчас взвилась в воздух старинная рождественская песнь, которую сочинили еще их предки, прячась в полях, схваченных морозом, когда снег засыпал крыши и каминные трубы, сочинили и передали им, чтобы они спели ее на праздничной улочке у освещенного лампой окна под Рождество.

Январем и морозцем начинается год.
Пусть распахнуты двери у всех широко,
Хоть и ветер ветрится, и кроме того
Снег кружится – погреться нас дом позовет,

И пусть радостно будет для вас
Это утро и каждый, и каждый ваш час! 

Мы дрожим, так дрожим, так зима холодна,
На замерзшие пальчики дует она…
К огоньку вы пустите веселому нас!

Мы пришли вас поздравить, а с нами зима.
Будет утро счастливым и каждый ваш час!

В эту полночь опять, как давно, как тогда
Повела за собою нас чудо-звезда,
Свет даря и тепло, чтобы все и всегда
Жили в мире и радости, чтоб никогда

Вы не мерзли в ночи, чтобы в сердце у вас
Были утро и радость во всякий ваш час! 

Брел Иосиф с Марией и, вверх поглядев,
Увидал, что Звезда, Осветившая Хлев,
Призывала войти их, и, вверх посмотрев,
Богоматерь вошла в этот хлев.

Было радостным утро ее, а для вас
Пусть же праздником будет и каждый ваш час!

И спустился к ним Ангел, и Ангел сказал:

«Не забудьте, кто первым в хлеву ликовал
В Рождество – те, кто блеял, и те, кто мычал,
Когда радостно мальчик в ночи закричал.

Пусть же счастливо будет для них и для вас
Это утро и каждый, и каждый ваш час! 

Пусть же радостным будет для нас
это утро и каждый наш час!

Голоса замерли, смущенные певцы улыбались, искоса обмениваясь взглядами, и наступила тишина, – но всего лишь на один момент. И тогда сверху и издалека, по длинной норе, по которой они только что пришли, долетел до их замерзших ушек слабый музыкальный гул – то был звон колоколов, которые пели все громче свою радостную рождественскую мелодию.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Церемониймейстер Рождества

Стены рабочего кабинета Чарльза Диккенса со всех сторон были увешаны зеркалами

Из больницы – в зимний мир мечты

Рождественский подарок тяжелобольным детям от австралийского фотографа

Рождество Христово в русской поэзии

Стояла зима. \ Дул ветер из степи. \ И холодно было Младенцу в вертепе \ На…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!