Дома засесть или в люди пойти?

|

Что такое труд общественный, я думаю, понятно всем. Под домашним трудом обычно подразумеваются уборка-стирка-готовка плюс уход за детьми. Раньше женщины занимались в основном трудом домашним. Теперь занимаются в основном трудом общественным.

Между прочим, в обыденной речи все это звучит немного иначе, и этот нюанс как раз и высвечивает существующую в обществе разницу отношения к первому и второму видам труда. Как мы обычно говорим или спрашиваем про женщину: «работает» она, или «сидит дома»? Так и меня недавно спросили об этом в паспортном столе и на мой ответ «В декрете» уточнили: «Ну вы то есть, в принципе, работаете?» На что меня так и подмывало ответить, что я «в принципе» работаю с утра до вечера (а временами и в ночную смену) в уходе по дому и по деткам. Но это в нашем обществе работой не считается. Раз «сидишь дома» – значит, сидишь. А если сидишь в офисе – значит, трудишься. Язык не обманешь.  (Между прочим, социологи давно уже утверждают, что домашний труд по трудозатратам  и по мере ответственности вполне равнозначен настоящей «мужской» работе: не собачек же растим – людей!) Но я не об этом.

А о том я, собственно, что перед православной женщиной, вступающей в брак, подобная дилемма «работы – сидения» рано или поздно встает. Счастливы те, которые благополучно минуют эту проблему и целиком и полностью посвящают себя семье и детям. Остальные же тихо мучаются: ну вот родился один ребенок, ну вот подрос, может быть, пора немного «поработать»? Когда рождается второй, желание «поработать», пожалуй, еще более усиливается, однако в перспективе третьего и последующих деток невольно задаешь себе вопрос: а кому и для чего нужна такая вымученная деятельность, когда и дома хлопот, что называется, хватает? С другой же стороны, никакой гарантии рождения последующих детей, при нашем хилом здоровье, нет, а квалификация от долгого «сидения» теряется быстро. Вот и ты теряешься в догадках: то ли дома «засесть», то ли «в люди пойти»?

А тут и друзья-интеллектуалы жалеют и советуют: нет, нельзя себя запускать, нужно обязательно работать, обязательно. Конечно, весьма заманчиво поручить чадо няне, а самой отправиться в какой-нибудь научный институт на «гранты» – статьи писать (или в «офис» – бумажки и товары передвигать – кому как нравится). Конечно, соблазнительно потом эти статьи преобразовать в ДОКЛАД и поездить с ним по всяким конференциям в пределах (а еще лучше за пределами) нашей необъятной страны. И почет тебе, и развлечение, и полный интеллектуализм. Конечно, поприятнее будет, чем в тапочках кашу мешать. Да вот только беда: детей жалко. Наемный человек есть все-таки наемный человек, к тому же Арины Родионовны что-то не густо водятся. И уж если сама мать порой тяготится капризами и нытьем собственного ребенка, то что уж тут говорить о чужом человеке! Да и не хочется как-то, чтобы чужой человек формировал твоего родного малыша.

Идеальным в этом отношении могут быть «пол ставки» или периодическая работа, когда и себя «стонизировать» можно (большинство женщин, если уж говорить без лукавства, именно за этим и «выходят на работу»), и семье большого ущерба не нанести. Однако такая работа все же редкость.

А тогда что же все-таки делать с двумя высшими образованиями и научными степенями? Пропадай все пропадом в «домашней трясине»? (То, что деткам моим маленьким не мое к. и. н., то бишь ученая степень, а «му-му и бе-бе» пока требуется, у меня сомнений не вызывает, а вот то, что, уложив деток спать, я не уборкой-готовкой частенько занимаюсь, а вумные книжки по старой памяти продолжаю почитывать, – это вызывает муки совести. Или вымучивать из себя научную деятельность, лезть в какие-нибудь «Живые Журналы»: мол, я тоже! –  я из ваших (а не в халате и тапочках!), я творческий человек! Да нет, как-то неестественно это. Нет здесь органики, и не творчество это.

А творчества, между прочим, видимо-невидимо в собственном доме (со временем начинаешь понимать). Не в смысле «заниматься с детьми по системе Монтесори», играть в «развивающие игры» и т. д., чем обычно определяют поле творческой деятельности для мамы и киндера специализированные журналы. А в смысле построения Дома с большой буквы (не люблю пафосности, но тут, пожалуй, не обойтись).

Что значит построение Дома? А много чего значит. Ну, во-первых (чего уж стесняться?), обустройство быта не в эфирных пространствах ведь живем. Здесь, между прочим, требуется немалое количество ума и сообразительности: выращивание уюта, соотнесение вещей со стилем, характером и особенностями хозяев, соотнесение со всем этим вместе взятым ежедневных, еженедельных и генеральных уборок (в чем тоже надо руку порядочно набить, чтобы достигнуть виртуозности), да и, кстати, выкручивание и балансировка между сладкими грезами и предпочтениями вкуса и суровой денежной реальностью семейного бюджета – чем не поле для творчества? Теперь возьмем выше – созидание в Доме Уклада.

С этим редкостным зверьком сегодня особенно много проблем. Вот раньше существовал особый уклад в дворянских семьях, особый – в купеческих, особый – в крестьянских. И каждый был по-своему красив и уместен. А в советское время – что? С утра в воскресение – сперва «Будильник», потом «АБВГДейка», потом – «Отзовитесь, горнисты», потом – «Утренняя почта» вприкуску с чаем, а там, глядишь, и день прошел. (Сегодня у многих – то же самое, только названия передач поменялись.) Понятно, что в православных семьях так быть не может. Вот и приходится выстраивать все с нуля: утренняя и вечерняя молитвы (с детьми, я скажу, – штука особая), семейные праздники, да то же проведение воскресного дня – у нас, например, все никак «чинный воскресный обед» не наладится. Сперва все голодные после церкви у меня из-под ножа сыр-колбасу таскают, а потом нахватавшиеся дети начинают не чинно обедать, а бесчинно буянить, и приходится их под мышку – и из-за стола. У нас по устоявшейся семейной традиции эту функцию на себя берет папа, а мама отдыхает – кофе пьет.

Если взять совсем высоко, то выстраивание Дома – это еще и выстраивание внутренних взаимоотношений. Меня в свое время поразило, что в семье последнего нашего императора мать с отцом ни разу(!) не повысили голоса друг на друга при детях. Понятно, что они были избавлены от бытовых попечений, понятно, что это люди святые, и все же это не оправдание тому, до какой степени порой не вовремя высунувшийся из-под кровати грязный мужнин носок может возмутить внутрисемейное спокойствие – при детях, что печальнее всего. Так что в этой области поле для творчества и всевозможных аскетических упражнений поистине необъятное. Говорю это без всякой иронии.

Так что есть, пожалуй, чем заняться и современной городской женщине, пока она «сидит дома», и есть куда приложить свои нерастраченные творческие силы.

Елена Котовская

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: