Дороги, которые не мы выбираем, или Чудо у Тернового Венца

Сейчас модно спорить о чудесах, о том, что они вроде как и не нужны тем, кто верит по-настоящему. Но, несмотря на наши усилия, чудеса происходят. Порой даже тогда, когда мы сначала прилагаем максимум усилий, чтобы было иначе. Об одном таком чуде рассказывает Эльвира Китнис, руководитель паломнического и культурно-просветительского центра св. Фомы в Европе.

Не многим знаком святой мученик Маврикий. Это христианин, темнокожий воин из Фив. Он возглавлял легион мучеников и вместе со своими товарищами по оружию принял смерть за имя Христово в четвертом веке.

Мученик Маврикий - фреска в храме св. Сорока мучеников в городе Трире

Мученик Маврикий – фреска в храме св. Сорока мучеников в городе Трире

Это была одна из тех историй, которые постепенно ломали скепсис и цинизм позднего язычества. Воинов было шесть тысяч шестьсот человек. Это был знаменитый Фивейский легион воинов-мучеников, воспетых кистью Эль Греко.

Казнь их была в Трире, на месте, когда-то называемым Марсовым полем. Мы с нашей группой паломников поклонились их мощам, и теперь направлялись в Париж.

Перед мощами мучеников Фивейского легиона

Перед мощами мучеников Фивейского легиона

Мы стремительно врывались в столицу Прекрасной Франции через северную часть города. С этой группой почти все было так же, как и со всеми. Скучая в продолжающейся пробке, паломники неторопливо наблюдали уличную жизнь чернокожих, населяющих окраины Парижа.

Многие были слегка разочарованы, многие, не скрывая ужаса, тихо ворчали: «Просто Гарлем какой-то!»

Все было, как обычно, кроме одного. Наша группа катастрофически опаздывала к самой главной Встрече! Встрече со святыней, ставшей свидетельницей страданий Господа – Терновым Венцом.

Стрелки часов давно миновали три часа. В соборе уже ударил колокол. Так происходит всегда в этот день – пятницу, в три часа дня. Это время, когда Господь умер на Кресте, и разодралась завеса иудейского храма.

В этот час в Notre Dame рыцари Гроба Господня, торжественно выносят Терновый венец всем молящимся. Это святыня Страстей Спасителя.

Поклонение венцу

Поклонение венцу

Венец – это скорбный и радостный свидетель мучений, смерти и Воскресения Господа. Встреча с ним – не просто молитва или даже чудеса. Это глубокое сопереживание Евангельских событий.

Кто из нас не думал о том, как было бы, если бы мы были там, у Креста в то время? Как повели бы себя? Что чувствовали? Молитва у Венца дарит это переживание Встречи. Пережить это приезжают тысячи христиан со всего мира.

Только здесь мы понимаем, какие же мы все разные. Здесь, в соборе Парижской Божией Матери, можно увидеть всех вместе: христиан из Индии, темнокожих коптов с татуировками Креста на руках и на челе, множество западных христиан и, конечно же, православных. В эту пятницу все были уже там. Кроме нас.

Мы пробивались через пробки. Вот уже четыре. Идет молебен. А мы лишь проезжаем площадь Бастилии и видим из окна символ парижской свободы – колонну и место, где все – и женщины, и дети – разбирали руками ненавистные стены старой тюрьмы.

Снова стоим. Половина пятого. Медленно, но двигаемся дальше. Вот впереди уже знакомые каждому очертания Notre Dam, но снова пробка, и нам даже не хочется смотреть на прекрасный вид из окна.

Статуи собора

Статуи собора

Все напряженно молятся, понимая, что То, ради чего ехали, преодолевая тысячи километров, может так и остаться за пределами мечтаний.

Вот уже и пять часов. Останавливаемся и просто бежим в собор. Вбегаем, спешно перекрестившись при входе, и видим, что все закончилось. В храме – запах ладана и медленно уходящие люди. Венец унесли.

Венец выносят в первую пятницу каждого месяца. Только на молебен и поклонение. Потом уносят в ризницу, кладут в ковчег и опечатывают. Открыть ковчег снова не так просто, необходимо собрание рыцарей Гроба Господня. Не менее трех. Таков протокол. Никому и никогда не открывают эту святыню в другое время.

А у меня за спиной сорок душ, все плачут и молятся… Что делать?

Витражи Нотр-Дама

Витражи Нотр-Дама

В нашей группе была монахиня, родом из Франции. Она родилась в Париже. Ее родители покинули Россию сразу после Октябрьского переворота, вскоре умерли. Она росла с сестрой. От юности прилепилась к Церкви. Приняла постриг. Долго подвизалась на Святой Земле. Потом Господь привел ее в Киев, откуда и прибыла она с нашей паломнической группой в любимый и родной город.

Я как-то сразу почувствовала, что помощь придет от нее. Французский был ее вторым родным языком, поэтому уповая на милость Господа, знания французского матушки Феодосии и молитвы двух отцов, сопровождающих группу, мы направились в «недра» собора.

За спиной слышалось пение сорока паломников. Пели «Кресту Твоему покланяемся, Владыко» тихо и жалостливо…

Поворачиваться было откровенно страшно, и мы, не оглядываясь, пошли. Отцы впереди, мы с матушкой следом. Делегация выглядела солидно.

В соборе Парижской Богоматери

В соборе Парижской Богоматери

Нас встретил улыбающейся падре. Он сказал, что ему очень жаль, но правила есть правила, и вернуть Венец на поклонение молящимся будет возможно только через месяц. Пение за спиной стало громче, послышалось чье-то всхлипывание.

В этот критический момент к нам вышел темнокожий священник, широко улыбаясь, он смотрел сквозь всех на матушку! Она тоже его узнала. Они обнялись и стали о чем-то оживленно говорить на французском. «Он постарается помочь!» – сказала она через минуту.

Священник оказался ее знакомым. Матушка Феодосия – золотошвейка и когда-то, много лет назад, постигая это мастерство, она часто посещала сокровищницу Notre Dam, срисовывая замысловатые узоры средневековых облачений. Это была кропотливая работа. Темнокожий служитель собора заметил ее старания и сделал ей копии рисунков.

Это было давно. А теперь он, появившись внезапно, ушел творить чудо для нашей группы. Мы ждали его как благого вестника!

Он вернулся через десять минут. Улыбался белыми зубами. Нам разрешили! А дальше все было как во сне! Нашу немаленькую группу повели узкими коридорами, и мы оказались в небольшой комнате с круглым столом, в центре которого лежал Терновый Венец Господа! Тот самый!

Священники трепетно взяли Его в руки. Начался молебен.

Терновый венец Спасителя

Терновый венец Спасителя

Я не помню такой молитвы у Венца! Это была соборная, выстраданная всеми молитва.

Все было неспешно. Все приложились, а потом с разрешения темнокожего брата во Христе сделали групповую фотографию у Венца! Мы работаем десять лет. Но такое фото, как и такая группа – одно. Больше фотографировать не разрешают, и не разрешат, наверное, никогда.

С тех пор прошло много лет. Мы сняли фильмы «Неизвестная Европа», среди них есть фильм о Терновом Венце Господа – «Сердце Парижа». Ведь эта святыня – сакральный фундамент, на котором стоит этот большой, шумный, порой невозможный и такой прекрасный город!
Я люблю Париж, не потому, а вопреки. Парижане часто говорят: «нас качает, а мы не тонем». А на холме Мучеников (Montmartre), где был казнен первый епископ города – святой Дионисий, можно увидеть изображение лодочки – Сите.

Мне кажется, что у этой лодочки надежный Кормчий! И Он ведет ее сквозь бури революций, отрицаний и неверия. Господь не оставит этот удивительный город и этот бунтующий, веселый и смелый народ. Ведь Он подарил ему такую Святыню.

Венец привез в город лучший из королей, которому даже французский народ не дал обидного прозвища «горбатый», «злой» или «ленивый». Он вошел в анналы французской истории как Людовик Святой.

Говорят, именно встречая Венец, в простой рубахе, сняв все королевские регалии, король впервые встретил своего будущего духовника – простого монаха по имени Робер де Сорбонн… Сейчас мы знаем университет, носящий его имя. Сорбонн основал его, и первый факультет был посвящен важнейшей из наук – Богословию.

Париж! Каждую первую пятницу сюда стекаются христиане. Такие разные: черные, белые, иногда даже желтые. И пусть на молебне у Венца нас не смущают непокрытые главы гречанок или татуировки креста на руках смуглых собратьев святого мученика Маврикия.

Не все из нас, прибывших из далекой России, знают, что в период османской оккупации Греции, когда мусульманки кутались в хиджаб, гречанки, вопреки этому, открывали свои волосы, исповедуя таким образом свою веру во Христа.

А копты-христиане живут в постоянном режиме исповедничества и мученичества среди мусульманского мира.

Был в их истории такой период, когда в христианских семьях казнили родителей, а детей отдавали в мусульманские семьи на воспитание. Родители-христиане, зная перспективу мученичества, делали татуировки креста на теле своих детей. Татуировка ведь не смывается. Они верили, что и вера во Христа останется в их детях навсегда.

В тот день нам почему-то показалось, что святой мученик Маврикий молился о нашей группе и о том, чтобы мы, православные не боялись разного: выражения веры, цвета кожи, мыслей. Ведь есть главное, то что над…

У меня в архиве есть удивительное фото. На нем группа православных паломников. Священники держат Терновый венец Господа в руках. А сбоку скромно стоит тот самый темнокожий католический священник, через которого Господь явил всем нам чудо любви во Христе.

 

Фото автора. Также использованы фотографии Анатолия Данилова и Анны Даниловой


Эльвира Китнис

Эльвира Китнис

Информационный телефон по вопросам паломничества к Терновому Венцу Господа: 8 926 947 01 12. Больше информации вы найдете на сайте православного прихода во имя Сорока Мучеников Севастийских в городе Трире.

Читайте также:

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Паломничество как страсть – или способ поиска Бога?

Метаморфозы сознания, духовные катастрофы и личные тайны православных

Трир: русские художники расписали алтарь в храме древнего немецкого города

В Трире история еще неразделенной христианской Церкви перестает быть чем-то далеким, умозрительным

Туринская Плащаница – «пятое Евангелие» или средневековая подделка? – лекция Тимофея Китниса

Аутентичность святыни доказывается одними и оспаривается другими специалистами, кто из них прав?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!