Доверие: слово и дело

|

Если уж ты доверил свою жизнь Богу, то не должен бояться ничего. Даже если страшно, даже если вокруг — непроглядно,
даже если кажется, что житейское море сейчас поглотит тебя, а твоя лодка разобьется о скалы, не бойся все равно!
Если когда­то ты понял, что Христос — рядом с тобой, если когда­то ощутил сердцем Его присутствие,
если когда­то уверился в том, что Господь любит тебя и ведет по жизни, значит, Он никогда уже не бросит тебя,
не отвернется, не перестанет слышать твои молитвы…

Протоиерей Алексей Уминский «О чем говорит Христос. Разговор о Евангелии»

Доверие. Наверняка, произнося это слово, каждый из нас представляет себе что-то хорошее: надежность, открытость, искренность. Наконец, это значит, что рядом с нами — надежный и искренний человек, на которого можно всегда положиться. Ну и, безусловно, нам бы самим хотелось быть для кого-нибудь такими вот, достойными доверия. В общем, «доверие» — какое-то очень хорошее и теплое слово, как и ассоциации, возникающие при его произношении.

Много ли у каждого из нас таких людей, которым можно было бы доверять безоговорочно и на все сто? У кого-то — несколько; кто-то рад и тому, что, проанализировав ситуацию, может назвать хотя бы одно имя; а кто-то пока в поиске. Я не беру случаи, когда человек не доверяет вообще никому и никогда (это, видимо, болезненные симптомы психического расстройства) или же доверяет всегда и всем (а это уже — Лев Николаевич Мышкин). Оставив эти два случая, можно поговорить об остальных.

В толковом словаре Ушакова слово «доверие» определяется как «убежденность в чьей-либо честности, порядочности; вера в искренность и добросовестность кого-нибудь». Убежденность предполагает, что доверять мы можем только тем, кого хоть сколько-нибудь знаем. И это, видимо, также значит, что настоящее доверие необходимо заслужить — это не то, что возникает само собой, в одночасье (если, разумеется, речь идет не о какой-нибудь сумасшедшей влюбленности, когда готов отдать/доверить все, что имеешь, и трезво мыслить не получается). Вера же — часто вопрос нашей совести и нашего выбора.

А между тем доверять приходится людям совсем незнакомым и едва ли не ежедневно! И доверяем мы им вещи далеко не пустячные — наше здоровье, свободу, деньги, репутацию и, наконец, саму жизнь.

Доверие бывает разное, как и причины для его возникновения: доверяем мы не только тем, кого знаем и с кем пуд соли съели, но и из любопытства, из-за боязни обидеть недоверием или оказаться в дурацком положении, из-за безразличия, от незнания и наивности, от неимения выбора, вынужденно. Вся наша жизнь строится на доверии.

Почти каждое утро и почти каждый из нас отправляется на работу. Зная сегодняшнюю ситуацию на дорогах, всякая поездка — небезопасна (и для тех, кто за рулем собственного автомобиля, тоже). Но, наверное, никто из нас не подходит к водителю и не требует медицинскую справку, не интересуется и о его настроении на данный момент? Сел — поехал. С надеждой на то, что если водителя допустили до работы, значит, с его здоровьем (в том числе и психическим) всё в порядке, и что до пункта назначения вы доберетесь не только вовремя, но и в целости и сохранности.

Каждому из нас в течение жизни неоднократно приходится обращаться за помощью в медицинские учреждения. И там за нас как-то уже все решено: подходим к окошку регистратуры и берем талон к тому врачу, которого кто-то назначил на наш участок. Много ли мы знаем об этом человеке? Да почти ничего, если не брать в расчет разговоры в очереди. Можно, конечно, пойти в платную клинику и самому выбрать себе врача, но и там — намного ли больше информации? Деньги — еще не гарантия благополучного исхода дела. Но пришли в больницу (или вызвали врача на дом) и надеемся, что наше здоровье в надежных руках.

С учебными учреждениями ситуация похожая. Мы, конечно, прислушиваемся к тому, что говорят о том или ином учителе, но в итоге, пока не отдадим ребенка в школу и сами не убедимся в компетентности и порядочности человека, взявшегося учить наше чадо, все, что мы можем,— это только наблюдать и надеяться.

И еще о многом можно сказать — о выборах, рекламе, купле-продаже недвижимости… В общем-то, это все — о наших отношениях с людьми, которых мы или совсем не знаем, или знаем, но недостаточно хорошо. Но ведь есть еще семья, родственники, друзья — кому, если не им, доверять? Самые близкие, родные, любимые. Соседи, коллеги по работе — одних мы можем знать чуть ли не всю свою жизнь, с другими проводим достаточно много времени, чтобы разобраться, кто есть кто. Но стоит назвать несколько ситуаций — например, дележ наследства или развод супругов — и оптимизма становится меньше. Или дали деньги в долг другу — и дружба врозь, потому что тот вовремя не отдал. Или — трезвому человеку вы полностью доверяете, а с ним же, но нетрезвым, уже не до доверительных отношений. Или работаете с человеком вместе не один год, доверительно, как ни с кем другим, общаетесь, а он возьми да и подставь. Или же, чего далеко ходить, мы сами. Случается, что вольно или невольно, а делаем мы что-то такое, что не оправдывает чье-либо доверие. Подводим людей… И в основе — опять не убежденность, а все та же надежда на то, что все обойдется, все наладится, все будет хорошо. Если задуматься, то получается так, что, во-первых, часто понятие «доверие» больше связано не со словами «верить» и «знать», а со словом «надеяться». А во-вторых, по-настоящему доверять другому человеку (даже не будучи мизантропом и не имея мысли, что «человек человеку — волк, враг и т.п.») — трудно и беспокойно. Тем более когда всем сердцем прикипаешь к тому, что поставлено на кон, и особенно если речь идет о материальных ценностях и нашем собственном комфортном житье-бытье.

Но надо сказать, что в этих случаях мы все равно менее беспечны и всеядны, чем в вопросах веры — жизнь потребителя и обывателя того требует, здесь мы явно видим, что теряем. Но ведь есть еще и другое. То ли постоянно забывается, что мы — не только тело и его потребности, а еще и душа, то ли искренне полагаем, что здесь все в норме (крещеные, в церковь ходим, причащаемся, милостыню подаем — чего же еще?!), и ничего страшного произойти не может. Для кого-то вполне допустимо называть себя православным христианином, ходить в храм на исповедь и при этом сверять свою жизнь по гороскопам и доверять решение своих проблем ясновидящему или «белому колдуну в четвертом колене». Быть, как сказал профессор А.И. Осипов, «православным язычником». Забывая или вовсе не зная о главном, быть нараспашку для всего и всех, кокетливо заигрывать с тем, что кажется любопытным и вполне безобидным:

— Ну как не довериться святынькам — из святых же мест привезены! Вот этот песочек с могилки — в носки, камушек — под подушку, краску с иконки — в стакан со святой водичкой — и никакая хвороба не одолеет! Знающие люди посоветовали!..

— Как можно не доверять этой целительнице — у нее весь дом в иконах и церковных свечах, да и молитвы, что читаются, такие же, как в моем молитвослове! И после ее сеансов муж спиртное на дух не переносит!..

— Почему это гадать — грешно? Я вот узнаю, что меня ждет, и буду готов ко всему. Тем более и гадать мне будут не по каким-то там рунам или картам Таро, а по Библии. Я — православный, Библии я доверяю.

Трезво рассуждать, какие потери можно понести из-за своей излишней доверчивости,— и в голову не приходит…

Как правило, в нашей жизни нам всегда предоставляется выбор, в том числе — выбор своего пути и ответа на вопрос: доверять или нет? «Доверяй, но проверяй»,— говорится во всем известной пословице. Другими словами, приложи хоть какое-то усилие, хоть немножко потрудись и, во-первых, сумей увидеть этот выбор, а во-вторых, попытайся хоть как-то проверить его правильность. Это в обычной жизни недоверие и перепроверка могут вызвать обиду и неприятные ощущения, а в жизни духовной они являются добродетелями.

Помнится, во времена СССР был такой коронный вопрос-тест: «А пошел бы ты с этим человеком в разведку?». Надо было подумать и, взвесив все за и против, дать ответ. В условиях мирного времени вопрос, конечно, странный, но на самом-то деле не шуточный и требующий размышлений: кто ты такой, чтобы обижать человека своим недоверием, но и безрассудно доверить свою (и нередко — не только свою) жизнь — значит пропасть ни за понюшку табаку. Можно, конечно, возразить, что сейчас — не война, и мы — не минеры и не разведчики, а значит, и право на ошибку имеем. Но это как сказать. Война — не всегда и не обязательно стрельба и взрывы на улицах города, часто — это все то же самое, но внутри нас. И одно из главных условий для того, чтобы не оказаться побежденным — это наконец понять, что ты живешь. Не доживаешь свои последние десятки лет, а живешь и будешь жить вечно. И вот тогда вопрос «кому и что доверять?» — это уже серьезно. Потому что по-настоящему страшно должно быть только одно: ошибиться в том, что как-то может повлиять на жизнь вечную, на то, что ожидает нас за гробом. Конечно, все мы — самые обычные люди, и земные сиюминутные невзгоды и потери представляются нам вещами куда более ужасными, чем какие-то рассуждения о том, что когда-то потом из-за нашей безрассудности нам может быть еще хуже, чем сейчас. Утрата здоровья, близких людей, денег, квартиры — куда уж, кажется, страшнее? Потерять сбережения или разочароваться в человеке для нас страшнее, чем потерять связь с Богом. До тех пор, пока у нас нет веры (и даже если вера у нас есть, но верим мы неправославно) — так оно и есть.

Как-то грустновато выходит. А может, стоит буквально понимать слово «доверие»? До-верие — то, что есть у нас до веры, то есть путь исканий и ошибок. Человек идущий и ищущий — это уже хорошо! И радостно в этом то, что итогом этих поисков для многих из нас является обретение Господа. И не беда, что ценой ссадин, шишек и даже переломов. Потому что вот тут уж, даже если жизненные обстоятельства и складываются так, что нет пока рядом с нами такого человека, которому можно безоговорочно доверять, в сердце вселяется радость и покой — оттого, что все упование наше мы возложили на Него, и не только здоровье, деньги, свободу, а саму жизнь Ему доверили. И не только свою, а и тех, кого любим. И уже не так страшны нам ни воры-грабители, ни мошенники, ни врачи-недоучки, ни наши собственные ошибки.

Людмила Салимова

Газета «Православная вера» №22 (474), 2012 г.

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!