Духовенство и политика: точки соприкосновения. Украинский взгляд

Секретарь Одесской епархии Украинской Православной Церкви Московского Патриархата, член Межсоборного присутствия и Синодальной Библейско-Богословской комиссии Московского Патриархата, протоиерей Андрей Новиков высказал свое мнение об участии духовных лиц в политической жизни и по поводу проекта документа Межсоборного присутствия «Практика заявлений и действий иерархов, духовенства и мирян во время предвыборных кампаний. Проблема выдвижения духовенством своих кандидатур на выборах».

protoierei

Протоиерей Андрей Новиков

Прежде всего, хотел бы сказать, что я полностью поддерживаю тот проект документа Межсоборного присутствия, который был принят соответствующей комиссией и одобрен в первом чтении президиумом Межсоборного присутствия во главе со Святейшим Патриархом Кириллом.

Документ необходимый, взвешенный. Замечание, в котором говорится об исключительных случаях участия духовенства в выборах по благословению священноначалия – очень важно. С одной стороны исключается возможность произвольного самовыдвижения священников от различных партий на местах. С другой – не исключается возможность таких критических ситуаций, когда для духовенства возникает необходимость принять участие в работе каких-то парламентских органов (общегосударственных или местных) с той целью, чтобы повлиять соответствующим образом на законодательство, на выправление положения в стране или в регионе. Но естественно, это должны быть какие-то исключительные случаи, когда действительно иного выхода нет.

Мы все прекрасно знаем, что Московский Патриархат на сегодняшний день охватывает не только территорию России, но и стран СНГ, которые, так сложилось, оказались вне пределов единого государства. Везде могут возникать совершенно разные условия. В частности, я хотел бы пояснить ситуацию на Украине. У нас ряд священнослужителей являются депутатами местных советов различного уровня.

На Украине, если вспомнить историю, в 16-17 вв. ряд выдающихся православных священнослужителей являлись одновременно депутатами Польского Сейма. В то время территория Украины входила в состав Польши. Православное население тогда находилось в угнетаемом состоянии. Возникла явная необходимость войти в Польский Сейм, чтобы таким образом блокировать антинародные и антиправославные меры, предпринимаемые правительством. Необходимо было повлиять на законодательство, чтобы можно было хоть как-то существовать православному населению. Например, среди депутатов Польского Сейма был выдающийся Киевский митрополит и святой Петр Могила.

Вспомним и то, что в свое время президентом Кипра был архиепископ Макарий Кипрский. Это был период, когда страна стала на грань фактического порабощения, а народ – на грань схождения с исторической сцены. Освобождение кипрского народа, кроме как Церкви, возглавить было некому. Тогда подвергалось опасности само существование Кипра как государства и как нации. Архиепископ Макарий возглавил Кипрское государство, и его деятельность была признана государством, народом и всеми Церквями.

Мы хорошо помним, что творилось на Украине в «оранжевый период». Поэтому возникла огромная необходимость того, чтобы хотя бы на местах остановить продвижение антицерковной государственной политики. В некоторых епархиях архиереи и священнослужители вошли в законодательные органы, чтобы воспрепятствовать полному и окончательному развалу государством народной жизни и фактически явному лоббированию интересов раскольников во всех отраслях жизнедеятельности общества и местных советов. Такое участие было благим, оно благоприятно повлияло и на моральное состояние депутатского корпуса в тех советах, где активную работу, в том числе миссионерскую, проводили избранные священнослужители среди депутатов. Данные действия привели и для Церкви, и для народа только к положительным результатам.

Кроме того, я не совсем согласен с теми, кто подводит соответствующие канонические правила, запрещающие священнику участвовать в делах народного управления, под выборы в парламент. Парламент – это либо местный орган, либо общегосударственный. Это не совсем орган управления и это не административная власть.

Это, как мне кажется, не совсем то, что имеется в виду в каноническом праве – во всяком случае, это тема для обсуждения, но не истерического, а спокойного, компетентного обсуждения среди специалистов. Дела управления, упоминаемые в каноническом праве, судя по той структуре, которая существовала во времена создания корпуса права в Римской империи, в Византии, по моему мнению, подразумевали какое-то прямое управление, по тому типу, как у нас, например, губернаторская власть, власть президентская, судебная.

Все-таки парламентская власть – это такая представительская структура, где священнослужитель может не участвовать в управлении государством, а подать свой голос, голос Церкви, чтобы он был услышан. Но это может происходить только в исключительных случаях. Если все нормально, и в церковном отношении, и в государственном, то участие в выборах может стать действительно большим соблазном и привести к тому, что Церковь будет ассоциироваться с партикулярной общественной позицией. Это недопустимо. Поэтому, повторю, мне кажется, совершенно правильно сказано, что такая деятельность может проходить по благословению священноначалия и только в исключительных случаях.

– В «Оранжевый период» была явная политизация Церкви, в последнее время она продолжается?

– В «Оранжевый период» была попытка со стороны правящей элиты государства превратить Церковь в карманную политическую структуру, так называемую «Независимую поместную украинскую церковь», которая была бы в расколе с Московским Патриархатом. Раскольниками преследовалась цель подчинить каноническую Церковь. Цель была не примирить раскольников с Церковью, а саму каноническую Церковь тоже превратить в раскол. Это была политизация, конечно. А если мы говорим о раскольниках, то там нельзя употреблять термин «политизация Церкви», поскольку раскольники – это не Церковь. Они изначально были созданы с политическими целями, ими и политиками определенного толка была осуществлена попытка вторгнуться в Тело Церкви с целью навязывания своих политических установок. Поэтому я бы изначально ушел от термина «политизация Церкви», к термину «попытка политизации Церкви». Но здоровое большинство Церкви, а это и епископат, и духовенство, и православный народ, проявили иммунитет против такой политизации. Мы это отвергли и, как видим, правящему режиму не удалось добиться поставленных задач, хотя действительно положение было очень тяжелое.

Что же касается нынешнего времени, то сейчас необходимо преодолеть многие пережитки. Мы видим, что с одной стороны пришли здоровые силы, которые смотрят положительно на каноническую Церковь и поддерживают церковное единство, поддерживают Святейшего Патриарха Кирилла, Блаженнейшего митрополита Владимира. Мы видим, что наконец-то у нас на Украине во время государственных мероприятий прекратились кощунственные межконфессиональные молебны, когда сгоняли все конфессии, начиная иудеями и мусульманами, и заканчивая Филаретовскими раскольниками, и совершали совместные благословения президента. Нам приятно, что сейчас этого нет, но факт остается фактом, далеко не полностью изжито еще это тяжелое оранжевое наследие, оно не прошло как страшный сон или туман. Сейчас мы во многом стоим еще на перепутье и очень важно и на местном уровне, и на общегосударственном, чтобы духовенство подсказало, помогло найти правильные ориентиры. Необходимо закрепить те здоровые тенденции, которые наметились в нашем обществе. То, что сейчас у нас происходит – я бы не назвал политизацией Церкви.

На сегодняшний день все участие духовенства в политической жизни страны сводится к тому, чтобы закрепить наступившее невмешательство государства в духовную жизнь канонической Церкви, чтобы Церковь научила депутатов и власть руководствоваться православной системой ценностей, а не так, как было раньше, когда государство указывало бы пассивной, по его представлению, Церкви, что ей делать и чем руководствоваться. Это участие заключается в том, чтобы в обществе возобладала нравственность, чтобы предотвратить сползание к расколу, чтобы Церкви была возвращена ее законная собственность, имущество.

В нашем одесском регионе задолго до общегосударственного уровня были запрещены, к примеру, игровые автоматы, это было осуществлено именно благодаря личному участию Высокопреосвященнейшего митрополита Одесского и Измаильского Агафангела и некоторых других священнослужителей, участвовавших в местных законодательных органах.

– Как Вы прокомментируете информацию о том, что осенью этого года в органы местного самоуправления массово баллотировались священники Киевской епархии, некоторые из которых даже не перешагнули через проходной барьер?

– По моим сведениям были случаи несанкционированного выдвижения, без благословения священноначалия. И я знаю, что со стороны священноначалия и епархиальных архиереев предпринимались определенные меры канонического воздействия, поскольку действительно может произойти и так, что священник выдвигает свою кандидатуру и не проходит барьер – а это будет восприниматься в качестве некоего знака недоверия по отношению к Церкви. Такие действия могут принести только минусы и для Церкви, и для государства.

Поэтому я думаю, что мы опять должны вернуться к разговору о том, что подобные выдвижения должны быть редкими исключениями. Кроме того, если возникает необходимость представителям духовенства баллотироваться, то это должны быть знаковые фигуры, которые имеют реальный вес в обществе. Если человек не имеет никакого влияния, и просто горит страстным желанием каким-то образом попасть в органы власти, тогда возникает большое подозрение, что он руководствуется не совсем возвышенными духовными целями.

Бывают и другие мотивы. Глава Синодального отдела УПЦ «Церковь и культура», настоятельница Одесского Свято-Архангельского Михайловского женского монастыря игуменья Серафима является депутатом Одесского городского Совета. Она занимается вопросами культуры, ее деятельность благословлена правящим архиереем, а также митрополитом Киевским и всея Украины Владимиром, когда дело идет об общецерковной работе в синодальных структурах УПЦ. Я думаю, что опыт, существующий в депутатской деятельности матушки, – очень богатый, он позволяет объединять депутатов различных политических партий. При общении с ними налаживаются отношения, которые приносят пользу Церкви и обществу.

В ведении матушки Серафимы действует приют для пожилых людей, благотворительная столовая для сотен неимущих одесситов, функционирует музей «Христианская Одесса». Все эти и многие другие проекты, важные и нужные не только для Одесской епархии, но и для государства, для города осуществлять намного легче, имея депутатский статус. Конечно, то, что она участвовала в оранжевый и посторанжевый периоды – дало большой эффект, принесло важный опыт.

Кроме того, наше духовенство, когда возникает опасность каких-то политических разборок, находясь среди политиков, благотворно влияет на нравственную атмосферу в их среде в целом. Ведь на Украине постоянное противостояние: одни пришли – этих уничтожим, пришли следующие – этих пересадим. Да, если человек преступник его может и нужно посадить, но главное, чтобы в обществе не было личных мотивов, расправ, мести, в этом плане представитель духовенства необходим, он должен утихомирить воинствующие стороны. И еще раз подчеркиваю – только в исключительных ситуациях, и только тогда, когда нет другого выхода.

Представители духовенства, которых я знаю, привносят в среду народных избранников мир, конструктивное, созидательное начало и настраивают политиков на защиту интересов народа и государства, не преследуя своих личных мотивов.

Беседовала Елена Вербенина

Читайте также:

Духовенство и выборы: украинский контекст

Протоиерей Всеволод Чаплин прокомментировал возможность участия клириков в политической борьбе

В. Р. Легойда об участии священников в выборах: «Речь идет об исключениях»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Католическое Рождество стало на Украине выходным днем

Теперь жители Украины будут отмечать Рождество и по григорианскому и по юлианскому календарю

Монастырь в Винницкой области приютил эвакуированных жителей региона

Епархия оказывает помощь людям, которые были вынуждены покинуть свои дома

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: