Спортивный врач Борис Поляев о последствиях большого спорта и бичах нашего времени

Спортивная медицина у многих ассоциируется исключительно с большим спортом. На самом деле, именно на ее базе создавалась лечебная физкультура, разрабатывались реабилитационные программы. Об этом, а также о том, вреден ли для здоровья профессиональный спорт, стоит ли человеку, не занимающемуся закаливанием, купаться на Крещение в проруби, рассказал завкафедрой спортивной медицины Российского государственного медицинского университета Борис Поляев.
Спортивный врач Борис Поляев о последствиях большого спорта и бичах нашего времени

Борис Поляев родился в 1957 году в Свердловской области. В 1965 семья переехала в Москву. Занимался водным поло, кандидат в мастера спорта. В 1980 году окончил Второй медицинский институт. С тех пор работает на кафедре реабилитации и спортивной медицины. Прошел путь от ассистента до заведующего кафедрой. Доктор медицинских наук, профессор.

— Борис Александрович, спортивная медицина появилась, когда стал массовым большой спорт?

— Спортивная медицина возникла в 1923 году после того, как нарком здравоохранения Семашко сказал: «Нет — советской физкультуре без врачебного контроля». Так появился первый кабинет врачебного контроля. В прошлом году мы праздновали 90-летие нашей спортивной медицины. Естественно, тогда еще речи не было о большом спорте. Страна не вступила в международные федерации, не участвовала в крупных спортивных соревнованиях, но миллионы людей занимались физкультурой и спортом на любительском уровне или просто для поддержания здоровья.

И сегодня спортивные врачи работают не только с профессиональными спортсменами. По статистике мы работаем примерно с 29 миллионами россиян, из них только 8 тысяч — представители сборных команд. Остальные — те, кто более-менее организованно занимается физкультурой и спортом. По закону каждый человек, который организованно занимается спортом, особенно в клубе или детско-юношеской спортивной школе, должен два раза в год проходить углубленное медицинское обследование.

Сейчас многие занимаются фитнесом, причем сами определяют себе нагрузки. А ведь если у человека варикозное расширение вен, ему противопоказаны нагрузки в вертикальном положении, а показано, например, плавать. При высоком давлении, проблемах со зрением тоже силовые нагрузки должны быть дозированы. При диабете нужнее тредмил, тредбан (бегущие дорожки для бега и ходьбы на месте, тредбан отличается тем, что дорожку можно сделать под наклоном) — тренировка для сердца и нормализации инсулина в организме.

Двигательная активность нужна человеку для его пользы. В разъяснении обществу, как это важно, я вижу одну из миссий спортивной медицины.

Американцы в 2010 году приняли программу «Здоровая Америка», и акцент там сделан именно на повышение двигательной активности населения. Уже есть результаты. И у нас широко развивается движение: «Двигательная активность — естественное лекарственное средство». Это не лозунг, а правда.

Бич нашего времени — хронические неинфекционные заболевания. Все не буду перечислять, назову самые распространенные: сердечно-сосудистые, дыхательная недостаточность, онкология, сахарный диабет. Факторы риска — курение, алкоголь, малоподвижный образ жизни, повышенное давление, лишний вес. Но если человек целенаправленно занимается двигательной активностью, он не станет ни курить, ни злоупотреблять алкоголем, не наберет лишний вес, не будет у него проблем с давлением.

— Но ведь и профессиональные спортсмены спиваются.

— Раньше действительно были такие случаи. После ухода из большого спорта. Люди бросали спорт резко, что категорически нельзя делать — это для здоровья опасно, — и начинали наверстывать «упущенное» в молодости. Сейчас все поумнели, смотрят вперед — жить надо. Не резко бросают спорт, а плавно сокращают нагрузки.

— Нет ли между физкультурой и большим спортом такой же разницы, как между бокалом вина и неумеренными возлияниями? Не все занимаются физкультурой, но вряд ли кого-то нужно убеждать, что она полезна. А вот большой спорт, по мнению многих, вреден для здоровья.

— Чем выше нагрузки, тем важнее должный медицинский контроль. Без контроля врача повышается вероятность травм, срывов адаптации организма. Больше всего проблем у спортсменов бывает из-за травм. А патологии органов и систем возникают, когда человек завершает занятия спортом. Еще раз говорю — нельзя резко бросать, надо плавно снижать нагрузки, но не заканчивать с ними совсем.

Борис Поляев

Борис Поляев

Я, например, к семи утра хожу в бассейн. Почему к семи? Потому что в девять мне надо быть на работе. Первый месяц было тяжело, а сейчас я не представляю, как можно без этого. И успеваю доехать до бассейна, пока пробки не начались, и с людьми там общаюсь неформально, и, главное, чувствую себя прекрасно весь день, потому что с утра проплыл свой километр.

— Это как раз физкультура. Но можете ли вы сказать, что профессиональный спортсмен не губит свое здоровье?

— Могу, если он регулярно, особенно перед крупными соревнованиями, советуется с врачом, прислушивается к нему. Например, все участники Олимпиады в Сочи прошли предварительно медицинское обследование, получили допуски, а несколько спортсменов не получили, не будут участвовать в Олимпиаде. К счастью, сейчас в большом спорте к нашему мнению прислушиваются.

Другое дело, что при больших нагрузках может проявиться патология, которая уже была, но ее не выявили. Допустим, пролапс митрального клапана. При обычном ритме есть пролапс и есть — бегай, ходи, и даже не заметишь его. Но при многокилометровых пробежках этот пролапс даст о себе знать. А он у вас не диагностирован. Вот и «вывод»: занялись спортом — получили патологию. Нет, я не скажу, что большой спорт вреден.

— А то, что все профессионалы, особенно в тех видах, где победы и рекорды зависят от метров, секунд, килограммов, принимают анаболики — миф?

— Разумеется, миф. При нынешней антидопинговой политике это глупо не только потому, что вредно для здоровья. Пробы хранятся 20 лет, их периодически проверяют, и, если помните, были скандалы, когда спортсменов через несколько лет лишали наград, аннулировали их рекорды. Мне трудно представить, что кто-то из спортсменов будет сознательно рисковать своей репутацией. Бывают, правда, и недоразумения. Недавно девочка-пловчиха пострадала не по своей вине. Ей дали что-то принять, она не подозревала, что там допинг, а проверка дала положительный результат. Жалко ее.

Результаты в той же легкой атлетике растут благодаря совершенству медицинских технологий. Я имею в виду повышение морфофункциональных возможностей, качество восстановительных мероприятий после больших нагрузок, биологически активные добавки. Это не допинги, а добавки, которые после тщательных лабораторных исследований получили лицензию Минздрава. Они помогают организму переносить колоссальные нагрузки. Есть и технические достижения, которые способствуют новым рекордам. Например, кроссовки с шипами сейчас весят 55 грамм. Вы их на руке не почувствуете, не то что на ноге!

Американский колледж спортивной медицины проводит специальные исследования на предмет того, когда наступит предел рекордам. По прогнозам, в ближайшие 20 лет результаты будут расти.

— Как я понимаю, и различные реабилитационные программы, в том числе для инвалидов, разрабатывали спортивные врачи?

— У нас специальность называется «спортивная медицина и лечебная физкультура». Мы с вами находимся в Российской детской больнице. Здесь есть отделение, где дети проходят двигательную реабилитацию. Детишки с ДЦП, с пересаженным костным мозгом, после тяжелых онкологических операций — со всеми занимаются наши специалисты.

В России очень развито паралимпийское движение. Люди, страдающие разными патологиями, целенаправленно занимаются спортом. Разумеется, под наблюдением врачей. Кто-то доходит до уровня сборной. В каждом городе есть паралимпийские команды. Надеюсь, что и в этом году наши паралимпийцы будут первыми.

— Недавно было Крещение. В России многие в этот день купаются в проруби. В Церкви к этой традиции относятся по-разному, есть и противники. А вы как врач что думаете об этом?

— Я не думаю, а знаю, что купание в ледяной воде — сильный стресс. Многие здоровые, физически сильные люди моржуют. Закаливание я как врач только приветствую. Но меня смущает, когда это происходит раз в год. Не все готовы к таким нагрузкам. Если человек систематически закаляется — необязательно моржует, но, например, обливается в душе холодной водой или регулярно ходит в баню с контрастом, — почему бы ему не окунуться в прорубь? У многих повышается самочувствие, люди в эйфории — произошел выброс гормонов. Но без предварительной подготовки я бы такой экстрим никому не рекомендовал.

— Насколько развита спортивная медицина в регионах?

— В каждом крупном городе есть врачебно-физкультурный диспансер. Там оказывают помощь не только после травм. Углубленное медицинское обследование и восстановление спортсмены проходят в диспансере. Там же можно получить рекомендации по двигательной активности. Сейчас государство выделило большие деньги на развитие массовой физкультуры и спорта, есть целая программа. Я много езжу по стране и вижу, сколько великолепных спортивных сооружений строится. Например, недавно был в Саранске — там этих сооружений больше, чем жителей городка, которые могли бы их посетить. И хорошо, что строят, но спортивная медицина сейчас не успевает за этим объемом. Мы сейчас разработали концепцию по развитию сети врачебно-физкультурных диспансеров в стране, надеюсь, что в феврале Минздрав ее утвердит.

Не нужно объяснять, что современная жизнь не способствует укреплению здоровья. Я даже не говорю про экологию, но сам ритм… Мы находимся в постоянном стрессе: то нет денег, то ничего не успеваем сделать по работе, то еще что-то. Особенно в Москве. Я считаю, что это город, непригодный для жизни. И в таких условиях особенно возрастает значение двигательной активности.

Беседовал Леонид Виноградов

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Протоиерей Димитрий Климов: Поводов обижаться и переживать у нас полно и без Олимпиады

Работы нет, заводы позакрывались, молодежь находится в бесперспективном состоянии

Ортопед Владимир Кенис: Уже сейчас можно заказать разработку лекарства от любой болезни

Но вмешательство в человеческий геном может обернуться катастрофой

Вероника Скворцова: В России уже созданы индивидуальные лекарства от рака

Российские ученые активно разрабатывают индивидуальные лекарства от онкологических заболеваний

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: