ЕГЭ вместо истории

Источник: Литературная газета, № 15/2006

В этом году в московских вузах, участвующих в эксперименте по введению Единого государственного экзамена, абитуриенты будут проходить вступительные испытания по истории в форме и по материалам ЕГЭ. Даже знания математики вузы могут проверять по традиционной форме, а вот историю – лишь в виде тестов. Но разве история – это только факты?

Сергей КАРПОВ, член-корреспондент РАН, декан исторического факультета МГУ, лауреат Госпремии РФ:

– К большому сожалению, система тестирования как таковая малоприменима к гуманитарным наукам в целом, а к истории – особенно. Тесты ЕГЭ в их существующем виде не проверяют подготовку и развитие учащихся, их способность к получению высшего образования. Вот, к примеру, один из вопросов тестов прошлого года: в каком году произошло Ледовое побоище, с вариантами ответов: в 1223, 1240, 1242 или в 1380 гг.? Но даже правильный ответ (1242 г.) фиксирует лишь механическое запоминание (или узнавание), достигаемое зубрёжкой, не предусматривающей ПОНИМАНИЕ эпохи.
Кроме того, надо учесть и то обстоятельство, что большинство нынешних абитуриентов плохо владеют навыками устной речи. Умение сформулировать и логически обосновать свою мысль у них зачастую отсутствует. И проведение выпускных (и вступительных) экзаменов в форме ЕГЭ именно этих способностей никак не раскрывает.

Такой метод проверки знаний не предполагает наличия собственного мнения абитуриента или выпускника школы, гражданской позиции, он формирует, по сути дела, закрытое мышление. Неминуемо увеличится разрыв между университетским и средним образованием. Ведь будущие студенты вузов должны писать конспекты и самостоятельные научные работы, воспринимать лекции, терминологию, анализировать материал, логично формулировать свои выводы, но именно этому школа, ориентированная на «натаскивание» к ЕГЭ, их и не научит.

Судя по экзаменационным тестам прошлых лет, составляют их часто люди не вполне компетентные, которым это было поручено теми или иными инстанциями. Среди них мало ведущих учёных и педагогов, в разработке контрольно-измерительных материалов (КИМов) не участвуют как организации ни Академия наук, ни ведущие вузы. К этой работе не привлекалось и университетское методическое объединение по истории. В заданиях прошлого года (не знаю, разработаны ли ещё нынешние?) очень много некорректных формулировок, они сами по себе часто ущербны.
Вот ещё пример, казалось бы, вполне невинного вопроса. Что было результатом реформ 1860–1870 годов? И предлагаемые варианты ответов: безвозмездное наделение крестьян землёй, установление равных прав для всех сословий, расширение привилегий дворянства, отмена крепостного права. Подразумевается, что верным будет ответ: отмена крепостного права. Но здесь подменены понятия: РЕЗУЛЬТАТ и СУТЬ, содержание реформ. Правильная формулировка вопроса: что было сутью реформ? А результатом стало и расслоение крестьянства, и развитие рынка, и множество других социально-экономических процессов. Примеров таких тестов или КИМов можно приводить сколько угодно.

Главная задача, которая стоит перед приёмной комиссией вуза (или перед организаторами олимпиад по истории), – проверить подготовленность, адаптированность абитуриента к системе высшего образования. Но тесты, по сути дела, лишают такой возможности, не дают никаких оснований для того, чтобы судить об интеллектуальном развитии поступающего, о его способностях к аналитическому мышлению, даже простому сопоставлению фактов.

Собственно говоря, я не отрицаю ЕГЭ как таковой. Это возможный инструмент проверки остаточных знаний (при корректном составлении). Но этот инструмент пока ещё очень и очень несовершенен и никак не годится в качестве главного критерия для отбора в высшее учебное заведение.
На вопросы тестов хорошо отвечает тот, кто натренирован. Причём формально. Тестовая система предполагает однозначность истины. А в истории вообще чрезвычайно мало истин однозначных, и исключение аналитического инструментария очень опасно.

И ещё одно очень важное соображение: нельзя вводить новые условия поступления в вузы накануне выпускных экзаменов в школе. Такие решения должны приниматься (и объявляться) заранее. Неправомерно школьных учителей и учеников принуждать к новым условиям игры в середине учебного года, в последний момент. Это к тому же и юридически некорректно.

Наконец, самое главное. Проблема формирования личности, гражданской ответственности, исторического сознания не рассматривается адептами реформы в качестве основополагающей. А жаль.

Алексей ВЕНЕДИКТОВ, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы», учитель истории:

– История обучает не знанию фактов. В каком году и какое прозвище носил, к примеру, Иван IV. История – это наука, которая позволяет извлекать уроки из прошлого, а для этого нужно размышлять, а не перечислять. Что произойдёт после введения экзамена по этому предмету в форме ЕГЭ. Школы перейдут к начётничеству, будут заставлять детей зазубривать устоявшиеся определения. Декабристы – это хорошие, плохие или не очень хорошие, выбери правильный ответ. Смысл истории теряется.

Если история неоднозначна, то эта её неоднозначность должна проявляться, и в рассуждениях прежде всего. Если ещё ничего не детерминировано. И дело не только в прошлом веке, к событиям которого в обществе ещё не выработано чёткого отношения. Мы до сих пор не знаем, как относиться к Ивану Грозному. Одни говорят, что он был великий царь, а другие – что он страну развалил. И где правда, не знает никто.

Смысл изучения прошлого Отечества не в том, чтобы знать даты жизни какого-то персонажа и время, когда произошло то или иное событие, а в понимании. Гуманитарный предмет невозможно проводить через ЕГЭ. Вернутся к прежнему экзамену, но при этом потеряют два-три выпуска.
В истории очень важно пересказывать свою версию, обязательно мотивируя свою систему доказательств. Тесты же зачёркивают возможность для мотивации. Ещё раз повторяю, это издевательство над двумя-тремя поколениями выпускников, потому что эти поколения вынуждены будут тренировать свой мозг в механическом запоминании. Это всё равно что сейчас, когда есть компьютеры и счётные машины, учить людей считать в уме. Такой приём вредный, я бы даже сказал, вредительский.

Источник: www.msu.ru

Из заявления Ученого совета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова от 13 октября 2003 года

ЕГЭ представляет собой пока еще несовершенный способ контроля, который в конечном счете ведет к доминированию принципов стандартизации и переориентации средней школы от задач развивающего обучения, основанного на фундаментальном научном знании, к механическому заучиванию тестовых заданий с целью сдачи ЕГЭ. В рекомендациях парламентских слушаний по итогам второго года эксперимента по ЕГЭ и ГИФО (государственные именные финансовые обязательства) было отмечено, что “введение ЕГЭ порождает новую методику подготовки школьников к экзаменам, которая в большей мере связана с формализацией знаний учащихся в ущерб глубине этих знаний и развитию их творческого мышления. Существуют опасения, что сдача ЕГЭ возможна без обучения в школе: достаточно качественного репетирования”1. Это приведет к снижению качества школьного образования, которое и так подвергается в последние годы серьезному испытанию реформами.

Тем более опасно введение ЕГЭ в качестве безальтернативного метода отбора абитуриентов, когда сами вузы в этом участия не принимают. ЕГЭ не может выявить талант человека, который всегда является результатом отдельных индивидуальных способностей личности в той или иной области знаний, что впоследствии и определяет его успехи и творческие возможности. Следствием этого станет нарастание разрыва между знаниями абитуриентов и требованиями вузов, что может иметь далеко идущие негативные последствия. Введение ЕГЭ может привести к радикальному ослаблению конкурентных преимуществ России как страны, способной готовить уникальные научные и инженерно-технические кадры, которые смогут предлагать неординарные научно-технические и системно-гуманитарные решения

Совершенно недопустимо распространять ЕГЭ на те высшие учебные заведения, которые занимают лидирующие позиции в российской и мировой системе образования. Опыт развитых стран свидетельствует о том, что система тестовых проверок знаний нигде не используется в качестве единственной. В Англии, Франции и США ведущие вузы отбирают студентов через систему, включающую и специальные экзамены. В Германии зачисление осуществляется по результатам комплексных экзаменов и с учетом баллов, набранных в гимназии.

Введение ЕГЭ может повлечь за собой и негативные социальные последствия. Слишком высок элемент случайности при сдаче теста, который может закрепить за выпускником школы статус неудачника и не позволить ему даже пытаться поступать в вуз, так как его заявления будут отсекаться по формальному признаку из-за недостаточно высокого балла, полученного на ЕГЭ.

Необходимо также иметь в виду, что ЕГЭ связывается с введением образовательных ваучеров (ГИФО) как составной части предлагаемой модернизации образования. Несоответствие уровня ГИФО реальным затратам на подготовку специалиста в ведущих вузах реально означает массовый переход к платному высшему образованию2, что противоречит Конституции Российской Федерации, закрепляющей право на бесплатное высшее образование.

Теги:
Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Похожие статьи
Образование, каким оно должно быть

Педагоги, которые лучше всего помогают детям, — это те, кто ценит и изо всех сил старается…

Продолжительность школьного курса «астрономия» составит 35 часов

Астрономия возвращается в школьную программу с 1 сентября 2017 года

Здесь дети весь урок решают один пример

Одна учительница поработала в Эвенкии год и многое поняла

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!