Эх, Машенька, я думал, ты хорошая девочка!

Бабушка подталкивает растерянного внука к священнику: «Скажи, что маму не слушаешься!» Ноги внука к батюшке не идут, он бы с удовольствием испарился из храма, да бабушка надежно стоит на страже его духовности. Что делать священнику в этом случае? А как говорить с подростками, которые в Церкви с колыбели? И как не показать свои чувства, когда ангел в кудрях рассказывает такое, от чего уши батюшки предательски алеют? Отвечает священник Максим Горожанкин, настоятель храма Рождества Пресвятой Богородицы села Песчанка Старооскольского района Белгородской области.
Священник Максим Горожанкин. Фото: peschanka.cerkov.ru

Священник Максим Горожанкин. Фото: peschanka.cerkov.ru

Когда подросток всё знает

Когда молодые люди часто исповедуются, лично знакомы со священником, активно участвуют в жизни приходской общины, – это очень хорошо и правильно. Каждый человек, который приходит в Церковь и находит Бога, со временем вливается в общину верующих, у него появляются друзья и знакомые на приходе: как миряне, так и священнослужители. Поэтому иногда у священника может возникнуть ощущение, будто таким подросткам никакие советы и не нужны уже, они всё знают и не нуждаются в пастырском утешении.

Ведь вот они, всегда рядом, на виду: постоянно исповедуются, молодые люди помогают в алтаре, девушки поют на клиросе. С ними всё в порядке, чего им советовать? На самом деле, в духовной жизни всегда есть вопросы и на них должны быть даны правильные ответы. Помню свою церковную юность, когда я на исповеди ждал какого-то совета от священника и, может быть, не всегда его получал.

Если молодой человек стесняется задать вопрос, священник может это заметить и вывести человека на разговор. Понятно, что сознательные церковные подростки будут пытаться решить эту проблему иным способом – находить для себя ответы в Евангелии, читать святоотеческую литературу. Но мы, священники, должны стараться им помочь. И помнить, что если наш подросток регулярно участвует в таинствах, совершает келейное правило, постится, то это не значит, будто у него и вопросов совсем нет.

Важно, чтобы подростки всегда имели возможность спросить у своего духовника о том, что их волнует. Священнику придется преодолевать барьер со стороны подростка – с улыбкой, корректно, мягко, на все вопросы давая вразумительный ответ, и его слово не должно быть отговоркой. Необходимо, чтобы между батюшкой и подростками был налажен живой диалог, и никаких сухих наставлений, переходящих в нотации.

Бисероплетение вместо Евангелия

Один из главных вопросов – насколько регулярно подросток читает Евангелие. Нередко, спрашивая об этом ребят, я слышу отрицательный ответ. А ведь чтение Евангелия должно занимать первое место в келейном правиле, и об этом священнику необходимо говорить.

Однажды я общался с выпускниками детских воскресных школ. Они там занимались интересными делами: от единоборств до бисероплетения. А когда я спросил, кто из них читает утренние и вечерние молитвы, Евангелие, оказалось, что большинство этого не делает. В этой связи у меня возник вопрос: чему мы учим в воскресных школах? Вроде бы это место, где подросток в первую очередь узнает о Боге, а уже потом – как бисером вышивать.

Священнослужителям необходимо уделять этому внимание и вне богослужебной беседы. Ведь, например, в городских больших храмах, особенно Великим постом, сложно на исповеди уделить время человеку, когда за ним очередь в триста человек. Поэтому необходимы именно беседы в различных формах, и чтобы их проводил священник, а не только активные миряне.

Еще один момент – проблема, наверное, общая для всех, в том числе и для подростков – когда подготовку к таинству причастия мы ставим на первое место, а само таинство отходит как бы на второй план. Я очень часто сталкиваюсь с заявлениями: «Батюшка, три канона не успела вычитать, я причащаться не буду подходить». Да, подготовка важна, но когда ускользает смысл, ускользает главное – Евхаристия, радость соединиться со Христом – это неправильно. Евхаристия – это цель, а подготовка – это средство. Об этом нужно говорить с подростками, в том числе и на исповеди.

Фото: rp-c.ru

Фото: rp-c.ru

«Скажи, что маму не слушаешься»

Когда дети еще маленькие, взрослые порой формируют у них неверное представление о том, что такое исповедь. Например, ты слышишь, как бабушка говорит внуку: «Скажи, что маму не слушаешься». Потом внук подходит и транслирует это. Я стараюсь с такими бабушками разговаривать, спрашиваю – а может, это не настолько катастрофично, чтобы выносить это на исповедь: абсолютно послушных детей не бывает.

Вообще, с бабушками и родителями нужно проводить краткие беседы на тему, почему мы зацикливаем отношения ребенка с Богом на самих себя. Если, например, мальчик или девочка отказались доедать порцию за обедом, мне кажется, это не повод выносить «проблему» на исповедь. На первых порах родителям важно настроить ребенка на чувство благодарности Богу, внушить ему нужность и важность молитвы за родителей.

Один из первых вопросов, который я задаю на исповеди ребенку, достаточно прост: «Молишься ли ты за маму с папой, и молятся ли они за тебя?» Ребенок должен взрослеть, понимая важность молитвы и умея быть благодарным Богу. За пятерку на уроке, за любую радость – за всё.

«Бог накажет» – это преступление

О педагогической составляющей исповеди писали многие священнослужители как в наше время, так и до революции. Митрополит Антоний (Храповицкий) уделял этому вопросу большое внимание. Важно не просто показать ребенку, в чём он грешен, а направить его в церковной жизни, показать, что Бог его любит. Ни в коем случае нельзя говорить, что Бог его накажет, это преступление. Аукнуться это может тем, что в сознании подростка Бог будет восприниматься только Тем, Кто наказывает, исключительно в негативном ключе.

Ужасно, когда подросток чувствует только лишь вину перед Богом, священник на исповеди должен подсказать и указать путь, как исправить ситуацию. Объяснить, что грехи – это не безнадежно, ведь любой грех Господь прощает, нужно только покаяться, и тогда Господь услышит и подаст нам помощь.

Если даже подросток открыл на исповеди какой-то страшный грех, ни в коем случае священник не должен своим видом показать, что он в подростке разочаровался: «Эх, Машенька, я думал, ты хорошая девочка, а ты вот, оказывается, какая!» Какой бы грех ни был назван, он не должен стать преградой между священником и его духовным чадом. Из любого греховного состояния есть выход, человеку необходимо подсказать, как с грехом бороться, как перестать его совершать – молитвой и участием в таинствах.

Именно участием, а не отлучением. Мне вспоминается, как один из духовников в виде епитимьи советовал читать утренние и вечерние молитвы и Евангелие и часто причащаться. Мне это кажется очень правильным.

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Исповедь подростка: ну, батюшка, держись!

Если подросток сообщает о серьезном грехе, важно его не напугать

Грешен – дрался

Они внешне демонстрируют лояльность, ходят в храм, потупив глазки, и выполняют всё, чего от них ждут

Куришь – вон из алтаря. И татуировку сведи

За курение священники лишали подростков права алтарничать. Ребята в знак протеста уходили из храма