Епископ Иннокентий: «Храм — это в первую очередь святыня»

|

Храм Николая Чудотворца в селе Быньги Нижнетагильской епархии все последние месяцы является не только домом молитвы и памятником федерального значения, но и камнем преткновения между госорганами и местными общественниками, за свой счёт решившимися поддержать разрушающееся здание в надлежащем состоянии. Сегодня епископ Нижнетагильский и Серовский Иннокентий — кстати, архитектор по образованию — ответил на вопросы журналистов, касающихся «дела о реставрации».

Во-первых, владыка Иннокентий неоднократно подчеркнул, что термин «реставрация» применительно к храму в Быньгах использовать не стоит — скорее, речь шла о текущем ремонте здания, находившегося в плачевном состоянии. То же касается и икон из Быньговских иконостасов.

— В храме не было специальных условий для хранения икон. Например, если включить обычное отопление, тёплый воздух поднимается вверх и может закоптить фрески. Также со временем отслаиваются краски и позолота. Сами по себе Невьянские иконы очень хорошо сделаны, но и им необходим текущий ремонт. Училище имени Шадра — единственное место на Урале, где реставрируют иконы. Я счёл их качество реставрации вполне приемлемым, — пояснил владыка Иннокентий. — Иконостас способен разбираться. Мастера из училища аккуратно вытаскивали икону, восстанавливали повреждённые части, а затем возвращали её в иконостас. Попутно восстанавливалась резьба иконостаса, притом мастер работал очень профессионально: воссоздавал утраченную резьбу по её сохранившейся части, но не маскировал её при этом под старину. В результате иконостас практически не менялся, а лишь укреплялся, потому что на момент начала работ он уже изрядно истлел.

Где сейчас находятся иконы, владыка не знает. После того, как они были изъяты из училища, в епархию их не возвращали.

— Наверное, они где-то хранятся государством, только, боюсь, самим иконам это пойдёт не на пользу — ведь существуют специальные правила их хранения, например, их нельзя ставить одну на другую, — волнуется епископ.

С представителями федерального Агентства по управлению и использованию памятников истории и культуры владыке Иннокентию встретиться так и не удалось, хотя он, по его словам, всячески искал подобной встречи. Согласно закону, именно этот орган должен был заниматься реставрацией храма, однако никакой инициативы на этом поприще не проявил.

— Для православных людей храм — в первую очередь святыня, и мы не можем спокойно смотреть, как он разрушается лишь потому, что государство бездействует. Мы готовы изыскивать деньги, снимать с себя последнее, лишь бы восстановить его, — подчёркивает епископ.

Впрочем, «нежелание» епархии сотрудничать с государством было не сознательным, а невольным поступком: заступив два года назад на епископскую кафедру, владыка Иннокентий не обнаружил никаких документов, подтверждающих статус храма как памятника. В архивах епархии подобных документов не было, а представители областного филиала федерального Агентства не заключали с настоятелем храма отцом Виктором Зыряновым никаких договоров. Только в ходе самой пресс-конференции появилась информация, что якобы имеется опись быньговского иконостаса, сделанная ещё в 80-х годах. Однако, во-первых, документ так и не был предъявлен, а во-вторых, в этом году даже по данным правоохранителей храм ещё не был признан памятником архитектуры.

— Можно, конечно, сказать, что ошибкой отца Виктора было то, что он не обратился по своей инициативе в Агентство, не навёл справок о статусе храма. Но дело священника в первую очередь — служить, молиться и следить за нравственным состоянием паствы. Если государство годами не следило за состоянием своего памятника и не выходило на контакт с его владельцами, наверное, это была больше их вина, чем духовенства, — считает епископ Иннокентий. — Ведь обеспечить сохранность и управление имуществом, за которое они отвечают — это их обязанность. Настоятель, увидев, что его храм разваливается, сделал всё, что мог.

При этом владыка подчёркивает: он готов принять любое решение государства, более того, взять всю ответственность за произошедшее на себя. Именно потому новым настоятелем храма Николая Чудотворца отныне стал сам епископ.

— Я надеюсь, что государство во всём разберётся, и эта история рано или поздно закончится. Я очень люблю этот храм и готов отвечать за него, — подытожил епископ Иннокентий.

Ксения Кириллова

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: