Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий: Святая Елизавета Федоровна может примирить «белых» и «красных»

|
Крестным ходом у шахты Нижне-Селимская в Алапаевске, куда большевики сбросили Великую княгиню Елизавету Федоровну вместе с ее келейницей Варварой и другими членами семьи Романовых, затем – на Святую Землю, - место последнего упокоения Великой княгини… Паломничество по скорбному пути Елизаветы Федоровны проходит ежегодно. Паломники могут не только поклониться святым мощам Великой княгини, но и взглянуть на Святую Землю ее глазами. Ведь и она когда-то попала туда впервые и проследовала от старого порта в городе Яффо к храму Гроба Господня. Уже в третий раз по благословлению Патриарха Московского и всея Руси Кирилла возглавляет и организует поездку заместитель председателя Императорского Православного Палестинского Общества по спецпроектам и руководитель дирекции ИППО в государствах Израиль и Палестина Игорь АшурбейлиСвоими впечатлениями делится участник паломнической поездки этого года, епископ Каменский и Алапаевский Мефодий.

– Владыка, когда вы впервые услышали о Великой княгине Елизавете Федоровне? Вы ощущаете некую духовную связь с ней и другими царственными мучениками?

– Ребенком я отдыхал на севере Башкирии. Но в то время, конечно, не знал, что когда-то там бывала и Великая княгиня. О Елизавете Романовой впервые я услышал, в первые годы своего священства. В то время книги о ней были только в самиздате. Мне попалась книга Любови Миллер, которая произвела на меня сильное впечатление. Это и было моим первым знакомством с Великой княгиней.

Духовная связь? Думаю, было бы странно сказать, что ее нет. Во-первых, храм великомученика Георгия на Волге, где я был настоятелем в течение 26 лет, в 1913 году посетила семья императора Николая II, во время своего путешествия на пароходе из Нижнего Новгорода в Кострому. Великая княгиня и Царская семья связали меня с Москвой, с Новоспасским монастырем, в котором находится усыпальница семьи Романовых, и где лежит прах Великого князя Сергея Александровича, мужа Елизаветы Феодоровны, убитого террористом Каляевым. Сергей Александрович был генерал-губернатором Москвы и первым председателем Императорского Православного Палестинского Общества.

Благодаря небесному покровительству Великой княгини, Синодальный отдел по благотворительности, где я возглавляю одно из направлений социальной деятельности, находится в тесном контакте с ее детищем – Марфо-Мариинской обителью. И моё назначение на кафедру в Алапаевске, конечно, не могло произойти помимо или вопреки воли святой Елизаветы. Я воспринимаю это как чудо – то, что она выбрала меня.

Сергей Александрович и Елизавета Федоровна на Святой земле. Гефсимания, храм святой Марии Магдалины, 1888

Сергей Александрович и Елизавета Федоровна на Святой земле. Гефсимания, храм святой Марии Магдалины, 1888

– Вы впервые участвуете в паломничестве на Святую Землю. Почувствовали, что это та самая земля, по которой ходил Христос или современный облик Израиля помешал этому?

– Это была моя первая поездка на Святую Землю. Первое, что я почувствовал – это то, что здесь очень тепло сердцу. Но поскольку делегация наша все-таки является официальной, есть некоторый регламент. Поэтому нельзя сказать, что вот я ступил на Святую Землю и в тот же миг почувствовал. Благодать зависит от готовности сердца и приходит через него, а не через камни. Настройка идёт заранее.

Сердце по молитве может включиться раньше, чтобы приехав, ты уже понимал, где находишься, был настроен на встречу со Спасителем и теми местами, по которым Он ступал. Нашему вхождению в пространство Святой Земли помог и сопровождавший нас Михаил, историк-археолог по образованию, который, как апостол Фома, чтобы убедиться в чуде, хотел вначале к нему прикоснуться. Именно такой человек был нам нужен, мы тоже хотели все потрогать, ощутить.

Такие паломничества, в особенности на Святую Землю, – это возможность не только помолиться, но и увидеть, пощупать, если так можно сказать, Евангелие собственными руками.

Здесь начинаешь осознавать, что ты ходишь там, где ходил Христос. Очень важно иметь возможность помолиться там, где молились апостолы и Сам Спаситель. Нам показывали пещеру и говорили, что здесь жили Матерь Божья с Иисусом Христом и Иосифом. А вот здесь Он наверняка не раз бегал. Детство Христа – это, конечно, тайна. Но Он был ребёнком, а дети обязательно должны облазить все окрестности.

Паломничество – это путеводитель по Библии. Ты не только понимаешь Евангелие, но и проживаешь его, чувствуешь его запах.

Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий

Епископ Каменский и Алапаевский Мефодий

Благое дело часто сопровождается искушениями, было ли что-то подобное у вас?

– Я бы сказал, что, наоборот, в продолжение всего нашего пути было постоянное ощущение водительства святой Елизаветы, ее небесного покровительства.

– Говорят, что во время поездок на Святую Землю случаются и чудеса…

– Чудо зависит от восприятия человека, насколько он восприимчив, насколько открыты у него глаза. Само паломничество – это чудо, и особое благословение Божие я вижу в том, что нам удалось не только приложиться к святыням, но помолиться у них и даже уединиться. В самых посещаемых местах по Божьей милости почти не было народу. Это было паломничество открытых дверей. Мы приходим к святыне, народу никого, а нам говорят: «Вы знаете, как вам повезло! Здесь обычно такие очереди!» И так почти везде.

Удивительно было и то, что наша группа паломников быстро объединилась. Это редкий случай, учитывая разнородный состав команды, в которую входили как епископ и монахи, так и люди не очень воцерковленные.

– Где проходит грань между паломником и туристом? Как не превратить паломничество в светское мероприятие?

– Слава Богу, у нас везде была возможность постоять, пропеть молитвы. Когда мы приходили с экскурсией на святое место, старались хотя бы кратко помолиться.

Наш гид стремился вести нас своими маршрутами, а не туристическими тропами. Например, он мог вывести нас в чистое поле и показать остатки древнего храма, связанного с Девой Марией, когда она искала пристанище, чтобы родить Иисуса.

Конечно, к таким рассказам нужно относиться очень аккуратно. Есть факты, изложенные в Священном Писании, а есть предания. И в преданиях порой много домыслов, потому что в некоторых случаях они используются для туристического бизнеса. Слава Богу, наш гид оказался человеком, для которого история, истина дороже. Он ходил со Священным писанием и во время экскурсий зачитывал нам оттуда отрывки, а то, что видели в этот момент наши глаза, являлось иллюстрацией словам.

– Когда-то любое паломничество было сопряжено с трудностями и опасностями. Шли часто пешком, месяцами, а то и годами. Современный паломник уже не ходит пешком, он оснащен суперсовременной техникой, передвигается на самолетах. Как при современном комфорте не потерять благоговение, понимание смысла поездки к святыням?

– Мир переменился, вернуться в прошлое уже невозможно. Если раньше были одни проблемы, то сейчас им на смену пришли другие. Организовать паломничество – трудная задача, сопровождающаяся множеством искушений, несмотря на все самолеты и технику. Поскольку мне самому приходится часто что-то организовывать, я понимаю, насколько это сложно.

Паломники на ступенях Храма Святой Марии Магдалины в Гефсимании

Паломники на ступенях Храма Святой Марии Магдалины в Гефсимании

– Вы привычны к долгим службам, но это паломничество особенное. Оно предполагает большие физические нагрузки: 17-километровый крестный ход после ночной службы, восхождение на Сорокадневную гору под палящим солнцем – к месту,  где было искушение Христа…

– Не могу сказать, чтобы были такие уж долгие службы. Если они и были, как, например, ночная литургия у Гроба Господня в Иерусалиме, то это такая радость! Да мы и не за долгими службами, в общем-то, ехали. Для этого нужно осесть где-нибудь в монастыре, никуда не торопиться, настроиться. Любое паломничество – это все-таки в какой-то степени благочестивая беготня.

– Паломничество – это ведь еще одна прожитая жизнь. Что больше всего запомнилось?

– Я бы не стал делить на места, которые больше понравились или меньше. Но, конечно, наибольшее впечатление произвело то, что увидели в первые дни на Святой Земле – Храм Гроба Господня в Иерусалиме, Via dolorosa – путь Спасителя к Голгофе. А к концу поездки накапливается некоторая усталость, перенасыщение информацией и впечатлениями.

На мой взгляд, очень важно, что паломничество стартовало именно из Каменской епархии, из Алапаевска, где прошли последние дни святой Елизаветы и недалеко от места ее гибели. Ведь наше действо и наш труд связаны с памятью о ней. Там мы смогли настроиться. Очень важно, что начинали мы с того, что молились ей, просили ее небесной помощи и благословения. И конкретно просили её быть нашей помощницей в этом начинании. Потом до самого конца поездки мы все время ощущали покров и водительство. Это очевидно было для всех нас.

Насколько оправдались ваши ожидания?

– Я думал, что святые места не примут меня грешного. Это ожидание не оправдалось, и это чудо Божие и радость для меня.

– Паломничество – это еще и способ укрепления духовных связей между православными разных стран. Ваша программа включала в себя встречу с Иерусалимским Патриархом Феофилом III. Как вы могли бы охарактеризовать эту встречу?

– Такие встречи обычно носят протокольно-деловой характер. Речь шла о согласовании взаимодействия по ряду вопросов, в том числе связанных с деятельностью Императорского Православного Палестинского Общества, которое представлял Игорь Рауфович. Я очень рад, что мы при этом присутствовали и получили благословение Патриарха.

Официальная встреча ктитора Патриаршего подворья храма Святой Елисаветы в Покровском-Стрешневе Игоря Ашурбейли и епископа Каменского и Алапаевского Мефодия с Патриархом Иерусалимским Феофилом III

Официальная встреча ктитора Патриаршего подворья храма Святой Елисаветы в Покровском-Стрешневе Игоря Ашурбейли и епископа Каменского и Алапаевского Мефодия с Патриархом Иерусалимским Феофилом III

– Что вы думаете о деятельности Императорского Православного Палестинского Общества?

– Замечательно, что оно продолжает ту работу, ради которой и было в 1882 году создано. И если прежде его функцией была помощь русским паломникам в нелегких на тот момент условиях, то теперь оно начинает возвращать утерянное за годы советской власти.

– Как вы относитесь к разговорам о том, что нужно выполнить волю Великой княгини и перезахоронить ее в России, согласно её завещанию?

– Если есть завещание, то его надо постараться исполнить. Один архиерей, недавно по долгу службы побывавший в Гефсимании, в монастыре, где сейчас покоится тело святой Елизаветы, рассказывал, как спрашивал сестёр обители, часто ли они приходят за помощью к Великой княгине. И узнал, что сестры чаще обращаются к ее сподвижнице, инокине Варваре. Его и нас, когда мы слушали его рассказ, это удивило, ведь всё-таки духовной наставницей сестер была, конечно, Елизавета Феодоровна.

Но когда я стоял у раки с мощами святой, мне кажется, понял, почему так происходит. Если Великая княгиня собирается оттуда переместиться в Россию, тогда духовной наставницей сестер становится инокиня Варвара, и святые преподобномученицы насельниц к этому готовят. Это отчасти явилось для меня указанием, что всё-таки есть её воля перебраться в Россию.

Я думаю, перенесение тела святой Елизаветы Федоровны раньше или позже состоится. Даже самые трудные или кажущиеся невероятными вещи происходят, если есть на то воля Божья. И никто не сможет воспрепятствовать этому. Это не значит, что мы должны ждать, когда явится с неба ангел, возьмёт раку с телом и перенесет её в Марфо-Мариинскую обитель. Кто-то должен взять на себя этот труд, а в чем-то и крест, потому что это дело повлечёт за собой немало проблем.

krhzsf4uqtlw

– Чему мы можем научиться, размышляя о жизни и гибели Елизаветы Федоровны, подвижницы, которая не оставила Россию в самое страшное для страны время?

– Жизнь Великой княгини закончилась в Алапаевске ее личной Гефсиманией и Голгофой. Она является уникальной святой даже для Вселенской Церкви. Её ни с кем не спутаешь. Относительно святости Елизаветы Федоровны, даже вне ее мученической кончины, ни у кого не было никаких сомнений, она была великой подвижницей и праведницей еще при жизни. О ее святости заговорили после убийства супруга: когда она собственными руками собирала окровавленные останки разорванного бомбой тела мужа, а затем нашла в себе силы просить царя о помиловании убийцы Каляева, казнь которого, благодаря ей, была отложена.

Святая непостижимым образом и при этом органично соединяла в себе казалось бы несоединимое. Лютеранское воспитание и православное подвижничество, социальную активность и молитвенную сосредоточенность. Можно сказать, что она была богословом-практиком, примирившим деятельную и созерцательную жизнь в и самой себе, и в основанной ей Марфо-Мариинской обители. Она была своей в высшем свете, среди аристократии – и в лачугах бедняков, перед нею благоговели и аристократы, и люди отверженные. На нее не распространялась ненависть, которую с демонической энергией разжигали по отношению к Царской семье. В ее жизни не было никаких сомнительных поступков или темных мест, которые надо было бы ретушировать ее биографам, всю ее жизнь можно целиком описывать, как житие. Княжеское достоинство и редкая красота соединялись в ней с глубочайшим смирением и покорностью Воле Божьей даже в самые страшные минуты жизни.

В итоге, можно сказать, что в своих страданиях и кончине преподобномученица соединила столицу с далекой провинцией, Россию и Святую землю, как при жизни соединяла Германский и Российский императорские дворы, высший свет и простонародье, социальную активность протестантизма с молитвенностью и сакраментальной жизнью православия. Не без ее активного участия произошло объединение зарубежной ветви и Московского Патриархата Русской Православной Церкви.

Значение и почитание святой преподобномученицы Великой княгини Елизаветы Федоровны со временем будет только возрастать. Это та святая, которая может быть примирительницей «белых» и «красных», поскольку этот раскол все еще спрятан внутри народной жизни, не уврачеван. А правда была и у тех и у других, равно как ошибки и преступления. Для выздоровления тут явно нужна помощь свыше, как и символ примирения – праведница, участница тех трагических событий, признанная и принятая всеми.

Участники паломничества выражают благодарность Паломническому и культурно просветительскому центру св. апостола Фомы в Европе – организатору поездки.

DSC_2859

 

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность о семье и обществе.

Похожие статьи
«Белый Ангел». Фильм о великой княгине Елизавете Федоровне

Большая часть картины снята в технике «песочной анимации»

В Алапаевске проходят дни памяти великой княгини Елизаветы (+фото)

После молебна в Напольной школе и крестного хода открылась благотворительная акция «Белый цветок»

Москва – Святая Земля Сергея Александровича и Елизаветы Федоровны (ФОТОэкскурсия)

В Москве открылась выставка, посвященная великому князю Сергею Александровичу и великой княгине Елизавете Федоровне

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: