Епископ Никодим: «Надо любить Бога!»

|

В конце мая этого года Святейший синод Русской православной церкви постановил организовать новую епархию — Енисейскую и Норильскую. Ее главой стал епископ Никодим, который ранее служил на Чукотке. Недавно мы встретились с ним, чтобы поговорить о наиболее актуальных вопросах православной жизни в нашей епархии.

— Владыко, расскажите, вы раньше были знакомы с нашими краями?

– В свое время я был ответственным за организацию перенесения святынь. И в город Красноярск мы привозили главу Апостола и Евангелиста Луки. Конечно, когда Святейший Патриарх Кирилл попросил меня заняться Енисейской епархией, которую надо поднимать с нуля, я осознавал, что это будет очень ответственно и очень сложно.

– Честно признаюсь, когда мы впервые встречали вас в июне на норильской земле, то сперва показалось — уж больно суровы на вид. Но когда после первой службы вы с любовью благословляли прихожан, то от ваших отеческих слов «Радость моя» — на сердце стало тепло…

– Надо понимать, что архиерей — это тот, кто понимает всю важность своего служения. Надо быть не только веселым, но строгим и справедливым. И строгим, прежде всего, по отношению к самому себе. Почему? Церковь говорит правду. Она обличает пороки. Она говорит, что это — ложь, это — блуд, это — воровство. А люди не хотят признаваться в грехах, они хотят их скрыть. И когда говоришь человеку — извини, ты — блудник и все твои устремления направлены на то, чтобы ты удовлетворил эту страсть… то человек не хочет в этом признаваться. И чтобы выглядеть хорошо хотя бы в собственных глазах, и уж тем более на фоне других людей, как правило, обрушивается на церковь. Зачем? Чтобы самому как–то оправдаться.

– Поделитесь вашими первыми впечатлениями от Норильска.

– Порадовало, что у вас есть такой собор. Огорчило то, что в таком городе мало храмов. Вот Анадырь, десять тысяч населения, два храма, сейчас часовню достраивают, и еще вторая часовня будет. На чьи деньги? Люди помогают. Сами, они поняли, что без веры никуда. И предприятия, и муниципалитет хорошо помогали. Все понимали, что это очень важно. Нельзя построить дом без раствора, складывая одни кирпичи, что–то должно цементировать. Этой цементирующей силой нашего общества, государства является церковь, вера.

– Владыко, а кого можно считать православным?

– Прежде всего важно то, как человек сам себя осознает. И если он говорит — да, я православный, это значит, что если он даже и не воспринял всей полноты веры, то все равно идет по этому пути.

— А если человек не исповедуется, не причащается, не живет церковной жизнью, — он может себя считать православным?

– Может, потому что двери храма всегда раскрыты. И ждут этого человека с покаянием. Если человек сам задумывается о вере, ему надо помочь: подсказать, суметь поговорить с ним. Сейчас большая проблема связана с тем, что когда стали открываться храмы, большое количество духовенства не получило нормального духовного образования. И многие священники не могут доступно, обыкновенным простым языком объяснить человеку основы веры. Я думаю, что все это будет решаться постепенно. Сейчас все–таки еще такой переходный период, который не закончился, он просто растянулся. И то, что начинается открытие новых епархий, свидетельствует о том, что все больше и больше надо работать с людьми. Архиерей должен быть доступным. Как важно для человека, чтобы он мог зайти в храм и, если не исповедаться, то просто поговорить со священником. Как важно, чтобы священник мог прийти в гости и побеседовать с человеком.

— Есть и вторая сторона вопроса — личность самого священника. Он ведь у всех на глазах, особенно в небольших городах…

– Не давайте повода ищущим повода. Я всегда говорю, что нужен строжайший отбор людей, которые могут быть посвящены в сан. Для того чтобы врач делал операции на теле, он должен учиться пять и более лет. А священник делает операцию на душе, где ошибки не прощаются. Это во–первых. А во–вторых — люди очень любят смотреть на внешнюю сторону жизни священника, не задавая себе вопрос — а какие моления он совершает дома наедине, как он кается, как он плачет, как молится? Это сокрыто.

– Конечно, вам известно, что многие обижаются на «злых бабушек» в храмах…

– Надо понимать, что эти «злые бабушки» веру сохраняли в то время, когда целью государства было уничтожить православие. Да, время изменилось, но они живут еще тем стремлением — сохранить веру. Другое дело, им надо понимать, что сам Господь сказал: «Грядущего ко Мне не изгоню вон». Не важно, какой пришел человек, как он одет — но важно, что он пришел ко Христу. Потом человек сам разберется, как себя вести в храме, как общаться, как одеваться. Можно будет чуть–чуть подсказать, но сразу требовать от него исполнения всего — это невозможно. Для этого надо духовно возрасти.

– Вы как глава нашей епархии уже ощутили поддержку местных властей?

– Мы встречались, разговаривали. Есть понимание. Тысячелетиями наша Церковь пестовала Россию. И сами люди понимают, что нельзя существовать без веры.

– Чем могут СМИ помочь в этом важном деле?

– Помочь нам рассказать о жизни церкви, о тех вопросах, которые ее волнуют, и о том, что волнует простого человека в жизни церкви. Рассказать доступным языком. Я всегда рассматривал журналистов как людей, которые исполняют апостольское служение. Они помогают нести семена веры людям.

– Как вы думаете, почему сегодня неоязычество, поклонение древним богам, поднимается в нашей стране?

– А неоязычество не поднимается, это ошибочное мнение. Просто некоторые люди пытаются свои стремления к какому–то определенному образу жизни прикрыть налетом неоязычества. Это идет от неприятия современной культуры, политики, современного строя. Все это длится до той поры, пока у этого человека не возникают проблемы. Тогда люди в ужасе прибегают в храм с воплями: «Почему Господь не слышит меня, почему наказывает?». И тогда приходится объяснять, что если овца отбивается от стада, то никто не удивляется, что она может заболеть, что волк ее может загрызть… Потому что она отбилась, ее никто не охраняет, о ней никто не заботится. Конечно, здесь виноваты и мы, что не подсказали, не помогли. Если бы была возможность общаться с такими людьми, если бы они сами пришли к нам, то все эти вопросы были бы решены. Просто духовное искательство этих людей завело их, к сожалению, абсолютно не в нужную сторону.

– Это касается и сектантов?

– Их тоже жалко. Это люди, которые настолько упростили христианство, что оно перестало таковым быть. И они даже не понимают, не могут вчитаться в Евангелие, не слышат голоса апостолов, обращенных к ним. Когда человек опирается только на силу своего разума, он забывает о том, что важную роль в жизни человека играет и благодать Божия. А наш собственный разум не совершенен. Это отправная точка в любом вопросе о вере.

– Как прихожанка понимаю, что православный приход должен быть огромной созидающей силой — и в деле личного спасения, и в социальном служении. Но так ли на самом деле?

– Мы будем создавать сильную общину, чтобы вместе и молиться, и праздновать, радоваться и горевать. Храм — прежде всего семья. Будем оживлять жизнь прихода. Работы предстоит очень много. Нельзя все сразу решить. Мы обсуждали, что с сентября службы в воскресенье начнем с 9.30. И я сказал, чтобы исповедь проводили не во время богослужения, а после всенощного бдения. В Москве так и сделали, люди приходят, без суеты исповедуются. Священник и до полуночи находится в храме, чтобы можно было спокойно с ним поговорить.

– Возобновятся ли катехизические курсы для взрослых?

– Надо подобрать священника, который будет этим заниматься. И я сам буду встречаться с людьми.

– А приходская газета будет выходить?

– Надо еще немного времени, чтобы решить — как и где будем печататься. Наверное, будем обновлять и наш сайт. Дел — море. Но если не мы, то — кто?

– Приедут ли в Норильск новые священники?

– Мы поднимали со Святейшим Патриархом вопрос о том, что сюда надо направлять людей с академическим образованием. К сожалению, сейчас распределение было закончено… Однако один молодой священник уже служит в соборе.

– Да, подвижники нам нужны как солнце…

– Самое лучшее, что устроено в приходе, — это сестричество. У наших сестер милосердия есть лидер — Татьяна Ласточкина, недавно она ездила на собрание православных сестричеств в Москву. Уже имеется опыт, нам есть чем делиться. Сестричеству надо и материально помогать, хотя бы в приобретении необходимого по уходу за онкобольными, брошенными детьми, одинокими стариками.

– Сейчас в Норильске строится храм в честь Святителя Луки Крымского и Красноярского, который был и известным на весь мир хирургом. Подвиг его жизни связан и с нашим краем, но, к сожалению, люди об этом пока мало знают…

– Надо и в СМИ вспомнить о человеке, который был испытан и огнем, и медными трубами, ведь он не только много раз был в ссылке, но и являлся лауреатом Сталинской премии, профессором, а это тоже искушения… Он это все испытал и остался христианином, вера которого в сердце горела и зажигала других.

– Уважаемый Владыко, в завершение этой беседы задам вопрос, который многих интересует, — ждать ли нам в гости Святейшего Патриарха Кирилла в связи с рождением новой епархии?

– Сейчас мы здесь побудем, потрудимся, узнаем, какое время для прибытия Святейшего подходит лучше всего. Визит обязательно будет, в этом даже не надо сомневаться.

Беседовала Ирина ДАНИЛЕНКО
Фото Александра ВАКУЛЕНКО
Источник: Заполярная правда

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
В Томской епархии переводят Евангелие на исчезающий чулымский язык

Первые две главы Евангелия от Марка переведены при участии руководителя миссионерского отдела священника Алексия Самсонова, священника…

Здесь молятся и рожают

Но на территории храма мы должны вдруг стать святыми, то есть мертвыми

Говорите по-русски

Как сохранить язык и веру в эмиграции

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: