Епископ Якутский и Ленский Роман: Верить так, чтобы не стать фанатиком или циником

Наша встреча с епископом Якутским и Ленским Романом состоялась спустя две недели после окончания праздничных мероприятий, посвященных сразу нескольким крупным юбилейным датам: 20-летию возрождения Якутской епархии, 155-летию Якутской духовной семинарии и 350-летию Спасского мужского монастыря. Помимо этого, 11 октября владыка отметил и свой юбилей – 45-летие со дня рождения. С чем мы его сердечно поздравили. А заодно поговорили о том, насколько близко Православие Якутии, какие районы нуждаются в восстановлении храмов, и о том, как не стать фанатиком веры или, наоборот, не скатиться в цинизм…

Праздник – не значит праздность

– Владыка, совсем недавно мы отметили сразу несколько праздничных дат, с чем вас и нас от всего сердца поздравляем.

– Спасибо. Меня по-хорошему задела фраза «праздничные даты». В понимании обывателя праздник – это веселье с бездельем. Один из очень мудрых богословов прошлого века, размышляя над словом «праздник», сказал: да, слово это произошло от слова «праздно» – то есть ничего не делать. Но ничего не делать можно при двух случаях: во-первых, от лени и, во-вторых – когда события настолько глубоко охватывает человека, что ему нет дела ни до чего, кроме как до осознания этого события.

В церковной традиции праздник – это отдание всего смысла, всей души явлению, которое он вспоминает. Мы говорили о мероприятиях, посвященных 20-летию восстановления Якутской епархии. Так вот для нас было очень важно этот значительный отрывок церковной истории, где даже цифры говорят за себя – от одного храма до 65-ти, – оценить и поблагодарить тех, кто трудился. И мы постарались, чтобы в эти дни все они – а большая часть – это рядовые, простые верующие труженики – получили какой-то подарок, и у них в памяти это осталось.

Семинаристы штучной огранки

– Возрождена наша Якутская духовная семинария, в которой учился и преподавал мой репрессированный прадед, отец Иннокентий. А существует ли в нашей республике потребность в священниках?

– Начну с того, что я и мои помощники каждый день принимаем просителей из наших сел, наслегов, улусов, которые просят: помогите нам восстановить нашу церковь, создать общину, вернуть людей к православной традиции. Все они спрашивают, с чего начать, просят дать такого человека, который бы помог это сделать. Где могут появиться такие люди? Только в семинарии.

Раньше желающих посвятить себя служению Богу – а это очень скорбная стезя, многотрудная, это призвание от Бога – мы отправляли в столичные духовные школы. Понятно, что столица затягивает: кто-то начинал делать там богословскую карьеру, кто-то становился церковным писателем, кто-то просто заводил семью, и все – они не возвращались. Тогда мы поняли, что возрождение нашей родной семинарии поможет нам формировать собственную духовную элиту, духовные кадры, которые бы приходили из улусов и в улусы возвращались. Для этого и поэтому Святейший Патриарх Кирилл откликнулся на просьбу нашего епархиального совета.

Теперь у нас есть здание, очень неплохой коллектив преподавателей, но пока мало абитуриентов. Я говорю «пока», потому что наших абитуриентов рождает приход: человек не может стать доктором, если он не видел хорошего врача; никто не захочет вдруг быть учителем, не видя хорошего педагога.

Но милостью Божией абитуриенты появляются. Приходы растут, и общины тоже. Церковная жизнь на приходском уровне становится более интенсивной, а соответственно появляются юноши и девушки, регенты церковных хоров, которые хотят послужить Богу.

В этом году их было достаточно много по нашим понятиям: восемь абитуриентов на очное отделение, и восемь поступили экстерном – всего 16 человек. В сравнении с другими учебными заведениями это кажется мало. Но, учитывая, что наши студенты проходят очень длительную предподготовку на приходе за три-четыре года до поступления в семинарию, осваивая азы богословия, церковной жизни, чтения, храмовой культуры, можно сказать, что это количество абитуриентов неплохое, и семинария заметно заявила о себе.

У нас было уже два выпуска после того, как семинария была реорганизована из училища, став высшим учебным заведением. В первом выпуске у нас было два человека, оба они стали священниками. Второй выпуск, прошедшего года, – трое, из них один поступил в Санкт-Петербургскую академию. Как бы ни пошло это звучало, но наши выпускники – это штучная огранка, в личность каждого очень много вкладывается.

Фото: Якутская и Ленская епархия

Фото: Якутская и Ленская епархия

Воины Христовы

– Куда отправились выпускники нашей семинарии?

– Один из наших выпускников служит настоятелем храма в Нижнем Куранахе, второй – священником приходским в Казанском храме города Нерюнгри, один в Вилюйске, еще один – здесь в Якутске, и один – как я сказал, учащийся Санкт-Петербургской духовной академии.

– Нынешние учащиеся имеют право выбора места дальнейшего служения? Они имеют представление о том, куда им предстоит отправиться?

– Нет, мы стараемся формировать внутреннее состояние священника, посвящающего свою жизнь служению Богу, так, чтобы он был готов как солдат, как мы говорим, воин Христов, подчиниться дисциплине и распоряжению священноначалия, которому виднее, где на сегодняшний день, при катастрофической нехватке священников, наиболее важно  поддержать развитие приходской жизни и общины, а где пока можно подождать. Конечно, мы идем навстречу, если у священника есть семья, в этом случае мы смотрим, чтобы был приходской дом, чтобы для молодой семьи были элементарные нормы. Более того, мы проговариваем все эти моменты с меценатами, которые бы могли поддержать эту семью, находим заинтересованных людей, которые помогают молодому священнику.

Самое важное для молодого священника – почувствовать, что через священноначалие Господь ведет его, указывает ему место служения, и пока, слава Богу, отказов и ропота не было. Все со смирением воспринимают это послушание.

Заречье нуждается в священниках

– А где в республике священники нужны особенно сильно?

– Вот сегодня (интервью состоялось в понедельник, 21 октября – прим.авт.) была делегация из Усть-Татты. Я подойду к карте. (На стене кабинета владыки висит большая карта Якутии, на которой приклеены зеленые и красные кружочки – прим.авт.). Вся Колыма у нас без священников.

– Что означают красные кружочки?

– Это приходы без священников. Зеленые – где есть священники. Вот красными помечены Жиганск, Сангар, Кысыл-Сыр, Амга. В Нюрбе уже есть священник, надо поменять цвет кружочка (с красного на зеленый), в Светлом есть священник, в Усть-Мае есть, и уже есть три общины, которые помогают строить храмы. В Усть-Миле появился храм, в Белькачи. Один священник здесь окормляет четыре прихода.

Очень нуждаются в священниках все заречные улусы. Но вот Чурапча – самый, пожалуй, нуждающийся район. Так что востребованность очень большая.

Фото: Якутская и Ленская епархия

Фото: Якутская и Ленская епархия

Батюшка-мирянин

– У вас в епархии очень много молодых батюшек, откуда они приехали?

– Не только молодых. Направлений, из которых появляются священники, несколько. Во-первых, это мои бывшие ученики из семинарии, где я был проректором и которых я позвал, и они пожелали разделить со мной служение. Во-вторых, это наши студенты Якутской семинарии, которые еще не закончили ее, но уже находятся на каком-то определенном этапе. Например, отец Александр Борисов, который служит в Сунтаре. Или отец Филипп, который служит в Усть-Мае. Это старшекурсники, которые уже определились с семейным положением, и мы посчитали возможным направить и доверить пастырское служение до окончания семинарии. И третья группа – это священники, которые еще не имеют образования, но уже призваны из хороших, добропорядочных, православных христиан к служению. Из последнего опыта – это отец Михаил из Верхневилюйска, история которого стала уже, пожалуй, хрестоматийной.

– Расскажите ее, пожалуйста.

– Во время моего пребывания в Верхневилюйске я увидел такого благообразного якута, степенного, с четырьмя детьми, молящегося в храме. Я спросил у него, не хотел ли бы он стать священником, на что он ответил, что подумает. Думал две недели, а потом согласился. Сейчас он совмещает служение и работу в Верхневилюйском отделении Федерального казначейства – пять дней он работает бухгалтером, а два дня священствует.

Или вот совсем последняя история: светский преподаватель, который читал историю в обычной школе и помогал на богословских курсах при храме. Я послушал его один раз, второй, увидел, что он прекрасно знает историю Церкви, спросил, какую характеристику ему дают рядом находящиеся люди. И предложил стать ему священником. Он тоже думал, советовался с ближними. А недавно мы посвятили его в диаконы. Такое тоже бывает.

Будь образом для верных

– Что означает для мирянина, который всю жизнь прожил обычную жизнь, стать священником? Какие обеты, обязанности это накладывает?

– Первый и самый главный обет – это пожелание апостола Павла, оно написано в Священном Писании и, как напоминание – на обратной стороне креста, который носит священник. А там написано: будь образом для верных в слове, жизни и во всем своем поведении. Это самое важное. А, кроме того, он должен знать Священное Писание, творения святых отцов, опыт Церкви и им делиться – самому спасаясь, спасать других. Вот это задача священника.

– Почему приходят к этому? Как, когда это происходит?

– У всех свои пути. Кто-то приходит в 50 лет, кто-то в 19. Кто-то – пройдя очень многие профессии службы, разные мытарства, как это принято говорить, а кто-то – более коротко. У каждого свой путь. Важно, что они к этому приходят, что иного смысла в жизни они не видят, как служить людям и Богу.

Спасский монастырь – это, прежде всего, люди

– В настоящее время активно возрождается Спасский мужской монастырь. Все ждут, когда же будет завершено строительство самого монашеского корпуса.

– Многие, говоря слово «монастырь», представляют себе большие соборы и высокие-высокие стены, тогда как на Руси всегда говорили: храм не в бревнах, а в ребрах. Монастырь – это, прежде всего, люди, которые посвящают себя Господу, евангельскому образу жизни, удаляясь от мира. Таковые люди у нас уже есть. Два года назад мы создали монашескую общину на том самом историческом месте, и первые монахи жили здесь в железных вагончиках, то есть начинали, как пещерные монахи. Тогда их было всего трое. Сейчас только постоянно живущих четверо, кроме того, у нас большая монашеская братия из числа священников и преподавателей семинарии. Это самые настоящие монахи, которые ведут монашеский образ жизни и руководствуются евангельским идеалом в жизни. Сейчас они пока вынуждены жить кто в общежитии семинарии, кто снимая что-то другое. На сегодняшний день их уже десять человек, они несут самые разные послушания. Надо сказать, что Спасский монастырь таковым всегда и был – братия исполняла самые разные послушания, не только богослужебные, но и административные: помогали архиерею в управлении епархией, что есть и сегодня, преподавали Закон Божий и детям, и юношам, и пожилым. Отмечу к слову, что первая школа в Якутии появилась не где-нибудь, а именно в Спасском монастыре. Кроме того, это были еще и миссионеры – священники, которые уезжали в отдаленные приходы, неся свет Христов и истину. Вот таким был Спасский монастырь. Собственно говоря, и сегодня десять братьев занимаются тем же. Нет высоких стен, нет пяти храмов, нет надвратной часовни, которые когда-то были, но есть люди – а это самое главное.

Мы не собираемся отбирать здание у музея

– Изначально монастырь располагался в том здании, где сегодня находится музей народов Севера. Не было ли идеи восстановить, так сказать, историческую справедливость и вернуть помещение? 

– Не совсем так – в здании музея находились архиерейские покои, а сам братский корпус – это было отдельно стоящее здание, которое до сего дня не сохранилось. А что касается второго вопроса, уж очень много людей пытались столкнуть нас с музеем и даже музейных работников настроить, что, мол, церковь заберет здание. Ничего подобного! Наоборот, нам очень нравится быть рядом с музеем, нам нравится это соседство, и вообще нахождение монастыря рядом с самым главным музеем мне кажется очень продуктивным. Мы не собираемся поднимать никаких таких вопросов, а всякому, кто будет поднимать этот вопрос нарочито, перегибая, будем объяснять, что враждовать и ничего захватывать не собираемся.

Если на первом месте Бог – все остальное будет на местах

– На одной из проповедей вы сказали, что в вере очень важно найти золотую середину между безрассудной верой, которая может превратиться в фанатизм, и постоянными сомнениями, которые могут перерасти в цинизм. Так есть ли она – золотая середина? Как не стать фанатиком или циником?

– Золотая середина в православной традиции называется царским путем. Как его найти? Он вырабатывается в процессе всей духовной жизни человека. Если говорить о бытовых, поведенческих вещах, то здесь очень важным инструктором, предотвращающим падения, отклонения в крайности, является духовник. Очень важно иметь духовного наставника, священника, который бы обладая авторитетом в твоих глазах, подсказывал, давал тебе советы. В быту это самый верный руководитель. Что касается вообще шествия по жизни царским путем, то церковь за две тысячи лет сформировала указатели этого пути, и нужно просто прийти в церковь и жить той церковной составляющей, которую она предлагает. Ведь пребывание в церкви расставляет акценты или иерархию ценностей.

У блаженного Августина есть такое выражение: если на первом месте Бог, то все остальное будет на своих местах. А с чего это начинается? Да с воскресного дня. Если воскресный день, первый и важный день, я посвящаю Богу, иду в храм, молюсь, каюсь, душу очищаю, получаю назидание, братское любовное общение со своими близкими, а еще и добавляю сюда какое-нибудь доброе дело, которое смогу сделать добровольно, это и есть самый важный акцент. Ну и конечно, почитаю слово Божие, я имею в виду Евангелие – то, что наполняет человека самой главной, необходимой информацией, которая формирует мое сознание и сердце. Если бы мы хотя бы по листику Евангелия читали в день, как бы умиротвореннее и благочестивее мы были.

– Какие вопросы все-таки можно и нужно себе задавать в поисках золотой середины?

– Себе-то можно все задавать. Не знаю, отвечу ли вам на ваш вопрос, но скажу так: есть в духовной исповедальной практике такой момент – исповедовать помыслы, это когда ты каешься не только за уже осуществленный грех, но и за желание согрешить. Так вот в исповедальной практике советуют называть мысленный грех – тот, который наиболее навязчив, прилипчив. Большая часть людей согласятся с тем, что после этого как рукой снимает, словно Господь очищает от этого мысленного греха. Так вот, наверное, можно и нужно искать разъяснений тех проблем, которые являются самыми назойливыми.

Путь к Богу без привилегий

– Вы говорите, у каждого свой путь к Богу. А каким он был у вас?

– Это большая тема. Скажу, что мне посчастливилось избавиться от такого сложного этапа поиска, тяжелого искания своего места в Церкви и вообще в духовной жизни. Я родился в православной семье, в которой в нескольких поколениях все были верующие, и бабушка была монахиней, и все было для меня естественным. Я с детства помню самые свои первые детские впечатления – это присутствие в храме. Но сразу же предупрежу, что это не есть какой-то привилегированный путь прихода к Богу, потому что и у этого пути есть свои особенности, сложности.

Они разные – пути к Богу. Бывает вера по наследству, когда ребенок с молоком матери принимает православные традиции. Есть вера как результат каких-то интеллектуальных исканий. Есть вера как период переживаний чего-то очень глубоко трагичного, психологического. Есть вера как поиск идеалов. Это тоже очень важно, особенно в юности, для молодых людей – иметь и видеть идеалы, не те, которые приходят со сменой идеологии, но те, которые были всегда, есть и будут.

Так что у меня такой тип прихода к вере, за что благодарю своих предков.

Продолжая тему родных, ближних, я бы хотел вот что отметить. Вы знаете, мне очень нравится, что в Якутии с таким благоговением относятся к своим родителям, бабушкам, дедушкам, тем, кто род создавал. Я много видел российского опыта и, пожалуй, на сегодняшний день не встречал большего уважения к своим основателям рода, чем в Якутии. Мне думается, что это одна из основ семейного благополучия – не просто гордиться, а знать своих предков, подражая хорошему и развивая то, что они сделали. А учитывая то, что православие в истории якутских родов играет весьма большую роль, то это еще более символично.

Спасительная вера

– Вы как раз подошли к той теме, о которой я хотела поговорить. Патриарх Кирилл как-то сказал вам, что православие спасительно для якутского народа, что этот народ настолько чист, что влияние извне может стать для него губительным. Что имел в виду Патриарх?

– Православие спасительно для всех народов, потому как оно никогда не уничтожало, не умаляло национальных, культурных традиций народа. Напротив, культурные традиции расцветали и приносили яркий плод влияния православия. Возьмем славянскую культуру. Разве с принятием христианства русские перестали быть русскими? Напротив.

380 лет назад предки тех, кто жил на этой благословенной земле, с любовью встретили христианство. Не было здесь никаких религиозных войн, не было здесь агрессии и неприятия. Для Якутии православие спасительно, ведь в христианстве, в Христе люди увидели Бога, которого искали, которым жили. И православная традиция – и вероучительная, и бытовая, и богослужебная – очень легко легла на сердце народа. Вот смотрите, перепись 19 века говорит, что 99,9% живущих в Якутии были люди православные. К сожалению, православной вере не удалось закрепиться, началось время богоборчества, воинствующего атеизма, и все это было вытравлено. Но то, что православие стало частью жизни якутского народа, можно даже сказать основой жизни, это неоспоримый факт. И на сегодняшний день нравственным стержнем является православие. Для всех народов, и для якутского в том числе.

О каких опасениях говорил Святейший Патриарх? Эти опасения известны: поток информации из Интернета, из СМИ, не в обиду вам будет сказано. Когда пропагандируется грех, вседозволенность, культ наживы, это страшно, и это может развалить любой народ, тем более такой чуткий такой душевно нежный, как якутский.

«Трудиться надо еще больше»

– Говоря о современной Якутии, можете ли вы сказать, что крещеных якутов стало больше? 

– Статистика – это сложная вещь. Знаете, около двух лет назад в Москву принесли пояс Божией Матери, и это показало, насколько глубоки религиозные тенденции в людях. То же самое произошло и у нас с принесением Почаевской иконы Божией Матери. Такое было огромное количество людей!.. Я порадовался. Кто-то еще боится, смущается открыто, откровенно сказать о своих религиозных предпочтениях, кто-то, может, находится на пороге храма, но то, что таких людей очень много, это факт.

Я не знаю, стало ли их больше. Да и стоит ли считать? Не знаю… Но крестный ход, который мы совершили 6 октября, и большое количество людей, которые были вместе с нами, это радует.

– Патриарх заповедовал вам трудиться, забыв о своем здоровье, приложив все силы для этого. Труд ваш тяжел, это ведь продолжительные службы…

– …Нет-нет, я очень мало тружусь. Надо еще больше.

– И все-таки есть ли у Вас понятие отдыха?

– Конечно.

– Как Вы отдыхаете?

– Сплю иногда очень много, позволяю себе собраться с силами.

– Какие книги читаете? Музыку слушаете? Фильмы смотрите?

– Музыку люблю исключительно церковную, все песнопения, которые исполняются за богослужением. Люблю монастырские песнопения, Киево-Печерской лавры. Знакомлюсь с книжными новинками, фильмы очень люблю старые советские, для души.

– Телевизор смотрите?

– Смотрю. Местные новости.

Якутия – первая и единственная

– В церкви ведь предполагается строгая иерархия. Вы можете сказать о себе строгий вы начальник, иерарх или мягкий?

– Сложно ответить. Строгого человека всегда оправдывает то, что вместе со строгостью к окружающим он бывает строг и к себе. И тогда про него говорят: строгий, но мудрый, справедливый. А если он строг только по отношению к ближним, а к себе не очень, то это очень плохо.

Не знаю, какой я… Наверное, надо спросить у подчиненных…

– В следующем году будет три года, как Вы возглавляете Якутскую епархию. Есть ли понятие срока периода служения у епископа Якутского и Ленского?

– Нет, никакого срока нет. Более того, я живу так, будто Якутия – это мое первое и единственное место пребывания на земле.

– Вы объездили всю республику?

– К сожалению, нет. Мы не охватили отдаленные населенные пункты, в частности те, куда не добраться летом. Поэтому есть планы сделать такую экспедицию, даже передвижную церковь. Я надеюсь, что найду таких помощников, благотворителей, которые помогут претворить эту идею в жизнь. Она теоретически прорабатывается. Думаю, что это будут колымские, арктические районы.

Никита Волков photosight.ru

Никита Волков photosight.ru 

Время собирать камни всем миром

– Подводя небольшой итог трехлетнему служению в Якутии, что бы вы хотели пожелать себе, всем нашим батюшкам, всем верующим и не только.

– Себе пожелаю трудиться еще больше. А прихожанам вот что хочу пожелать, для меня это сейчас очень актуально. Есть много населенных пунктов, которые бы хотели возродить церковную жизнь, построить часовню, восстановить храмы. Я буду всячески поддерживать такие стремления. Но эти стремления заключаются не только в поиске какого-то одного благотворителя-двух, которые придут и сами все построят. Это будет не храм. Когда-то мы всем народом строили, а потом, к сожалению, почти всем народом разрушали. А теперь пришло время собирать камни. Всем народом, всем вместе. И если мы хотим, чтобы духовная жизнь была на высоком уровне, чтобы каждый из нас имел возможность общаться с Господом и получать его Божественную помощь, то безразличного смотрения со стороны быть не может. Мы все должны посильно принимать помощь и в возрождении храмов и в восстановлении церковной жизни.

Беседовала Марина Сантаева, газета «Наше время»

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Епископ Якутский Роман возведен в сан архиепископа

Патриарх Московским и всея Руси Кирилл возвел епископа Якутского и Ленского Романа в сан архиепископа

В тюрьму для епископа хлеб

Как Якутия получила еще одного небесного покровителя

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: