Почему допустимо сравнивать практику абортов с действиями Гитлера

|
Аборт – грех, однозначно осуждаемый Церковью. О том, почему на стороне Церкви не только традиция, но также формальная логика – объясняет Сергей Худиев.

Недавние слова отца Димитрия Смирнова, в которых он сравнил большевистское разрешение абортов с действиями Гитлера, вызвали немалое раздражение. Это понятно и ожидаемо.

Сергей Худиев

Вопрос об абортах действительно резко разделяет Церковь и общество. Если по каким-то параметрам наши сограждане привержены социальному консерватизму и совершенно не спешат прыгать вслед за передовыми странами в бездны содомские, то в отношении абортов Россия демонстрирует – и на уровне статистики, и на уровне массовой психологии – весьма удручающую картину.

Те же люди, которые, в принципе, готовы признать себя православными, не готовы принять позицию Церкви в этом вопросе, и само ее провозглашение принимается в штыки – как и любые попытки как-то сократить масштабы этого зла.

Христианам приходится заходить издалека – и говорить о мрачных перспективах нации, уничтожающей свое будущее такими темпами, мол, кто будет кормить сегодняшних 30-летних, когда они станут пенсионерами? Африканцев завезем? А зачем вы будете нужны африканцам?

Но это – не главная причина, по которой христиане выступают против абортов. Просто главную причину людям объяснить трудно – и очень болезненно. Поэтому, наверное, надо начать с другого. С прощения.

Евангелие есть благая весть о прощении грехов. Христос на Голгофе искупил все наши грехи, и мы можем быть полностью прощены, омыты, восстановлены в наших отношениях с Богом, как только пожелаем это прощение принять.

Многие известные деятели движения за жизнь – бывшие абортмахеры. Они приняты и полностью прощены Богом, и священное Писание много раз обещает это любому, кто покается и уверует: «Изглажу беззакония твои, как туман, и грехи твои, как облако; обратись ко Мне, ибо Я искупил тебя» (Ис.44:22).

Церковь свидетельствует о прощении и спасении – а не об осуждении. Зло является злом, грех – грехом, а преступление – преступлением, не потому, что Церковь так решила. А потому что такова уж реальность – которую мы склонны отрицать, но которая от этого никуда не исчезает.

Мы все знаем, что лишать жизни невинное человеческое существо, которое не является ни вооруженным агрессором, ни преступником, неправильно. Многие выступают против смертной казни вообще – но все всегда были согласны, что, во всяком случае, нельзя казнить без вины.

Мы знаем – это никем не отрицаемый научный факт – что дитя в утробе матери является живым существом (а не частью ее собственного тела, как, например, больной зуб). Мы знаем, что это существо – человеческое, а то какое же еще. Согласно очевидному, почти тавтологическому определению, которое дал еще Аристотель, «Человек есть живое существо, принадлежащее к человеческому роду». Именно такое человеческое существо сознательно уничтожается в ходе аборта.

Мы это знаем – и не можем не знать – вовсе не от Церкви, и если бы Церковь замолчала об этом, это ничего не изменило бы в реальности. В любом случае тяжкое зло лишать жизни невинное человеческое существо.

Сторонники абортов используют две линии аргументации – либо отрицают, что дитя в утробе является человеческим существом, либо отрицают его невинность – и рассматривают его в качестве агрессора или нежелательного квартиранта, которого хозяйка имеет право «выселить».

Боюсь, однако, что вовсе не Церковь, а простой здравый смысл говорит о том, что дитя в утробе матери, во-первых, является человеком, во-вторых, не является агрессором или преступником, подлежащим справедливой казни.

Сравнение практики абортов с действиями Гитлера, которое привел отец Димитрий, вовсе не является эмоциональным преувеличением или попыткой докричаться. Это наиболее точная аналогия из возможных.

Гитлер полагал возможным и правильным истреблять множество невинных людей, потому что ему так было удобнее и соответствовало его планам – причем людей заведомо невинных и даже не сражавшихся против него с оружием в руках, часто и не имевших такой возможности. Для этого он просто объявил их не-людьми, произвольно исключил их из человеческого рода.

Про-абортная идеология делает то же самое – произвольно исключает часть человеческих существ из числа людей, объявляет их выведенными из под защиты морали и закона, так что их можно уничтожать, как только это покажется удобным.

Кто-то может решить, что поскольку за этих детей никто не отомстит и не накажет, они не придут потребовать ответа за свою кровь, они даже не соберутся на митинги и не проголосуют на выборах — ими можно пренебречь.

Но Церковь верит в праведный суд Божий – более того, она знает, что нам совсем необязательно в него верить, что бы однажды перед ним оказаться. На суде никто из нас не сможет отрицать то, что он не мог не знать – нельзя лишать жизни невинное человеческое существо. Это тяжкое зло, которое навлекает проклятие на тех, кто его совершает, на тех, кто его одобряет, и на общество, в котором это считается нормальным.

Да, людям очень больно столкнуться с осознанием того, что они явились соучастниками в убийстве. Тут вина матери может быть меньшей, чем у других – гораздо виновнее может быть отец ребенка, родственники, которые буквально вынуждали мать на такое страшное дело, врачи, которые настойчиво советовали, агитаторы, которые объясняли, что это ее право…

Апостол Павел пишет о том, что те, кто одобряют грех, виновнее тех, кто его совершают (Рим. 1:32). В самом деле, человек может совершить грех под давлением невыносимых обстоятельств — а вот одобрять его есть свободный и непринужденный выбор того, что, как мы не можем не знать, является тяжким злом.

Но Церковь говорит об этом не для того, чтобы осуждать и подавлять – но для того, чтобы предложить исцеление для тех великих ран, которые мы (и как отдельные люди, и как общество в целом) себе нанесли. «Христос искупил нас от клятвы закона, сделавшись за нас клятвою – ибо написано: проклят всяк, висящий на древе» (Гал.3:13) Христос умер смертью проклятого, чтобы искупить нас от проклятия, которое навлекли наши грехи.

Как только мы признаем то зло, которое мы совершили, в котором соучаствовали, которое одобряли, именно злом – мы будем прощены. Как говорит святой Апостол Иоанн, «Если исповедуем грехи наши, то Он, будучи верен и праведен, простит нам грехи наши и очистит нас от всякой неправды» (1Иоан.1:9).


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
«Беги, Катя, беги» – реальная история спасения от аборта

Я по сей день думаю, что это приключение – возможно, единственное стоящее дело в моей жизни

Истории про аборт – 7 непридуманных историй про аборт

Ситуация у меня была очень сложная. Отец ребенка (мой жених!) сразу же занял совершенно независимую позицию…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: