Если мы – Христовы, то претерпим до конца!

В Белграде скончался Патриарх Сербский Павел в возрасте 95 лет. Патриарх отошел ко Господу в 10.45 минут после принятия Святых Христовых Таин.

Интервью, которое Его Святейшество Патриарх Сербский Павел дал во время своего посещения Черногории по поводу хиротонии новоизбранного епископа Сербской Православной Церкви, преосвященного епископа Будимлянского Иоаникия, журналу «Светигора», Радио-Светигора и вновь созданному ежедневнику «Голос Черногорца» 4 июня 1999 года. Понятие «Косово» проросло в наши души, и наиболее важно в нем то, что святой Князь Лазарь со своим воинством пошел не подавлять чью-то свободу, но защищать свою, не захватывать чужую землю, но освобождать свою, не насаждать свою веру, но отстоять Православие. Сражаясь за свои святыни, они сражались и за всю христианскую Европу. Такие войны для нас, как для христиан, не только допустимы, они – наш долг.

СВЕТИГОРА: Ваше Святейшество, первый наш вопрос в этот тяжелый час – потеряно ли Косово для нашего народа? От Вас, как духовной главы сербского народа, столько лет своей архипастырской службы проведшего в Косово и в Метохии, от Вас ждут правдивого ответа на этот вопрос, с которым мы столкнулись сейчас таким трагическим образом.

Его Свят. Патриарх Павел: Я провел в Косово 34 года, и не требовалось особенных усилий, чтобы понять и увидеть, что определенная часть албанцев систематически проводит работу, направленную на создание этнически чистого Косово. Не хочу обобщать, не скажу что все, но определенная часть это делала. Я указывал на это и Приштинским властям, и в Белграде, чтобы они имели ввиду, чтобы знали, что помимо других, менее болезненных причин, сербы выезжали из Косова и по этой причине. Подчеркну, что не только по этой, потому что в те времена люди переезжали из сел в города из разных побуждений. И все же эта причина, существующая и по сей день – самая болезненная.

Проблема рождаемости, которая особенно обострилась благодаря огромной рождаемости албанцев и небольшой рождаемости сербов, и переросла сегодня в один из аргументов в пользу того, что Косово принадлежит тем, кто составляет там численное большинство, аргумент этот навязывался нам еще тогда, сорок лет назад. В бывшей Югославии я опубликовал статистику, которой располагала Церковь. Уже в те времена из четырех наших епархий Косовская, в которой наибольшая рождаемость была среди албанского населения, не являлась преимущественной. Это же положение сохраняется и теперь. Приблизительно 20 лет назад я опубликовал и такую информацию: в то время, когда очень многие отпали от Церкви, в нескольких наших епархиях смертность стала превышать рождаемость. Это были Косовская епархия, Рашско-Призренская, Тимочская, Горнекарловацкая, а в Шумадийской епархии рождаемость и смертность были равны.

СВЕТИГОРА: Каким Вы видите будущее Косово и Метохии?

Его Свят. Патриарх Павел: Что касается будущего Косова и Метохии, я считаю, что должно быть так, как было прежде – чтобы вернулись беженцы, и албанцы и сербы, чтобы продолжилась мирная жизнь, чтобы жили так, как и подобает людям. Однажды, когда я был в Косово, мне написал один ходжа-албанец, и, помимо прочего, поставил мне такой вопрос: «Для нас мусульман неприемлем принцип – “пока у одних не стемнеет, у других не рассветет”. Что скажете Вы?». Я отвечаю «Этот принцип неприемлем и для христианства вообще и для Православия. Земля Божия достаточно широка и велика, чтобы места хватило всем, если мы останемся людьми.

Если мы будем нелюди, земля будет и двоим тесна, ибо и в Библии и в Коране написано об Адаме и Еве и их сыновьях Каине и Авеле; злобный Каин убил брата, а их всего было четверо на всей земле. Злобного всегда гонит тщеславие, он никогда не обвинит себя, у него всегда другие виноваты. А христианин, и когда нет на нем никакой вины, боится, что может быть и невольно, он совершил грех». Св.Петр Цетиньский перед Крушским сражением обратился к своему неприятелю: «Махмуд-паша, чем повинен пред тобой я и мой народ? Если грешен я, дай Бог не пережить мне этот день, первому погибнуть. Если же виновен ты, в живом огне сгоришь!» И началась битва. Черногорцы наступают, теснят турок. Чтобы поднять боевой дух своего войска, кара Махмуд-паша взмыл на коне вперед, но споткнулся конь и отсек паше голову черногорский воин. «Э, – говорит он, – Кара Махмуд, чего тебе в Скадаре не хватало, что пришел ты у нас отнять?!» Вот, что я хочу сказать вам: святой человек и не будучи виновен предполагает – «может грешен я, и не знаю этого, если же грешен, пусть первым погибну». Преступник на такое не способен, у него всегда другие виновники. Следовательно, наше будущее зависит от того сможем ли жить как мы прежде жили все эти годы, вместе и сербы и албанцы и турки и горанцы и цыгане.

СВЕТИГОРА: Ваше Святейшество последний раз Вы посещали Черногорию год назад. Иногда год может вместить в себя больше исторических событий, чем десять лет. Это можно сказать и о минувшем годе. Как Вы оцениваете все произошедшее, видите ли Черногорию в федерации, и вообще каким вы видите будущее Черногории?

Его Свят. Патриарх Павел: Да, это верно, все это время, с момента распада бывшей Югославии, человеку вздохнуть некогда было, отдохнуть душой. Вспомнить только о том, что происходило в Словении, в Хорватии, Боснии и Герцеговине, и вот теперь в Косово, и таким страшным образом! Но самое для нас главное – это то, что мы чувствуем, а мы чувствуем, что здесь, конечно, есть и наша вина и наши грехи, но есть и грехи и вина других, не только албанцев, но и Европы и Америки. Вина и грехи людей власть имущих, которым хватило «храбрости» на такое решение проблемы – на бомбардировки, от которых страдают и албанцы и все Косово, и которые внесли самый большой вклад в эту страшную общую беду. Вспомним сейчас слова апостола Павла – «… имейте мир со всеми».

Важно не ждать пока кто-то другой захочет мира, а прежде всего самим сделать этот шаг к миру. Если мы сделаем его искренне, половина дела будет сделана. Если бы этого хотели и те люди, все было бы во благо и нам и им. А хотят они этого или нет – зависит от них. В 1993 году, одна немецкая журналистка, задала мне вопрос – существует ли справедливая война и может ли вообще война быть справедливой? Я отвечаю: если на Небесах существует справедливая война, почему ее не может быть на земле? То есть речь о том, как сатана и его воинство восстали против Бога и отпали от Него из-за греха гордыни. Но святые архангелы Михаил и Гавриил с другими ангелами остались верны Богу. Сатана бросился на них, но святой архангел Михаил с ангелами сразился с ним и низверг на землю. С другой стороны, захватническая война для христиан не только не допустима, но подлежит осуждению, в то время как война оборонительная, освободительная – благословенна. Ибо говорит Христос: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за други своя».

Тот, кто защищает свой дом, свою родину, могилы отцов, собственную свободу, он действительно жертвует собой полностью… Об этом же идет речь и когда мы говорим конкретно о нашем народе. Долг Авеля состоял в том, чтобы защититься от своего брата, поднявшего на него руку. Долг наш, законом Божиим определенный – бороться за свое существование. Так всегда было, и когда наш народ в течение пятисот лет поднимал восстания против турецкого ига, против рабской жизни. Так было и в 1941 году при вторжении Гитлера – и государство и Церковь, весь народ, как один, был готов к борьбе с захватчиком, который и тогда был много сильнее нас. Вот о какой войне идет речь…

СВЕТИГОРА: В ходе нашего разговора, процитировав слова св.Петра Цетиньского, Вы дали определенную иллюстрацию Черногории той эпохи. а может быть и нашего времени. Если можно, будем немного конкретнее. Каково Ваше мнение о федерации Сербии и Черногории?

Его Свят. Патриарх Павел: Конечно, нелегко всегда пребывать в единомыслии. Разность мнений сама по себе не является неизбежным злом. Один грек, еще в 7 веке, оставил запись о том, что «у сербов ничего не добьешься подкупом» и не потому, что они неподкупны, но в силу «многих противоположных взглядов». Что это значит? Если уговорить, подкупить одного, тогда надо подкупить и другого и третьего, по порядку. Этот способ если и имеет право на существование, то только до тех пор, пока не перейдет границу зла, если не сказать – преступления.

В Косово, в то время когда я был там епископом, мы с большими трудностями, восстанавливали одну давно разрушенную церковь. Собираемся: прихожу я, приходит священник, приходит староста, смотрим, какую церковь мы сможем построить, из какого материала, сколько у нас на это средств, какой формы, обсуждаем, как это обычно бывает. Один говорит, надо строить из бетонных блоков, другой говорит – нет, нельзя из бетона, чтобы через несколько лет не пришлось ломать и перестраивать из более прочного материала. Ну хорошо, говорим мы, давайте из камня. Тогда третий говорит, если строить из камня, а через несколько лет надо будет реставрировать, нельзя будет писать по теперешней штукатурке и камню. Хорошо, говорим мы, пусть будет снаружи каменная, а внутри кирпичная. Сколько разных мнений и каждое имеет свою добрую сторону. И теперь из всего этого нужно выбрать группу, которая будет за все отвечать. И все было бы хорошо, но вот тогда у сербов и появляется то, что ведет к беде. Те, чье мнение не учитывается, они не просто станут вашими врагами, но и в борьбе против вас используют своих же врагов, только бы не дать вам сделать что-либо. Эх, вот видите, беда какая.

Надеюсь, что все будет хорошо, но при этом, конечно, мы всегда должны быть готовы выслушать и другую сторону, не отталкивать от себя, навязывая своё мнение и свои интересы любой ценой. Когда я был в Косово в одном селе между Урошевцем и Гнилане, так там люди, когда шла речь о чем-то общем – строить дорогу, школу, церковь или еще что-то – собираются и при обсуждении каждый отстаивает свое мнение. Но на следующий день, когда соглашение достигнуто, все приступают к работе, и работают так, как будто каждый именно за это и стоял. Я свидетельствую, что есть такие места и есть такие сербы. Вот видите – можно выстоять на добром пути до конца и неся бремена других, не только свои.

СВЕТИГОРА: Как Вы – Архипастырь, Первоиерарх нашей Церкви смотрите на будущее Православия, в так называемой «новой Эре»?

Его Свят. Патриарх Павел: По словам Спасителя, чем дальше мы идем, тем труднее и труднее будет путь. «Услышите о войнах и землетрясениях, будет глад и мор, по причине умножения беззакония охладеет любовь и поднимется брат на брата». Но далее говорит нам Христос, чтобы мы подготовились и претерпели до конца.

Православие и сейчас и всегда должно быть готово к испытаниям. Спаситель сказал нам: «Кто хочет идти за Мной, пусть возьмет крест свой и следует за мной. Меня гнали и вас будут гнать за Имя Мое». Значит, мы должны быть готовы к этим трудностям, претерпеть и вытерпеть. «Претерпевший до конца, спасется». А беды наши, видите и сами, не только от врагов иноверцев или безбожников, а и от тех, кто называет себя христианами. И сейчас мы видим, как такие христиане поступают как нелюди… Но если бы и мы так же поступали, мы еще больше были бы осуждены: кому много дано, с того много спрашивается. Все дело в том, претерпим ли мы до конца. Когда четыре года назад я был в Австрии, праздновалось 100-летие храма Святого Саввы в Вене.

Утром, в газете, я вижу статью о том, что я прибыл, чтобы пустить пыль в глаза мировому сообществу, а в действительности во всех несчастьях и в войне виноваты сербы и Сербская Церковь, потому что она, якобы, призывала к войне ради сохранения Великой Сербии. На одном совещании сербов и австрийцев я вынужден был заявить следующее: «Сербскую Церковь и меня обвиняют в разжигании войны ради сохранения Великой Сербии. Я заявляю – если бы ради сохранения Великой Сербии требовалось преступление, я никогда не дал бы на это согласие. Пусть исчезнет тогда Великая Сербия. Если бы таким образом требовалось сохранить и малую Сербию, я не дал бы согласие и на это.

Пусть исчезнет и малая Сербия, только чтобы не было крови. Нет, такой ценой – нет! Если бы такой ценой надо было бы сохранить последнего серба и я сам был бы этим последним сербом, не было бы моего согласия. Пусть мы исчезнем, только в этом исчезновении останемся людьми Христовыми. Иначе мы не согласны жить. В этом суть, ибо мы знаем, что предки наши столько веков и лет переживая беды и войны, выстояли в правде и всех нас сохранил Господь Всевышний, Который всегда на стороне добра. И если надлежит нам пострадать, то лучше сложить головы, чем стать нелюдем».

СВЕТИГОРА: Сейчас у нас в Черногории один священник Цариградской патриархии, изверженный из сана, отлученный от Православной Церкви, черногорского происхождения, крещенный в Сербской Православной Церкви, которая его вскормила и подготовила к священству, выступает как митрополит самозванной «черногорской православной церкви», создавая вокруг себя с подобными себе несчастными своеобразную секту «черногорских беспоповцев». Что Вы думаете об этом явлении?

Его Свят. Патриарх Павел: Расколы были всегда, а раскол – это ересь. Существуют ереси, существуют расколы. Ересь – это грех против Евангельской истины, а раскол – это грех против единства Церкви. «Созижду церковь Мою и врата адовы не одолеют ея», говорит Христос. Апостол Павел говорит, что Церковь – «Столп и Утверждение Истины». Если человек прежде живет Евангельской истиной, а потом уходит во что-то иное, то что от мира сего, тогда, разумеется, происходят и ереси и расколы и отпадения. Между тем, один святой отец говорит: «В расколе можно верить в Святую Троицу, можно чтить Евангелие, можно совершать Таинства, только спастись нельзя!» А святой Киприан Карфагенский сказал: «Кому Церковь не мать, тому и Бог не Отец».

Так и Римская Церковь в 1054 отпала от Восточной Церкви – принцип мира сего был вознесен над Евангельской истиной и Царством Небесным. Тот, кто не думает о собственном спасении, не может думать о спасении других. Если он не заботится о своем спасении, как он сможет сохранить свой собственный образ? От того, кто не помнит своих предков, кто не знает кто он, к какому народу и какой Церкви принадлежит – от тех беги. Но все мы встанем перед лицем Божиим на Суде Его, и каждый даст ответ за свои дела. Об этом нам надлежит всегда помнить, и тогда мы решим все свои проблемы. А пока ясно, что это раскол и если раскольники не принесут покаяние – окажутся там же, где пребывают многие их предшественники.

Разговор записал Славко Живкович

Перевод: Луганская С.А.

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.
Похожие статьи
Шесть раз его гроб перекапывали

Черногорский митрополит Негош и его мавзолей

Почему не надо преследовать «Свидетелей Иеговы»

Человеческая совесть принадлежит Богу, а не государству

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: