Не понимаю, что читают на службе!

Менять ли ритм богослужения? Упрощать? Если упрощать, то насколько? Размышляет протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса бывшего Скорбященского монастыря.
Протоиерей Александр Ильяшенко

Протоиерей Александр Ильяшенко

Богослужение – это наше сокровище, к которому мы должны относиться  бережно. Причем оно не застыло в раз и навсегда отлитой форме, а органически и, значит, достаточно медленно развивается. В древности служили иначе, чем  мы сейчас. И даже в разных Поместных Церквах богослужение несколько отличается, хотя в целом содержание остается единым.

Брать и что-то самочинно менять здесь категорически нельзя. Когда священноначалие вводит какие-то изменения, то время покажет, насколько они жизнеспособны. Если перемены действительно отражают нечто глубинное и богоугодное, значит, Церковь это примет и это войдет в ритм богослужения.

По указу Святейшего Патриарха праздничные богослужения Рождества Христова стали проходить при открытых царских вратах – это пример живого, не застывшего богослужения. Это вызывает аналогию с Пасхальной Литургией, подчеркивает значимость праздника.

Осмысленное благоговение

Да, случается, люди не понимают, что происходит в храме. Для них важно не звучащее слово молитвы, а то, что в определенный момент надо наклонить голову, встать на колени и так далее. Это очень хорошо, правильно, но это не главное. Речь идет о том, что в наше время уровень церковного образования прихожан достаточно низкий. До революции этим не занимались всерьез, после революции, в XX веке, все возможности исчезли. Теперь вот начался XXI век, казалось бы, цензуры нет, книг издается много, образовывайся. Но в церковные книжные магазины ходят далеко не все, а в светских такое изобилие литературы, что не знаешь, что и выбирать.

Оказывается, есть два способа цензуры: первый – всё запрещать, а второй – когда всё разрешено и всё можно. И он не менее эффективный. На людей непрерывно выливается поток информации. Они не знают, что выбрать, подчас некритично хватаясь за самое доступное. Ведь посмотреть сериал гораздо проще, чем заняться изучением богослужения.

С другой стороны, если прихожанин не понимает Евангелия, которое читается на службе – известная доля вины лежит на священнослужителях. Значит, в проповедях надо полнее, глубже, ярче раскрывать смысл Евангелия, которое читается в этот день. Мы, священники, должны лучше готовиться, глубже работать с паствой, заниматься воспитанием и пресекать то, что недопустимо. Постоянный, многолетний труд изо дня в день. И тогда люди будут понимать, что когда они слушают слово Божие, Сам Господь к ним обращается. Тогда  их благоговение будет осмысленным, а не механическим.

Упрощать – не упрощать?

Но стоит ли из-за того, что богослужение люди порой из-за своей необразованности не понимают, его упрощать? Разве изменится отношение человека, который предпочитает сериалы?

В этих условиях очень трудно говорить о том, что людям действительно нужно. Они не слушают, выбирая другие ориентиры.  И это огромная проблема.

И здесь роль православных электронных средств массовой информации выходит, на мой взгляд, на первый план. Потому что интернет со временем вытеснит и телевидение, и радио, и книгу: всё, что ты хочешь почитать, услышать, увидеть, ты можешь почерпнуть из сети.

Информационным пространством нужно активно владеть и заполнять его содержательным, интересным, доброкачественным, полезным содержанием.   

Переводить ли богослужение на русский – это очень и очень тонкий вопрос. Во всём, что касается церковной жизни, должен последовательно проводиться медицинский принцип: не навреди. Потому что церковнославянский язык – это тоже наше сокровище, украшение нашего богослужения.

Например, в некоторых храмах апостольские послания читаются по-русски. Это, на мой взгляд, оправданно. Но у себя я этого не ввожу, потому что, во-первых, благословения священноначалия на это нет. А во-вторых, если начнется что-то одно, то тогда следом потянется что-то другое. Тем самым можно спровоцировать очень нежелательные последствия. Как раз навредить. Из-за чего-то важного может пострадать гораздо более важное.

Здесь должно быть очень взвешенное обсуждение. Церковь живет в своем пространстве, в своем ритме, и этот ритм очень определенный, заданный не нами, а столетия назад. И если его грубо ускорять, менять, исправлять, то можно что-то очень легко исказить. Еще раз напоминаю про бережное отношение и к самой Церкви, и к людям, ее членам!

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com.


Читайте также:

Мост между нами и Богом

Окно, через которое виден Бог

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Когда настоятель повернулся к вам лицом

Возглас перед чтением Евангелия призывает людей буквально встать прямо, а они нагибают головы

Протоиерей Александр Борисов: служить по-русски

Звучит сакральный текст, и все благоговейно замирают, не понимая содержания

Акафист по планшету

О том, как не чувствовать себя в храме как в театре