Если «старец» топчет ногами

«Несколько лет назад в интернете появилась видеозапись, как один то ли игумен, то ли иеромонах изгонял беса. Священник залез на одержимого человека верхом, ударял его, потом стоял на нем ногами. В общем, картина совершенно дикая. Но есть люди, которым такое поведение священников… нравится», — настоятель кафедрального собора во имя святителя Николая Чудотворца (Калач-на-Дону, Волгоградская область) протоиерей Димитрий Климов рассуждает о том, что сегодня понимается под старчеством, и насколько можно разрешать другому человеку управлять нашей жизнью.

Главное – сила?

Протоиерей Дмитрий Климов

Протоиерей Димитрий Климов

Традиция монашества была прервана у нас в XX веке и возродилась совсем недавно: в конце 80-х — начале 90-х годов. Причем, по большей части, возрождалась она буквально на пустом месте, на развалинах старых монастырей. Обители вроде Троице-Сергиевой Лавры, открывшиеся после войны, — исключение. И в основном во вновь открываемых монастырях служили молодые иеромонахи.

Сомневаюсь, что за прошедшие двадцать пять – тридцать лет успели возрасти старцы, на которых можно было бы всецело положиться в духовной жизни в миру, и в духовной жизни монашеской. Поэтому к советам тех, кого считают современными старцами, нужно относиться так, как учили опытные старцы прошлого — с рассуждением. Если видим, что слова противоречат Евангелию, лучше придерживаться Евангелия, чем таких слов.

Несколько лет назад в интернете появилась видеозапись, как один то ли игумен, то ли иеромонах изгонял беса. Священник залез на одержимого человека верхом, ударял его, потом стоял на нем ногами. В общем, картина совершенно дикая. Но есть люди, которым такое поведение священников нравится. Им нужен деспот, который прикажет, будет по ним топтаться, по-хамски себя вести.

Только вот можно ли себе представить, чтобы Христос вел себя так, как тот «изгоняющий» священник? Евангелие на этот счет дает однозначный отрицательный ответ.

Если нельзя представить Христа, так относящегося даже к бесноватым, даже к невменяемым людям, потерявшим разум и все человеческое, то и другие не должны подобным образом поступать. Если же они ведут себя грубо, жестоко, за духовным советом к ним вряд ли стоит обращаться.

Настоящее духовное руководство – это подводить человека к какому-то решению, но чтобы принимал это решение человек сам.

Наутек от богомольцев

Когда читаем древние патерики, видим там совершенно невероятные случаи послушания, смирения — или своих чад перед старцами, или, что иногда тоже бывает, старцев перед своими духовными чадами. Но подражать этому чисто внешне совершенно бессмысленно. Как и всему остальному в духовной жизни.

Когда мы, еще молодые, в девяностых годах начинали ходить в церковь, нам казалось, что если подражать внешнему, изменится и внутреннее. Что если мы когда-нибудь станем священниками или монахами, сразу преобразимся. А ведь, на самом деле, само по себе монашеское и священническое облачение человека не меняет…

Про отца Кирилла (Павлова) рассказывают, что к нему только подходили за благословением, как чувствовали такую теплоту и такую любовь, от него исходящую, что ничего уже и спрашивать не надо было. Вот это – старчество!

Ещё мне очень хорошо запомнился образ монаха-схимника в Киево-Печерской Лавре, когда я был там в девяностые годы. Стоят схимники в храме, молятся. Как только выходят, набегают на них бабушки-тетушки, начинают расспрашивать и благословляться. Вот вышел схимник, начал всех благословлять, всем какие-то советы давать. А другой так по-детски из-за двери выглядывает и спрашивает у проходящего мимо послушника: «Брат, что, они ушли?» Получив утвердительный ответ, подобрал полы подрясника и прямо бегом до трапезной. Видно было, что он тяготился таким чрезмерным вниманием, которое оказывают монахам приезжающие и приходящие паломники.

ekklisiaonline.gr

ekklisiaonline.gr

Иеромонах на лавочке

Люди у нас любят ездить в паломничества. И при многих мужских монастырях обязательно есть иеромонах, который садится после службы на лавочку и смотрит на подъезжающие автобусы с паломниками.

Привозит автобус бабушек-тетушек из разных краев нашей необъятной родины, они выходят, видят: сидит монах с бородой, может быть, даже с седой. И сразу вокруг него образовывается кружок слушательниц, которым он начинает вещать. Что вещает – отдельный разговор. Потом эти паломники уезжают и на своих приходах начинают транслировать услышанное, что в «святых местах старцы вот так-то и так-то сказали». Часто – к ужасу настоятеля. А какое отношение имеет этот монах к тому святому месту, где он сидит на лавке, никто не задумывается. Ведь одно дело – святые Сергий Радонежский, Тихон Задонский, и совсем другое — монахи, которые собрались там, где покоятся мощи этих великих подвижников. Но людям почему-то кажется, что святость места к нам переходит через проповеди таких вот монахов, сидящих на лавочках.

Потом приходскому священнику требуется столько времени и сил, чтобы как-то вернуть своего прихожанина в нормальное состояние. А иной настоятель впредь и десять раз подумает, прежде чем благословить прихожан в паломничество в какие-то святые места.

Когда не нужно ехать к старцам

Если бы мне сказали, что вот где-то есть настоящий старец, я бы к нему съездил. Но не за каким-то жизненным решением. Все-таки, когда едешь к человеку с настоящим духовным опытом, интересно с ним поговорить, чтобы он помог тебе разобраться в какой-то твоей страсти, в твоем неправильном устроении.

На самом деле, нормальное желание для человека — на кого-то другого опереться, попросить молитв, совета.

На днях звонили мне прихожане, уехавшие в Санкт-Петербург. Говорят, что храм хороший у них, настоятель хороший. Только вот невозможно с ним поговорить, потому что приход в спальном районе, священников мало, и у него просто физически нет времени. Такая ситуация не единична, вот и отправляются люди в поисках старцев, чтобы обсудить какие-то волнующие их вопросы.

Если же у священника есть возможность спокойно, вдумчиво разговаривать с прихожанами, то они и не стремятся ехать к старцам.

Хотя я совершенно не против старчества. Более того, институт старчества вообще заложен в природе Церкви. Апостол Павел в своих посланиях перечислял различные дары и говорил, что тот, кто учитель, должен учить, управленец – управлять и так далее. А у нас сейчас все эти различные духовные дары сконцентрировались в священниках и епископах. А ведь это не совсем правильно.

Еще апостол Павел говорил о том, что пророк пророчествует. Наверное, современное старчество в правильном его виде — некий эквивалент древнего института пророков, к которым люди приходили за советом. Пророки своим даром служили людям и Церкви. И сегодня служат, если их старчество — действительно, дар, данный им Богом, а не видимость, не взятая на себя роль.

Портал «Православие и мир» и независимая служба «Среда» проводят цикл дискуссий о приходской жизни. Каждую неделю – новая тема! Мы зададим все актуальные вопросы разным священникам. Если вы хотите рассказать о болевых точках православия, своем опыте или видении проблем – пишите в редакцию, по адресу discuss.pravmir@gmail.com.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Поехали, посмотрим на старца

К хирургу мы же не бегаем просто так, из любопытства

Когда старец превысил полномочия

Ты к своему духовнику не ходи, потому что белое духовенство ничего в жизни духовной не понимает