Среди православных есть две крайних точки зрения на влюблённость

|
Нет, речь дальше пойдёт не о том, праздновать или не праздновать пресловутый День влюблённых, хорошо это или нехорошо. Это о том, что делать, если этот день уже стал «вашим» по факту. Потому, что вы уже влюбились.

Романтическая влюблённость – центральный миф западной европейской культуры. Он лёг в основу сюжета большинства тех книг, фильмов и песен, на которых все мы выросли. Поэтому очень многие люди живут с убеждением, что испытать яркое, страстное, волшебное чувство – это едва ли не самое главное из того, что может и обязательно должно с ними в жизни случиться.

Ольга Гуманова. Фото Юлии Маковейчук

Ольга Гуманова. Фото Юлии Маковейчук

В православной среде бытуют две крайних точки зрения на влюблённость. Первая из них полностью поддерживает светский романтический миф о том, что сильное чувство – единственная достойная причина для брака и, если вы влюбились, то это прямо-таки обязывает к отношениям.

Например, девушка рассказывает своим церковным знакомым, что влюбилась. Очень сильно, пламенно, прямо-таки сгорает от страсти. Правда, он – предмет её страсти – в последний раз работал перед Новым годом в торговом центре Дедом Морозом, а ещё первая жена от него ушла, потому что он имел привычку напиваться и поднимать на неё руку.

Но девушка-то знает, что на самом деле он очень талантливый актёр и поэт, вот только злая жизнь так сложилась, что он до сих пор остаётся недооцененным и непризнанным.

«Да, да! Любовь – это же знак Божий в мире. Если ты его полюбила, значит, Господь послал такой крест и нужно его нести во что бы то ни стало. С креста не сходят, с него снимают. Уже после того, как ты испустишь последний вздох», – «утешают» знакомые, свято верящие в силу романтической любви.

Они же ещё любят рассуждать о том, что настоящая любовь исцеляет. По их мнению, влюблённость – это такая магическая штука, с которой можно прийти к падшему и помочь ему восстать.

Насчёт того, что сильная влюблённость способна физически убить, романтически настроенные знакомые здесь абсолютно правы. Если поддаться этому чувству и пойти за ним в романтические отношения с заведомо непригодным для здоровой жизни человеком, то вероятность умереть заметно повысится. Только будет это не подвиг и не крест, а самоубийство, даже не всегда медленное.

Впрочем, люди, в которых влюбиться можно, а вот вступать в брак с ними не стоит, отнюдь не всегда оказываются явными алкоголиками, бездельниками и тиранами.

Иногда бывает и так, что и сильное чувство есть, и влюблённые оба сами по себе хороши, а вот вместе им быть не надо, потому что они друг другу категорически не подходят. И так друг с другом поладить пытаются, и эдак, а всё равно не получается ничего.

Здесь важно вовремя признать, что перспективы у таких отношений нет, и найти в себе мужество поставить в этой истории точку. Но прощаться с мечтой – это всегда печально и больно, а боль не хочется испытывать прямо сейчас, поэтому любовная история превращается в нескончаемую серию попыток эту боль отсрочить. Расстаться не сегодня, а завтра. А завтра, как известно, не настаёт никогда, поэтому боль переживается не однажды, а изо дня в день.

Бывает и так, что вера в романтическую любовь становится причиной одиночества. Была девушка сильно влюблена когда-то в кого-то давно, отношения не сложились, люди расстались. Но она продолжает жить с мечтой о том, чтобы пережить такое же сильное чувство ещё раз, и чтобы на этот раз оно обязательно завершилось свадьбой и легло в основу счастливого брака.

О каждом новом знакомом мужчине она отзывается примерно так: «Ну, он, конечно, хороший человек, приятный, интересный… Но у меня по отношению к нему нет и доли той страсти, которая была десять лет назад к алтарнику Тихону! Тогда всё вокруг горело и взрывало, молнии рассекали небосвод от края до края… А сейчас всё тихо, тускло. Не горит, не взрывается, не рассекает».

В итоге череда милых и благополучных людей, с которыми можно было бы создать здоровую семью, проходит мимо. А девушка всё ждёт «молнию», которая вообще не про брак и семью, а про что на самом деле – о том речь пойдёт дальше.

Иногда причиной одиночества становится страстная любовь к кому-то запретному. Например, девушка тайно и всепоглощающе влюблена в мужчину женатого.

Если в систему её ценностей не входят христианские заповеди, то она с лёгким сердцем становится его любовницей и часто застревает в этой позиции надолго. Если она считает прелюбодеяние грехом, то здесь случается тяжелейший конфликт со сложной драматургией: я и его люблю, и грех совершать не хочу, и на других мужчин тоже смотреть не могу, потому что он в сердце, и как же быть?

Если девушка верующая, то она часто начинает, с одной стороны, считать себя из-за своей тайной сердечной привязанности очень порочной, недостойной счастливой и взаимной любви с другим, а, с другой, ждёт, когда придёт такое же сильное чувство, но уже к свободному, не запретному человеку.

В этом изнурительном конфликте можно потерять годы времени и мегатонны энергии, которая могла бы быть использована в мирных целях. Выход из него – просто перестать считать «африканскую страсть» непременным условием для того, чтобы быть с кем-то вместе и быть счастливой.

Другая распространённая в православной среде крайность – считать любую романтическую влюблённость тяжёлым грехом, «блудной страстью», стараться грубо её подавлять и себя за неё наказывать.

Люди, придерживающиеся такой точки зрения, верят, что здоровые и крепкие браки заключаются только по сватовству и по благословению, а если к кому-то вдруг начинаешь без благословения испытывать сильное чувство, то от этого человека и от своей в него влюблённости нужно немедленно бежать.

Фирс Журавлев. Перед венцом. 1874 г.

Фирс Журавлев. Перед венцом. 1874 г.

Дело в том, что влюблённость – она как бабочка, вольная и непредсказуемая. Бабочка выбирает, на какой объект присесть, исключительно по своей воле. Посидит пять минут, замашет лёгкими крылышками и полетит дальше.

Так же и с чувством – мы не можем контролировать его разумом и силой воли и не в ответе за то, что к кому-то то или иное чувство испытываем. Но мы вполне в состоянии отвечать за решения и поступки, к которым это чувство может привести.

Сильная влюблённость – это своего рода аванс, «конвертик с деньгами». Получив его, мы можем использовать этот «стартовый капитал» в самых разных целях. Если чувство взаимно, а вызывающий его человек свободен, способен к диалогу и с ним вместе получается, то почему бы и не пожениться?

Правда, семейные психологи предупреждают, что сильное чувство живёт в среднем три-четыре года, а дальше надо учиться уже как-то самим, без первоначальных розовых очков и иллюзий. Но три года поддержки, пусть даже «в кредит» – это ведь тоже не так уж мало, правда?

Как же быть, если влюблённость-бабочка присела на плечо запретного предмета страсти – человека женатого, возможно, даже священника или монаха? Или пусть даже и свободного, но не отвечающего взаимностью или просто неподходящего?

Во-первых, не начинать казнить и есть себя поедом уже просто за то, что вы это почувствовали. В Евангелии сказано, что тот, кто смотрел на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с ней в сердце своём.

Но смотреть – это глагол, это уже действие, которое требует определённых усилий. Останавливаться на ней взглядом, «есть глазами», как принято говорить. Грех, безнравственный поступок – это когда следствием чувства становится действие. А само по себе чувство не делает вас ни дурным, ни падшим, если вы не начинаете этой страстью наслаждаться, её культивировать.

Во-вторых, не нужно бросаться в своё чувство, как в омут: «Эх, пропадай моя черешня, была-не была!» Люди, которые верят в то, что сильное чувство – это такой сметающий всё на своём пути бурный горный поток, которому противостоять бесполезно и невозможно, влюбившись, часто начинают беспощадно рушить свою жизнь под действием страсти. Они немедленно бегут разводиться, если сами женаты, или «разводить» объект своей любви, если в браке состоит он.

Постойте, не делайте всего этого. Не крадите его у жены, не увольняйтесь с работы, чтобы вместе бежать дауншифтерами в тропики. Потом может стать очень жаль.

Любая влюблённость, пусть даже безответная или запретная – это очень большой, бесценный подарок от жизни. Только обращаться с ним нужно правильно. Если вы сильно влюбились, то это знак, что есть у вас какая-то очень важная часть, которую вы сами от себя прячете, не развиваете. Есть какой-то витамин, которого жаждет ваша личность, прямо-таки без него помирает, а вы себе этого витамина не даёте.

Иногда бывает так: женатый мужчина влюбляется в другую женщину и говорит жене: «Дорогая, а давай, во избежание прелюбодеяния, ты теперь станешь такой, как любезная моему сердцу Маша. Маша культурная, а ты за последние лет десять так и не прочитала ни одной умной книги. Маша бегает каждое утро и сверкает на весь район стройной спортивной фигурой, а ты сидишь перед телевизором в кресле с горкой сырников со сметаной. Я так больше не могу. Или меняйся, или я пошёл».

В этой ситуации попытаться «стать Машей» для жены было бы очень большим унижением. А правильным выходом для увлёкшегося на стороне мужа было бы не пытаться вылепить из жены некий прекрасный идеал из его снов, а понять, что сильное чувство к Маше – это не сигнал о том, что пора гнать жену в библиотеку и на стадион, а о том, что ему самому очень сильно не хватает культурного развития и физического совершенства.

Фото: glamour.com

Фото: glamour.com

Его голод – на самом деле не по конкретной женщине, а по культуре и спорту как таковым. Если заняться этим самому, то никакая посторонняя Маша не будет нужна.

Нередко бывает так, что мужчины-аскеты, которым свойственно даже скорее не ревностное подвижничество и постничество, а несколько «манихейское» презрение к быту, страстно влюбляются в очень заботливых, тёплых, хозяйственных женщин.

Проблема в том, что возлюбленные ими женщины становятся такими уютными и хозяйственными уже после того, как благополучно выйдут замуж и родят нескольких детей.

Получается такая странная «семья»: муж, жена, дети и одинокий дяденька-холостяк, друг семьи в потёртом свитере и дырявых носках, днюющий и ночующий где-нибудь поближе к тёплым ароматным семейным кастрюлям. Хорошим выходом для него было бы осознать, что в виде влюблённости в тёплую и заботливую мать семейства проявляется его потребность в заботе о себе.

Взрослый человек не может найти себе мать в лице другого взрослого человека. Если вы уже вышли из младенческого возраста, то оказать себе любовь можно, только научившись быть для себя родной матерью самому. Взять и сварить себе полноценный борщ вместо привычного холостяцкого «бомж-пакета», например.

Вы влюблены? Посмотрите на того, кто вызвал в вас такое сильное чувство. Скорее всего, перед глазами у вас предстанет даже не реальный человек, а некий идеальный образ, который вы на реального человека примеряете, проецируете, как на удобный белый экран.

Рассмотрите этот образ. Что он символизирует, чего именно не хватает вам так сильно, что этот человек вдруг стал необходим, как кислород? Попробуйте представить себе, что вы – это он или она. Если бы вы были им, то что бы сделали, куда пошли, чем захотели заняться? Может быть, это можно разрешить себе прямо сейчас, а столь желанный «он» для этого совсем не обязателен?

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Жить с нелюбимой женой

Сердцу ведь не прикажешь... а заповедовать можно

Влюбчивость — грех или немощь?

И как действовать, если такая черта в характере присутствует?

Одухотворить эрос

«Поблажка человеческой природе» или проявление подлинной любви?

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: