“Если я невзначай оскорблю неверующего, то попрошу у него прощения”

|
Настоятель Калачёвского Свято-Никольского кафедрального собора отец Димитрий (Климов) отвечает на вопросы о деле ставропольского блоггера, законе о защите прав верующих и аллегорическом толковании Библии.
“Если я невзначай оскорблю неверующего, то попрошу у него прощения”

Оскорбление чувств верующих – как с этим быть?

– У наших соседей, в Ставропольском крае, недавно случилась история, достойная не начала 21 века, а времён царя Алексея Тишайшего или испанской инвизиции. Началось всё с того, что в соцсетях поспорили верующий с атеистом. Один в качестве довода в дискуссии привёл цитату из апостола Павла, а другой ответил ему, что «Бога нет», а «Библия – сборник еврейских сказок».

Казалось бы – ну поспорили и поспорили, мало ли на просторах Сети ежедневно случается стычек на разные темы, зачастую и ещё более острых? Но на этот раз «богословский» диспут получил совершенно неожиданное продолжение – верующие участники спора написали на атеиста заявление в полицию. И началась фантасмагория – на блоггера завели уголовное дело по статье «за оскорбление чувств верующих», изъяли компьютер, а самого его следствие отправило на месячную психиатрическую экспертизу. Сейчас идёт судебный процесс. Как вы прокомментируете эту историю?

– В связи с этим мне сразу вспомнилась другая история, которую меня тоже просили прокомментировать. Недавно пронеслась новость, что Церковь, якобы, хочет запретить изучение в школе Чехова, Бунина и Куприна. Я начал искать подробности в Интернете, и выяснилось, что протоиерей Артемий Владимиров (кстати, тоже писатель, член Союза писателей России, кандидат филологических наук и человек, который безумно любит русскую литературу и является её подлинным знатоком, так что обвинить его в том, что он является каким-то невежественным обскурантом и мракобесом, очень сложно) просто предложил заменить в школьной программе несколько рассказов, темы которых касаются супружеских измен и других неоднозначных предметов, на другие.

Я потом перечитал один из этих рассказов, чеховский «Про любовь», и полностью согласился с протоиереем, без этого рассказа школьникам вполне можно было бы обойтись. Без «Дамы с собачкой» и «Вишнёвго сада» обойтись нельзя, а без этого – можно. И отец Артемий сказал всего лишь, что совершенно необязательно рекомендовать школьникам именно эти рассказы. Однако же из этих слов отца Артемия раздули огромный скандал, просто утаив часть правды и исказив слова священника, чтобы обвинить его в обскурантизме и черносотенстве.

Мне почему-то кажется, что и в этой истории со ставропольским блоггером тоже имело место что-то подобное. Потому что много кто говорил и что «Бога нет», и что «Библия – сборник сказок», но ни к кому ещё на этом основании не приходили полицейские и не изымали компьютер. Вполне возможно, что имело место что-то ещё, более серьёзное, что осталось «за кадром».

– А как вы считаете, принятие закона о защите чувств верующих – это позитивное явление? Он действительно нужен верующим?

– Я уже не раз говорил, что, по-моему, как раз неверующие люди больше нуждаются в защите своих чувств, чем верующие. У нас почему-то принято считать, что религиозные чувства верующего оскорбить намного легче, но, на мой взгляд, дело обстоит совершенно наоборот. У верующего есть выход на перспективы Вечности. Он понимает, что если его здесь и сейчас кто-то безнаказанно оскорбляет и обижает, то в конечном итоге Бог всё расставит по своим местам. А у атеиста возможности такой апелляции нет. Для него остаётся только земной суд и закон, и только государство может защитить его чувства. Поэтому я считаю, что законы о защите чувств должны работать в обе стороны.

А вообще то, что граждане обращаются в суд – это нормальное явление. Что здесь плохого? Суды и законы нужны для правового регулирования отношений между людьми. А если закона не будет, то эти люди начнут сами регулировать свои отношения, и возможно самым нежелательным образом. Как пример можно привести того же Энтео и ему подобных. Я сторонник того, чтобы люди решали свои разногласия цивилизованным способом, в суде, а не варварскими методами на улицах.

При этом хочу ещё раз подчеркнуть, что законы не должны действовать однобоко. Если они будут защищать исключительно интересы верующих и игнорировать права неверующих, то это будет неправильно.

– А вправе ли христианин вообще писать какие-либо жалобы и обращаться в суд? Не говоря уже о том, чтобы доказывать свою правоту кулаками? Ведь если он настоящий христианин, то должен следовать словам Христа, который говорил в Нагорной проповеди: «Не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую; и кто захочет судиться с тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудит тебя идти с ним одно поприще, иди с ним два». А если он не следует заповедям Христа, то он по факту не является христианином, и тогда о каких оскорблённых христианских чувствах можно вообще говорить?

– Во-первых, у человека не могут быть отобраны гражданские права на основании того, что он – христианин. А право обратиться в суд – неотъемлемое право любого человека. Заповеди же Христа следует воспринимать как некий эталон, которого могут достичь далеко не все. И любовь к врагам, и ответ добром на зло – это высшие христианские ценности. А многие из нас не дошли ещё и до самых азов христианства.

Христос говорил: «Раздай имение своё нищим и следуй за Мной». При этом далеко не все христиане готовы отказаться от имущества, от собственности, и пойти в монахи. Но нельзя же им на этом основании отказать в звании христианина. Христос сказал, что если будете иметь веру, то сможете переставлять с места на место горы. Мы не можем переставлять горы, но это же не значит, что у нас совсем нет веры. Так и здесь – многие православные не готовы обращать другую щёку просто по причине своего несовершенства.

– А настоящий христианин, такой, каким он должен быть, например, кто-нибудь из Святых Отцов, не стал бы в аналогичном случае подавать в суд?

– Думаю, что скорее он написал бы какое-нибудь апологетическое сочинение, или сказал бы «Прости им, Господи, не ведают, что творят».

– Включая святого Николая Мирликийского, который, по церковной легенде, доказывал на Никейском соборе свою правоту еретику Арию затрещинами, или Иоанна Златоуста, призывавшего «освятить руку»?

– Есть все основания считать, что описание «заушения» святителем Николаем Ария – не более чем легенда, вставленная в жития святого не ранее XVI века. Ни в каких более ранних источниках – ни в житии, написанном в X веке Симеоном Метафрастом, ни «Четьях Минеях» этого эпизода нет.

Что же касается святого Иоанна Златоуста – во-первых, из его жития следует, что сам он, вопреки своим словам, никогда руку подобным образом не «освящал», а во-вторых, цитата эта, выдернутая из контекста того времени и тех культурно-исторических реалий, совершенно неправильно понимается и трактуется современными «энтео». На самом же деле речь идёт не столько о наказании, сколько о вразумлении богохульника, которым его можно спасти от наказания по действующим законам того времени, которое могло быть гораздо более тяжким. Как в наше время родители делают строгое внушение своему непослушному ребёнку, с тем, чтобы отвратить его от вещей, могущих принести ему большие проблемы в будущем. А телесные наказания для детей в ту эпоху были общепринятой практикой, и вопрос о правомерности или неправомерности их применения даже не стоял.

– Закон о защите чувств верующих был принят после приснопамятного панк-молебна группы Pussy Riot в Храме Христа Спасителя. Мнения православных по поводу этой выходки разделились. Большинство были за самые тяжкие кары для кощунниц, но другие, как например, Андрей Кураев выступили против их уголовного преследования и тюремных сроков. А на чьей стороне вы?

– Как я уже сказал, то, что верующие обратились за защитой своих чувств в суд – это нормальное явление. Но наказание, конечно, как я считаю, было чрезмерно строгим. Суд мог ограничиться штрафом или обязать принести извинения за свои действия. Подчеркну – не за свои атеистические взгляды, а за оскорбительный для других людей поступок.

То же самое касается и верующих. Я, например, тоже могу невзначай оскорбить чем-нибудь неверующего человека. И тогда я попрошу за это прощения. Это не будет означать, что я от этого принимаю его позицию и тоже становлюсь неверующим, я буду просить прощения лишь за то, что сказал или сделал что-то такое, что этого человека обидело.

– Один из оскорбившихся словами ставропольского блоггера на судебном заседании не смог вспомнить названия храма который он посещает, имя своего духовника, время и место последнего причастия, а также Символ Веры. Можно ли назвать такого человека христианином?

– Конечно, нет. И если так, то речь идёт не о конфликте верующего с атеистом, а о том, что какой-то сумасшедший подал в суд на другого такого же.

– Рискую подпасть под закон о защите чувств верующих, но всё же задам вопрос: а разве не является сказкой книга, в которой фигурируют великаны, говорящие животные, колдуны и прочие атрибуты этого жанра?

– А произведения, например, Булгакова, Пелевина или Стругацких можно с этой точки зрения назвать сказкой?

– Думаю, что да.

– Но они помогают что-то понять, в чём-то лучше разобраться?

– Без сомнения.

– Вот и верующим людям определённые символические и аллегорические трактовки каких-то явлений, событий и исторических фактов помогают лучше разобраться в предмете своей веры.

– Но произведения Пелевина не претендуют на то, чтобы быть истиной в последней инстанции.

– А кто сказал, что исторические книги Ветхого завета, например, на это претендуют?

– В таком случае, где в Священном Писании проходит та грань, где заканчивается аллегория и начинается объективность?

– В церковном Предании и в богословии на это существуют разные взгляды. Креационисты, например, утверждают, что Бог создал землю за семь дней, в буквальном смысле, и произошло это семь с половиной тысяч лет назад. Другие же, здравомыслящие и не менее верующие люди говорят, что не надо понимать книгу Бытие так буквально. И что вообще, в древнееврейском языке, на котором писались библейские тексты, многие слова имели не совсем то значение, как мы понимаем их в современных переводах, а зачастую и совсем не то. В этом нам помогают разобраться такие науки, как экзегетика и герменевтика.

Боговдохновенность же библейских книг совершенно не означает, что пророки или апостолы были некими медиумами. Было, конечно, и такое, что пророки транслировали слова Бога буквально. Но это не значит, что другие библейские книги, например, Пятикнижие Моисеево было написано в буквальном смысле «под диктовку» свыше. Кроме заповедей и прямых Божьих предписаний там присутствуют и легенды, и сказания, и мифология древнееврейского народа.

– Но если мы встаём на путь аллегорического толкования библейских текстов и принимаем допотопных великанов или Валаамову ослицу, которая говорит человеческим голосом, за аллегорию, то что мешает пойти дальше и считать, что таковой же является и Непорочное зачатие, и Боговоплощение, и Воскресение с Вознесением?

– Всё это уже было в истории богословия. Возникающие ереси заставляли Церковь яснее и чётче формулировать своё кредо и выкристаллизовывать догматы. И даже в границах ортодоксии ещё в 3 и 4 веках были разные традиции понимания ветхозаветных сюжетов у отцов Александрийской и Антиохийской богословских школ (соответственно, аллегорическая и буквальная). В нашем Символе Веры догматизируются всё же, в основном, события не ветхозаветной, а новозаветной истории. Поэтому человека, который подвергает сомнению, что каждый день творения равнялся 24 часам и человеческой истории семь с половиной тысяч лет, но при этом признаёт вочеловечение Сына Божия, можно назвать христианином, а того кто верит во все десять египетских казней, но отрицает воскресение Христа, увы, нет.

Проблема в том, что если человек с его несовершенным разумом остаётся один на один со священными текстами, то ошибки и непонимание неизбежны. Но не надо забывать о том, что есть Бог, который может вразумлять человека и помогать ему. Есть также двухтысячелетний опыт святых отцов, который мы называем Преданием. И, что немаловажно, понимание Писания – это ещё и область индивидуальных отношений человека с Богом, где работает евангельский принцип «Чистые сердцем Бога узрят». А сказать кому-то, что вот, тебе, а также всем остальным, надо понимать прочитанное в Библии именно так, а не иначе, нельзя.

Особенно это касается ветхозаветных текстов, чтобы их воспринимать, нужно иметь определённую подготовку. И помнить при этом, что для христианина Новый завет первичен, а Ветхий завет лишь подготавливает человека к принятию Христа.

Вот такая беседа состоялась у нас с настоятелем Калачёвского Свято-Никольского храма. Интересная, содержательная, и ещё раз подтвердившая, что верующий с атеистом вполне могут вести диалог спокойно и конструктивно, без перебранок, метания друг в друга кожурой от бананов и судебных тяжб.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
Житель Бердска получил год колонии-поселения за оскорбление купающихся на Крещение

Комментарий к фото содержал мат и выставлял православных умственно отсталыми людьми

В Кировской области направлено в суд дело об оскорблении чувств верующих

По данным следствия, в сентябре 2015 года Казанцев и Шайдуллин повесили чучело на установленный в селе…