Эти сумасшедшие подростки

|
О рисках молодых и бдительности их родителей при невротических расстройствах и манифестации психических заболеваний рассказывает Михаил Сокур, психиатр с 45-летним стажем, главврач Винницкой областной психиатрической больницы №2.

Народную мудрость «от тюрьмы и от сумы не зарекайся» нужно дополнить: и от сумасшедшего дома – тоже. Потому что такая беда может ворваться в любую семью – причем зачастую нежданно-негаданно, и вроде бы без каких-либо причин и известных предпосылок.

И характерно, что многие психические заболевания впервые дают о себе знать в подростковом и юношеском возрасте – как раз в период становления личности, активной учебы и выбора жизненного пути. Родители таких детей, как правило, толком и не знают, как себя вести в подобной ситуации. Совершенно нормальный ребенок, который до недавнего был «как все», вдруг становится абсолютно замкнутым, агрессивным, теряет интерес к учебе и развлечениям, а на попытки «достучаться» выдает совершенно дикие, эмоционально зашкаливающие реакции.

Неадекватность проявлений списывают на переходный возраст, переутомление от учебных нагрузок, трагедии пробуждающейся любви и т.п. Часто так оно и бывает – при гормональном взрыве подростку трудно управлять своим поведением и эмоциями. Но проблема в том и состоит, что за сложностями переходного возраста и взросления очень легко просмотреть начало серьезного психического заболевания.

DSC_4087

Михаил Иванович Сокур – человек верующий. Храм в честь великомученика Пантелеимона Целителя во вверенной ему психлечебнице обустроил сразу же, «как кончилась советская власть» – в 1991 году. На воскресную Литургию и в церковные праздники сюда приводят многих пациентов.

DSC_4068

Михаил Сокур – двоюродный брат старца Зосимы Сокура. Разница в возрасте у них была два года, и в детстве братья дружили. В 1975 году оба стали выпускниками: Михаил Сокур закончил мединститут, а будущий старец Зосима, Иван Сокур – духовную академию. В последний раз виделись незадолго до кончины монаха, 15 лет назад. Среди икон в кабинете главврача есть и портрет схиархимандрита Зосимы.

Но сначала – несколько реальных историй (имена героев изменены).

Бабушкино наследство

Андрей стал инвалидом 2-й группы в 20 лет. В психбольницу его доставила бригада скорой помощи в невменяемом состоянии. Диагноз врачей был однозначный: сильно запущенная форма шизофрении. Об окончании учебы и дипломе речь уже не шла. Его родителям казалось, что жизнь юноши сломалась в одночасье. А ведь тревожные «звоночки» были слышны уже со школьных лет мальчика. Но мама с папой разводились, создавали новые семьи, старались приспособиться к реалиям 90-х.

К психологу Андрюшу водили лет в 12, но получили рекомендации общего характера в ключе проблем переходного возраста. Нервный срыв в студенческом возрасте, который закончился госпитализацией в психбольницу, а потом исчез будто бы бесследно, сочли «дурным сном».

Странности поведения объясняли ревностью к личной жизни родителей и ленью – нежеланием прилагать усилия в учебе, разболтанностью и бесхарактерностью. И только когда грянул гром с отнюдь не ясного неба, «вспомнили», что у бабушки его был послеродовой психоз, и умерла она в расцвете лет в психлечебнице. А другую бабушку накрыл психоз климактерический, но та до сих пор пребывает в полной убежденности своего психического здоровья.

Андрею сейчас 33 года, и болезнь заметно подъедает его волю к жизни. Ни работы, ни личной жизни – немногие друзья, в отношении которых больше сострадания, чем интереса к общению. Болезнь Андрея привела его с мамой в Церковь, он стал активным членом общины, регулярно исповедуется и причащается.

В храме недуг будто бы отступает, но раза два в год его госпитализируют в психбольницу. Медикаментозное лечение он получает крайне неохотно, но постоянно – за что борется его мать, ставшая нянькой при взрослом сыне. Она живет надеждой на чудо и милость Божью, даже видя, как воля и разум медленно покидают ее ребенка.

«Живи как хочешь»

Денис рос в обеспеченной благополучной семье. Ну разве что бабушка ушла в иеговисты – так кто ж среди некрещеных на такое внимание обращает?! Правда, слово «Бог» мальчик в свои 16 лет слышать не мог. Зато «подсел» на наркотики втихаря от заботливых родителей. Проблемы с учебой в престижном столичном вузе, кражу вещей из отчего дома и прочие неприглядные «шалости» они списали на опасное увлечение и стали бороться за нравственность своего ребенка.

Лечили у наркологов, а потому купили юноше квартиру, обеспечили «прожиточный минимум» и поставили условие: живи как хочешь – ты взрослый и сам отвечаешь за свою судьбу.

Воспитание самостоятельностью не помогло – всё чаще находили они своего Дениса в пугающей прострации. Снова стали обращаться к психологам и наркологам. Но не сразу обнаружилось, что у юноши серьезные отклонения в психике, не связанные с употреблением наркотиков. По мнению врачей, все они имеют застарелый характер и начались много лет назад.

Пришлось прилечь в психиатрическую больницу, что стало некой вехой в жизни молодого человека. В больничном храме Денис и его мама в срочном порядке приняли святое крещение. Но дальше этого дело не пошло. Исповедь оказалась непосильным грузом, к причастию никто не стремился. Более того, родители Дениса увлеклись оккультизмом, и, в общем-то, жизнь как-то наладилась.

Сейчас Денису 25. Время от времени он «отбывает срок» в частных специализированных интернатах, где за немалые деньги проходит лечение. На воле, от срыва до срыва, пытается приспособиться к жизни – получается плохо. Иногда родители берут его под свой кров, но после ряда неприглядных эксцессов снова отвозят в интернат. О том, что у их сына развилась шизофрения, они стараются никому не говорить.

Кто бы мог подумать!

Чем больна 24-летняя Даша, врачи еще не знают. Даже не уверены, что у нее есть психическое заболевание – пока что все ее проблемы указывают на невротическое расстройство. Умная симпатичная девушка заканчивает университет, но готова «плюнуть» на защиту диплома, потому что «нет никаких сил».

А с учебой у Даши всегда всё было хорошо, с личной жизнью – плохо. Школьницей увлеклась готами, готова была пойти «на край света» за взрослым возлюбленным. Папа с дядей поговорил, девочка остыла. После школы учиться поехала в столицу – вольная жизнь, новый круг друзей. А милого всё нет. У подружек – романы, а у нее – «свои в доску» парни.

Появился ухажер, покрутился и бросил. А «боевой товарищ», в котором она совершенно не замечала мужское начало, вдруг неожиданно предъявил права чуть ли не жениха. На отказ обиделся и исчез. Следующий кавалер предложил жить вместе, но через полгода понял, что не готов к ответственности и обязательствам. О чем честно и заявил на кухне совместно снятой ими квартиры. Тогда Даша выставила его за дверь.

Депрессии у нее начались еще во время сожительства – негативное замечание педагога вдруг вызвало острый душевный кризис. Когда психические разлады достигли некоего пика, мужчина посадил девушку в автомобиль и привез к родителям. Мама с папой пережили потрясение и шок: как так – только пару недель назад и подумать было нельзя, что у их доченьки могут быть проблемы с психикой.

Начались поиски врачей. Огласки старались избегать – город небольшой, знакомых много. Поэтому пошли, к кому первому посоветовали. Психиатр назначил таблетки, психолог – разговоры. Вроде полегчало, и Даша уехала подгонять «хвосты» в учебе. Таблетки она старается больше не пить, психологу не звонит.

В столице ни девушка, ни родители с врачами не связывались. Что именно у Даши происходит с психикой, и насколько результативным было лечение, они не знают. Надеются, что как-то это само пройдет. Но понимают: если станет хуже, придется опять лечиться. Пока же все ждут защиты диплома.

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Молодость – время потрясений

– Нагрузки в учебе, конфликты в семье и со сверстниками, неудачи – всё это провоцирующие факторы для возникновения психических заболеваний. Для одних они не имеют никакого значения, если нервная система крепкая и сильная, а у кого-то капля за каплей камень точит. Всё это может стать психогенией.

Психогениями называются заболевания, единственной или основной причиной которых являются травматизирующие человека психические переживания. Психогении – это нарушения, возникающие в организме и в психике под влиянием различных, обычно тяжелых для личности, психических травм.

В возникновении психогений существенную роль играет определенная готовность к «психическому срыву», развивающаяся на фоне ослабленного организма после перенесенного заболевания, длительного нервного напряжения, специфических особенностей нервной системы и личностных черт.

– Родители должны быть толерантными к своему ребенку и понимать, что они от него хотят, способен ли он соответствовать их требованиям. Если ребенок не вытягивает учебу, а ему – «давай-давай-давай, тебе нужно получить образование», то всё это может закончиться возникновением психического заболевания. Вот, мой товарищ заставлял своего сына учиться и бил его, а он стал заикой и так на всю жизнь и остался. И это не самое страшное, что может случиться.

– Есть ли смысл сдаться на старте, махнуть рукой на карьеру и будущее?

– Этого вам никто не скажет: «Надо бросать и всё». Только когда уже четко вырисовывается картина заболевания, тогда понятно. Но тогда уже поздно говорить и принимать решения. Поэтому это решают родители или же сами подростки.

– А почему психические заболевания впервые проявляются именно в подростковом и юношеском возрасте?

– Все хронические заболевания начинаются в этом возрасте, не только психические – это генетически предопределено. А в пубертатный период включаются разные механизмы, эндокринная система, в первую очередь, начинает активно влиять на другие системы – формируется личность мужчины или женщины. Поэтому как раз в таком возрасте всё и проявляется.

Как правило, это прогредиентные заболевания. Прогредиентность – это когда болезнь, раз начавшись, никогда не заканчивается и всю жизнь сопровождает человека. В т.ч. и шизофрения. Но на ранних этапах жизни ребенка она еще не проявляется явными шизоаффективными расстройствами. А есть некоторые симптомы, синдромы, которые дают основания подозревать, что ребенок может заболеть. Также могут возникнуть эпилептические припадки, или сформироваться амнезия.

Прежде всего начало заболевания выражается в расстройстве поведенческих функций ребенка, его эмоций, воли – как он себя ведет дома и в школе, как переживает и сопереживает, как относится к своим близким и друзьям, к старшим людям, и вообще к ситуации, в которой он живет. Это и есть предпосылки будущей личности человека.

В подростковом возрасте формируется определенный этап заболевания, и важно не пропустить этот момент. Т.е. пролечить, дать возможность, чтобы сформировалась личность, и глубина психического заболевания не была большой. Это имеет огромное значение.

DSC_4066_1

«Ни в коем случае не пускать на самотек»

– Может ли психическое заболевание в человеке «сидеть», но никогда не проявиться?

– Абсолютно возможно, если нет пускового механизма. Как правило, пусковым механизмом психических заболеваний являются какие-то психогении, «прозвучавшие» извне, в т.ч. и соматического характера – тяжелый грипп, травмы, различные инфекционные заболевания. Естественно, играет роль и обстановка, в которой растет ребенок. Дети в таком возрасте тяжело переживают различные ссоры между родителями, недомолвки, разводы.

Всё должно быть открыто – ребенок должен знать, что его в семье любят, и есть любовь к отцу и матери. Если ребенок понимает, что он отчужден, никому не нужен, а при этом ослаблен, часто болеет инфекционными заболеваниями, то всё это может стать предпосылками для возникновения уже психических болезней.

– Однако множество детей и болеют часто, и падают, и заботятся о них плохо, но они психически здоровы. Психиатрия знает, почему у одних возникают психические заболевания, а у других нет?

– Это пока психиатрии известно частично. Имеется генетическое начало психических заболеваний. Нужен хорошо собранный анамнез – кто родители, какая наследственность, какие болезни есть в роду. Может быть нормальный ребенок, всё у него хорошо и вдруг – тяжелейшая психогения.

И никто не знает, как он отреагирует. Ребенок начинает отгораживаться, замыкается в себе, внутренне защищаясь, но никто этого не видит. Он не говорит ничего, а потом у него возникает взгляд на происходящие события и он перестает ходить в школу, грубит, появляются депрессии, исчезает интерес к учебе, развлечениям, друзьям.

– Как правильно должны реагировать родители и близкие на проявление психического заболевания у ребенка? Что конкретно нужно делать?

– Относиться с вниманием, наблюдать и стараться разобраться, в чем дело. Ни в коем случае не пускать на самотек, а искать причину происходящего. Обратиться к врачу-психиатру, психологу, невропатологу. Чтобы разобраться – это начало болезни или временное нарушение не психогенного, а неврогенного характера. Как правило, есть неврозоподобный этап развития психического заболевания, а потом уже начинается психогенный.

Очень важно в этот период вовремя распознать симптомы и оказать помощь, до развития болезни. Потому что если она уже затягивается, и наступает психотический этап, т.е бред, галлюцинации – это уже манифест психического заболевания. Когда идет манифестация – всё становится ясно. Есть сформированный бред, нарушения поведения, эмоций и воли, депрессии и угрозы суицидов.

И здесь родителям нужно правильно себя повести – успеть захватить вот эту неврогенную часть болезни. А психиатров у нас боятся: «Как бы чего не вышло, а вдруг диагноз припаяют…»

DSC_4079_1

«Чем больше врачей посмотрит больного, тем лучше»

– Стоит ли сразу подключать «тяжелую артиллерию» психотерапевтов, или сначала можно советоваться с психологами?

– Есть медицинские психологи, а есть просто психологи, которые закончили пединститут и о психических болезнях ничего не знают. Даже у психологов с медицинским образованием недостаточная подготовка по психиатрии. Поэтому я рекомендую сначала обращаться к психиатру – он должен продиагностировать, на каком этапе находится заболевание, и далее передать этого больного психологу, неврологу или врачу своей больницы.

– А насколько родители могут быть уверены в квалификации психиатра?

– Психиатр начинает разбираться в заболеваниях его профиля, когда имеет хотя бы три года практического стажа. И если доктор совсем молодой, лучше подыскать более зрелого специалиста, прислушаться к рекомендациям. Но даже советы молодого врача могут быть очень полезны. И, конечно, чем больше врачей посмотрит больного, тем лучше – быстрее сформируется основная идея, что это такое. Потому что один врач может видеть тот или иной симптом, а другой вполне может его не заметить.

Мы же просто смотрим и разговариваем. Если симптомы явно выражены – тогда проще. А если симптомы смазаны?! Поэтому мнение нескольких врачей и дает наиболее точную оценку ситуации.

– Но подростка часто не так просто уговорить вообще пойти к врачу, а тем более к психиатру в психбольницу. Может, именно поэтому родители и начинают консультации с «нестрашных» психологов в частных кабинетах?

– Подростку нужно говорить о том, что у него есть проблемы и надо лечиться. Ведь когда у человека воспаление легких, он же не делает вид, что болезни нет. Антибиотики нужно давать ребенку, даже если очень не хочется. Но многие взрослые и вроде бы ответственные люди предпочитают себе сказать: «Нет-нет, у нас психических болезней не может быть». И пока недуг ребенка на ранней стадии, они не готовы считать его болезнью, а когда уже разовьется психическое заболевание, вот тогда они начинают понимать, но время упущено.

– Могут ли начавшиеся непонятные проявления психики или болезнь исчезнуть?

– Да, есть вероятность, что болезнь уйдет. Это зависит от возможностей психики, насколько она ранима, и какие есть провокационные причины. И, конечно, нужно своевременно начать лечение. Но тут главное – не навредить.

Ведь никто никогда сразу не ставит диагноз психического заболевания. Но если заболевание диагностировано, оно будет продолжать развиваться. Но может и прекратиться – кто его знает. За счет сильного интеллекта человек долго держится. Интеллект страдает в последнюю очередь, когда воля, эмоции, поведение уже меняются. И чем выше интеллект – тем лучше прогноз. Если человек тренирует свой интеллект, занимается полезным умственным трудом, то он лучше сопротивляется болезни. И интернет здесь тоже в помощь.

А лечение может смягчить психическое заболевание, не дать ему быстро развиться. Чем позже развивается болезнь, тем меньше возникающий дефект, слабоумие наступает позже. Если человек заболел в детском возрасте, к 20 годам у него уже деменция. Если в 20 лет проявилась болезнь – еще 10-15 лет он выиграл. А если в 30 диагноз поставят, то только к 50-60 годам дефект разовьется, человек жизнь успеет прожить.

– Может ли у человека нормально сложиться жизнь, если у него в юношеском возрасте проявилась психическая болезнь? И что при этом будет считаться нормой?

– Да, он может нормально жить и создать семью.

– А дети? Если психическое заболевание имеет генетический характер, оно же проявится в потомстве? Может ли он взять на себя ответственность рожать детей?

– Сложный вопрос – 50 на 50. Возможно, стоит и рискнуть. Но это зависит от того, какие цели преследует человек. Если он хочет, чтобы у него были дети – тогда конечно. Но когда психическое заболевание явно выражено, нужно ли плодить слабоумных?! Есть комиссии с участием психиатров, которые принимают решение делать женщине аборт по психическому заболеванию. Потому что в следующем поколении заболевания не будет, а через поколение может выскочить. Божья воля.

– Как вера в Бога помогает при психических заболеваниях? Может ли больной вылечиться с помощью веры?

– Надо верить в Бога – без всякого сомнения. Но я смотрю на некоторых больных верующих и их родителей – это уже фанатизм какой-то. Надо руководствоваться рекомендациями специалистов, и за духовной помощью нужно обращаться обязательно.

Но тут есть опасность, чтобы больной не вплел это в свой бред. Ведь некоторые по бреду начинают это интерпретировать. А бред – это ложное умозаключение, возникающее из фактов реальной действительности. И вот ходит больной человек в церковь, и непонятно, это вера или бред – вот в чем вопрос. Обычно родители решают за больного ребенка вопросы необходимости духовной помощи, но есть дети, которые сами начинают ездить по монастырям.

– А желательно, чтобы психиатр был верующим человеком?

– Нет. В первую очередь он должен быть хорошим специалистом в психиатрии.

– Многие верующие родители в моменты обострения симптомов стараются дать ребенку выпить святой воды, помазать освященным маслом и рассказывают, что это помогает он успокаивается, засыпает.

– Всё-таки я сторонник медицинских методов. Если такие проявления возникают, значит, в лечении чего-то не хватает. Лучше таблеточку добавить, где-то что-то перетерпеть, пусть оно пройдет. Можно этого не делать – как правило, такие методы не влияют на болезнь, насколько я вижу. И не надо думать, как некоторые, что у психических заболеваний природа бесовская.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
У каждой семьи есть свои демоны

Мальчик, повзрослев, вдруг становится алкоголиком или наркоманом, а у него за плечами английская спецшкола, виолончель и…

Психиатр Борис Положий: Подросток не осознает, что смерть – это конец всему в полном смысле

Подростки - это группа риска в силу своих психологических особенностей.

Сделал селфи – на прием к психиатру?

Ученые приравнивают селфи к нарциссизму, дурной привычке и психическому заболеванию