Это не кризис беженцев, это кризис солидарности

|
В последние дни страны Европейского Союза столкнулись с огромным потоком беженцев из государств Ближнего Востока, охваченных гражданской войной и беспорядками. Почему Европа не была готова к этому и сможет ли она решить проблему беженцев? Ситуацию для «Правмира» комментирует журналист Андрей Золотов, представитель МИА "Россия сегодня" в Австрии.

В ночь с пятницы на субботу федеральный канцлер Австрии Вернер Файман объявил, что после консультаций с премьер-министром Венгрии Виктором Орбаном и федеральным канцлером ФРГ Ангелой Меркель принято решение «по причине чрезвычайной ситуации» впустить на территорию Австрии и Германии тысячи беженцев с Ближнего Востока, которых до этого сдерживали на территории Венгрии.

Андрей Золотов

Андрей Золотов

К середине дня в субботу на территорию Австрии прибыли уже более 6500 беженцев, а к вечеру ожидается, по оценке полиции, до десяти тысяч. Большинство из них отправятся дальше в Германию.

Вплоть до пятницы венгерские власти сдерживали поток беженцев, отменив поезда и не пуская беженцев на вокзал или отправляя их в лагеря, откуда уже вчера вечером, по сообщениям СМИ, были массовые побеги. Когда мы с коллегами были вчера в пограничных пунктах, то там было поразительно пусто и тихо. Сегодня там другая ситуация.

Европа к наплыву беженцев, конечно, не готова. Идут обширные дискуссии о том, что с этим делать.

Антимигрантские настроения уже давно были сильны. Они стали одной из главных движущих сил подъема крайне правых партий в разных странах Европы, в частности, в Австрии. Австрийская партия Свободы именно на вопросе миграции набрала себе очки и склотила больший электорат. Сегодня по Австрии висят плакаты этой партии с призывом «укрепить границы». Эта партия сейчас на подъеме.

В октябре ожидаются местные выборы в столице – Вене, которая традиционно управлялась социал-демократами и в последние десятилетия в коалиции с «зелеными». Сейчас вполне вероятно, что Свободная партия получит если не абсолютное, то относительное большинство голосов на выборах в городской парламент.

Переломным моментом, по крайней мере, для Австрии, в отношении к проблеме беженцев, которая до этого была где-то далеко, стал трагический случай на минувшей неделе, когда был обнаружен рефрижераторный фургон с 71 задохнувшимся человеком, включая четверых детей. Эта история совершенно потрясла австрийцев.

Я был на европейском форуме «Альпбах», который каждый год проходит на западе Австрии в Тироле. В этом году тема кризиса стала главной темой форума. Президент этого форума Франц Фишлер очень хорошо сказал, что это «не кризис беженцев, это кризис солидарности». Эта ситуация поставила под вопрос целый ряд коренных европейских ценностей.

Вчера по радио передавали интервью с матерью архиепископа Венского кардинала Кристофа Шёнборна, которая рассказывала о том, как она была беженкой из Брно в 1945 году с годовалым будущим кардиналом, когда они бежали из Чехии. После окончания Второй мировой войны чехи изгоняли немецкое население, и тогда тысячи людей погибли по дороге из Брно в Австрию.

Здесь относительно недалеко, но советские оккупационные власти не сразу их пустили на территорию Австрии, в лагере начались эпидемии, и это увеличило число жертв. Затем были беженцы из ГДР, беженцы из Чехословакии в 1968 году – тогда Австрия принимала уже чехов и словаков. Именно район Шопрона, города на границе Венгрии и Австрии, остался в истории 1989 года, так как именно здесь был фактически поднят «железный   занавес». Тогда власти Венгрии и Австрии договорились о том, что они открывают границы для беженцев из ГДР.

Понимание, что в Европе никогда больше не должно быть стен, подобных берлинской или границе между Австрией и Венгрией времен социалистического лагеря – это одно из главных завоеваний современной Европы. И вдруг оказывается, что в нынешней ситуации Венгрия строит забор на границе с Сербией, чтобы не пропускать беженцев.

Фото: AFP

Фото: AFP

Конечно, это все вызывает и недоумение, и вопросы о том, как быть дальше. С одной стороны, отвечать репрессиями, закрывать границы, не пускать людей – это означало бы признать избирательность тех европейских ценностей, которые и провозглашались, и принимались большинством людей как универсальные.

С другой стороны, допустить эту волну беженцев, которая в перспективе, из-за агрессии «Исламского государства», беспорядков и демографического взрыва в Африке, может достичь масштаба в миллионы людей, тоже воспринимается как угроза Европе. Это люди другой культуры, которые плохо интегрируются, многие из них живут на пособие, и таким образом не только традиционный культурный облик Европы, но и ценности социального государства ставятся под вопрос. Как же быть дальше, в условиях экономического кризиса, сколько мы можем выдержать и принять мигрантов – задают себе вопрос европейцы.

Вопрос этот далек от разрешения. Выдвигаются разные планы. Предлагается создавать лагеря для беженцев в Италии и Греции или же вводить квоты, чтобы разные страны Европы принимали беженцев в соответствии с этими квотами. Но и это наталкивается на препятствия. Страны говорят: «Мы не можем». Это понимается как «мы не хотим». Вопрос повис в воздухе, и однозначного ответа на него сегодня нет. Кроме того, что все согласны в принципе бороться с черным бизнесом по перевозке людей.

Сейчас очень сложно что-то прогнозировать. В этой ситуации должны быть приняты срочные меры, которые помогут выиграть время для стратегических решений. Ясно, что есть люди, которым надо помогать сейчас. Надо пытаться не допускать массовой гибели людей, как это происходит в Средиземном море, где массово тонут посудины, перевозящие мигрантов, как это произошло в рефрижераторном фургоне на границе Венгрии и Австрии. Но при этом необходимо и хоть как-то урегулировать ситуацию на Ближнем Востоке и в Африке, чтобы людям не приходилось бежать – а это еще сложнее. Раздаются голоса о том, что нужен некий новый план Маршалла для Ближнего Востока и Северной Африки. Но это пока лишь отдельные голоса.

Тем временем, в Австрии подается относительно мало запросов на статус беженца. Большая часть прибывающих в Австрию беженцев стремятся ехать дальше в Германию.

Очень впечатляет реакция не только австрийских властей, но и Католической Церкви в Австрии. Католическая благотворительная организация Caritas развернула масштабную операцию по приему и помощи беженцам – это и сбор, и предоставление помощи беженцам и на границе, и на вокзале в Вене, и организация обучающих программ для вновь прибывших жителей страны. Мне кажется, это важно, потому что христиане тем самым доказывают, что их любовь не ограничивается «своими», и они готовы служить этим попавшим в беду людям.

Выступая на Альпбахском форуме неделю назад, президент Австрии Хайнц Фишер сказал, что видит происходящие в обществе в отношении проблемы беженцев изменения. «В последние недели происходит изменение в климате в Австрии. Те, кто хотят видеть двери страны закрытыми, замолкают, а те, кто выступают за человечность и солидарность, готовы действовать. Это позитивное и важное развитие. Мы должны с этим справиться», — сказал президент.

Местные выборы покажут подлинное соотношение сил гуманизма и охранительства, но пока в обществе ощущается если не подъем, то меняющийся тренд отношения людей к этой проблеме. Очень сложно сказать, куда все это повернется, потому что самые фундаментальные понятия, которые за последние десятилетия сформировали Новую Европу – шенгенская зона, Евросоюз как объединение, социальное государство, равенство людей независимо от национальности или религии – подвергаются испытанию на прочность. Есть серьезное давление.

Для Евросоюза проблема беженцев сейчас – очень важный вопрос. Если Евросоюз не сможет сформировать свой единый и общий ответ на эту ситуацию, то страны начнут неизбежно искать свои собственные ответы – и это послужит дезинтеграции.

Понравилась статья? Помоги сайту!
Правмир существует на ваши пожертвования.
Ваша помощь значит, что мы сможем сделать больше!
Любая сумма
Автоплатёж  
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Комментарии
Похожие статьи
О Кельне, или “Напустили к себе дикарей, сейчас дикари их и съедят”

Стоит ли радоваться тому, что «дикари скоро съедят глупых немцев»?

Ненависть к чужому милосердию

Почему нас возмущает то, что страны Европейского Союза открывают свои двери беженцам? Сергей Худиев размышляет о…