«Это же ребенок» – иногда хочется медленно повторить это взрослым в глаза

|
«Это мама тебя научила так делать?», «Держите его на поводке!», «Мы дружим против Макара, он кусается», – разве не у каждого родителя была ситуация, когда за ребенком не удалось уследить? Анна Уткина размышляет о том, почему взрослые объединяются против детей.

«Это мама тебя научила так делать?»

Анна Уткина. Фото: Анна Данилова

Я заполняла квитанцию на почте, когда услышала возмущенное: «Это мама тебя научила так делать? Мама, да?» Оказалось, что моя четырехлетняя дочка зачем-то решила заглянуть в карман незнакомой женщины.

Сложно сказать, что ее на это подвигло. Скорее всего, вспомнила, что я достаю каштаны для поделок из кармана, когда прихожу домой. Или кто-то дома угостил ее из кармана… Она стояла и растерянно повторяла последнюю услышанную фразу: “Мама научила, мама научила”.

Я вздохнула. Эхолалии. С этой проблемой мы обошли всех лучших психиатров в Москве и уже год вели нещадную борьбу с аутическими чертами. Я научила Веронику не кидаться с объятиями к незнакомцам, показывать на пальцах, сколько ей лет, смотреть в глаза и отвечать на вопросы. Но с эхолалиями мы пока не справились. И вот я слышала, как она стоит и испуганно повторяет: «Мама научила». На почте сразу обрадовались: «Воровка! Полицию».

Я извинилась, что не уследила за дочкой. Объяснила, что она просто не понимает — нельзя трогать незнакомых людей, но ушла с тяжелым сердцем. Это сейчас она — хорошенькая малышка. А если бы ей было девять лет? Или пятнадцать? Если бы женщина вызвала полицию? Колония для несовершеннолетних? Почти всегда мне удавалось следить за тем, что она делает. Но ведь случилось — отвлеклась на минуту, не уследила.

Как взрослые дружат против детей

Такие истории — не редкость. Я читаю группу для родителей детей с РАС, расстройствами аутического спектра. Каждый наш день полон подобных приключений. Вот девятилетний мальчик, который не различает понятий «свое» и «чужое», как мама ни старается, подходит в кафе к соседнему столику и берет с него кусок пиццы. Родители отвернулись всего на минуту, так бывает, когда девять лет подряд без выходных и праздников мониторишь окружающее пространство на предмет опасности.

И тут же крик: «Как посмел? Тебя не учили?» Родители извиняются, объясняют, что у ребенка трудности. Ответ — «Держите его на поводке».

Пока психологи натирают мозоли на пальцах, объясняя в интернете, что такое “виктимблейминг” (обвинение жертвы), родительские комитеты сочиняют письма с жалобами друг на друга. Знаете, как выглядел “родительский чатик” в группе раннего развития моего ребенка? В нем было двадцать подгрупп. “Анна, мы Ирина и Марина, которые дружат против мамы Макара. Макар кусается”. “Анна, это мамы Макара и Ильи, дети Ирины и Марины провоцируют наших ангелов”. И я не шучу и не преувеличиваю, когда использую формулировку “дружим против”, цитируя диалог взрослых людей.

Alex Blajan/unsplash.com

Взрослые очень хорошо освоили навык “дружить против”, кажется, что объединяющая враждебность стала нашей национальной чертой. В студии рисования мне предлагали дружить против трехлетней девочки, потому что она “плохо говорила по-русски”. Предлагали! Мне! В три года моя дочь не говорила вообще (возможно, против нее дружила другая инициативная группа). На балете родители дружили против девочки, которая, по их мнению, страдала от лишнего веса и “портила весь спектакль”.

Это же ребенок!

В автобусе случайные попутчики запросто подружатся против ребенка, который кричит. Трогательное единодушие сплотит скучающих в очереди, если малыш неподалеку клянчит конфетку. Уже не такой раздражающей кажется формулировка “Это же ребенок”, в которой обычно уличают “яжематерей”. Иногда действительно хочется подойти, заглянуть в глаза взрослому человеку и, делая паузы, которые позволяют обдумать сказанное, повторить: “ЭТО ЖЕ РЕБЕНОК”.

Мы честно, правда, точно следим за своими детьми. Мы работаем на пределе возможностей. Мы следим, чтобы они не ели песок, не кидались песком, не сыпали песок в ботинок другому ребенку. И это правда огромный труд. Мой муж, который обычно работает с буровыми установками по колено в болоте, признавался, что гораздо больше устает на прогулке с дочкой.

Так дайте же нам шанс извиниться, прежде чем кричать “Алло, полиция? Меня грабит детсадовец”.

Мы все, конечно, не обязаны быть любезными и понимающими друг с другом, но это было бы очень мило с вашей стороны.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Мама мальчика-аутиста: Не выгоняйте нас из автобуса

Как человеку с синдромом Аспергера покорить учителей и одноклассников, и сколько сил уходит на борьбу с…

Как рассказать ребенку о детях с аутизмом

Столкнувшись с непредсказуемым поведением аутиста, у обычного ребенка может возникнуть желание объявить всех аутистов неадекватами

Я думала, что тут нет Бога

Жалела наших детей, а должна была жалеть себя

самое читаемое
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: