Евхаристия – это наш ответ на Евангелие

Таинство Евхаристии есть таинство воспоминания и благодарения. Попробовать понять, что такое благодарность и как это – благодарить, – есть начало пути к осмыслению чего-то неуловимо важного и уникального в христианстве. Разговор о месте таинств в жизни христианина я хотел бы начать именно с этого.
Священник Дионисий Костомаров Фото: Facebook / Denis Kostomarov

Священник Дионисий Костомаров
Фото: Facebook / Denis Kostomarov

Рядом с жизненным опытом стоит страх

Где бы ни родился человек, – в чистой палате перинатального центра или же в поле, под палящим солнцем летнего дня, – радостную весть о том, что младенец жив и дышит, мы получаем из первого плача. Этот факт кажется мне довольно точной метафорой, очерчивающей противоречия нашей столь разной жизни. Младенец со слезами приходит в мир. В череде дней и лет, необратимо сменяющих друг друга, к человеку будет приходить противоречивый опыт. Вот неотъемлемое тепло материнских объятий; вот радость узнавания себя и других людей; вот наивные, но столь настоящие игры…

Но постепенно сгущается тень и иного: опыт потерь и боли, первые настоящие слезы – не от ушиба или кровоподтека, но от горя. Взросление, где рядом с первым поцелуем безусловность разлуки и похоронной процессии. Эмоциональное напряжение, психологические страдания, верность и предательство. И главная метафизическая черта под этим – смерть как самый безусловный опыт, известный нам из жизни каждого без исключения человека.

Ведь действительно, что по-настоящему может сказать человек о мире, кроме истин логики или математики? Только то, что когда-то меня самого не будет. Возможно ли в перекрестках этих противоречий по-настоящему благодарить? Может ли само благодарение как-то развязать узел, перед сложностью которого опускаются руки? Об этом кажется важным задуматься.

«Вот, я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло», – эти строки из книги Второзакония (30:15) дают каждому из нас вполне четкую альтернативу. Но история человечества и нашего религиозного поиска показала, что не все так просто, как кажется на первый взгляд. Сколь многие из нас, глядя на пепелище собственной жизни и несовершенство творения, повторяли Небу слова Иова: «На что дан свет человеку, которого путь закрыт, и который Бог окружил мраком?» (Иов. 3:23). Рядом с жизненным опытом стоит страх. Осознавая хрупкость счастья, бессилие добра, трескучесть суеты и грохот бессмысленных действий, человек невольно задает себе вопрос: «Где Ты, Боже? Благ ли Ты?»

«Спасибо» Творцу или благодарность искалеченной жертвы?

И здесь мы впервые подходим к таинству благодарности. Ведь благодарить можно очень по-разному и за разное. Парадоксально, но человек может быть благодарен преступнику, отнявшему у него все, но сохранившему жизнь. Выше мы задумывались о сложностях и противоречивости мира: не является ли в свете этого наше «спасибо» Творцу чем-то вроде благодарности искалеченной жертвы?

Когда-то митрополит Антоний (Блум) написал очень важные и откровенные слова: «Как же Бог, о Котором христиане говорят, что Он является Любовью, мог создать мир такой безобразный, такой страшный? Неужели Он его создал и потом почил от дел Своих в ожидании, что будет дальше? Хуже того: в ожидании, что в какой-то момент Он нас – которые не просили Его создавать их – будет судить за то, какими мы оказались. Такой Бог был бы страшен. Перед Ним можно было бы преклониться как перед властелином, но любить Его было бы нельзя; больше того: такого Бога ни я, ни вы не могли бы уважать».

И здесь я впервые обращусь к непосредственно христианскому пониманию ключевого таинства в жизни Церкви. Евхаристия есть воспоминание и благодарение. «Воспоминание» и «благодарение» – эти два слова крайне важны. О чем или о Ком мы вспоминаем, совершая литургию? В центре литургии – Иисус из Назарета, Человек и Бог. Он сказал когда-то: «Видевший меня видел Отца» (Ин. 14:9).

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Фото: tatarstan-mitropolia.ru

Как ветер из открытого окна, сметающий со стола начинающего художника неумелые наброски пейзажа за окном – так приходит в мир его Творец. И мы можем видеть не эскизы, созданные в попытках изобразить Неведомое за мутным стеклом, но живого Бога лицом к лицу. Тот, кого мы называли «господином», «абсолютом», «царем», кого так искренне искали и так сильно боялись – перед нами. Но иной. Какой же?

На каждой литургии мы слышим строки Нового Завета – они возвещают о том, каков Бог. Возвещают подчас неожиданно:

Вот всемогущий Бог предстает беспомощным младенцем.

Вот синоним абсолютной власти предстает голодным и жаждущим.

Вот реакцией на грех человека обнаруживается не справедливое возмездие, но сострадание и любовь.

Вот Бог говорит о том, что Он друг своим ученикам.

Вот Он, подобно рабу в Иерусалимском храме, умывающему ноги священнику, омывает ноги ученикам.

Вот одиночество и молитва в Гефсиманском саду. Вот преданный, но не предавший Бог.

Вот Бог, с Креста молящийся о Своих распинателях. Во Христе мы впервые воочию и безусловно видим, что Бог есть любовь.

Благодарение – это ответ на Евангелие

И такая любовь изгоняет страх. Выше я написал, что воспоминание является фундаментом благодарения. Благодарить, зная все сложности жизни; благодарить не из-за страха перед наказанием; благодарить не из-за раздавленности авторитетом абсолюта, – но благодарить Творца из любви можно, зная Христа.

Благодарение – это ответ на Евангелие: небывалую весть о любящем Боге.

И благодарение собирает нашу разбитую вдребезги жизнь. Когда-то протопресвитер Александр Шмеман написал: «Суть христианства в том, что оно не разрешает проблемы, а снимает их, переводит человека в тот план, где их нет». Иначе говоря, позволяет увидеть свет там, где густота тьмы непроглядна.

Я не вижу и не знаю ничего, но в момент, когда я вспоминаю Бога и благодарю Его, Он дарит мне полноту Себя. Чтобы со мной, с каждым из нас пройти путь в этом мире, где смерть безусловна. Но лишь три дня, до таинственной зари пасхального утра. Евхаристия – таинство взаимных объятий, взаимной любви, которую не побеждает ничто.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Рука Бога, протянутая человеку

Как готовиться к Причастию и как вести себя после него?

Кофе с сестрой Вассой: О благодарности Богу (Текст+Видео)

Благодарность - это переориентация внутренней жизни, которая меняет всё. Почему благодарность так важна? Потому что она…

Митрополит Иларион: Благодарение является сущностью христианской жизни

Я думаю, что всякий из нас, взглянув на свой жизненный путь, проанализировав его и оценив с…

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: