Эволюционизм в науке и образовании

Неделько В.И., Хунджуа А.Г.

В настоящее время в области образования и естественных наук господствует эволюционная парадигма, которой должны соответствовать или, по крайней мере, не противоречить все разделы,   теории и законы физики, астрономии, биологии, геологии и т.д. Понятно, что давно открытые законы классической физики знали и другие времена, существовали в иных парадигмах, когда об эволюционизме не было и речи, и вряд ли они подлежат пересмотру. Но у современной науки такой независимости нет –   развитие и пропаганда направлений, не вписывающихся в парадигму эволюционизма, не поощряется.

Причина, по которой эволюционизм пользуется беспрецедентной поддержкой, лежит на поверхности: с его помощью пытаются подвести научное основание под материализм и атеизм. Атеисты полагают, будто эволюционные идеи происхождения Вселенной, Земли и человека опровергают Священное Писание и само существование   Бога. Кроме того, следует всегда помнить, что для атеистов эволюционизму нет альтернативы. По этому поводу однозначно высказался американский биохимик, Нобелевский лауреат Дж. Уотсон: «Теория Дарвина принимается не потому, что ее можно наблюдать или доказать с помощью логически непротиворечивых данных, а потому, что ее единственная альтернатива (Творение) является очевидно неправдоподобной».

Ставка делается именно на «научность» атеистического мировоззрения, что связано с безграничной верой людей в науку, ведь достижения науки неоспоримы, мы ежедневно сталкиваемся с плодами научно-технического прогресса, можно сказать, живем среди них. Но у научного познания существуют границы, определяемые методологией естественных наук, т.е. способом получения достоверных знаний. Наука дает убедительные результаты в исследовании процессов функционирования тех или иных систем, процессов, многократно повторяющихся, допускающих влияние на них или хотя бы протекающих при свидетелях. Вопросы же происхождения, как и другие уникальные и неповторяющиеся явления, не могут быть (даже в перспективе) решены в рамках научного метода исследования. Здесь становятся очевидными пределы рационального постижения мира: далекое прошлое, как и наше будущее, ограниченно познаваемо и рисуется весьма туманно.

Но главные эволюционные построения посвящены именно таким явлениям. Эволюционизм   (в широком смысле слова) пытается рационально решить все важные для человека вопросы:   о происхождении мира, в котором мы живем, жизни, человека, его предназначении в этом мире, цели жизни и нравственных ценностей, – опираясь на человеческий разум, на установленные наукой законы. И в этом нет ничего предосудительного:   действительно, именно эти вопросы были главными с первых дней существования науки, со времен античного мира.

  Нельзя сказать, что все эволюционные построения одинаково надежны или ненадежны совсем. Одни выглядят более убедительно (происхождение Вселенной в результате «Большого взрыва»), другие – менее убедительно, например, гипотеза происхождения Солнечной системы Канта–Лапласа, усовершенствованная О.Ю. Шмидтом; третьи – совсем неубедительно (эволюционная гипотеза происхождения живой природы Ч. Дарвина и его последователей). Все они пытаются научно объяснить происхождение той или иной реальности, но содержат в себе элементы сверхъестественного (по крайней мере, на сегодняшний день), т.е. необъяснимого на основе научных представлений.

Большой взрыв – явление сверхъестественное, случившееся один раз по неизвестной науке причине. Свидетелей Большого взрыва нет и быть, с точки зрения материалистической науки, не может: мы судим и восстанавливаем явление по его последствиям, видимым сегодня. Но об этих последствиях каждый православный христианин при желании может говорить как о следах Творения.

В то же время научные знания о структуре Вселенной постоянно пополняются. Исследования здесь идут полным ходом. Например, появились новые понятия, такие, как: «темная материя» и «темная энергия». В пользу существования темной материи (но не ее количества) говорят расчеты гравитационного взаимодействия в галактиках. Они основаны на измерении скоростей вращения звезд, по которым определяют гравитационное поле, а затем и распределение масс в галактиках.

В скоплениях галактик гравитационные поля рассчитываются методом гравитационного линзирования. Считается, что темная материя способна собираться в огромные сгустки размером с галактику или скопление галактик и принимать участие в гравитационных взаимодействиях как обычное светящееся вещество. Гравитационное поле скопления искривляет распространяющиеся через него лучи света, испущенные другой галактикой (гравитационное поле действует на свет как линза), и мы видим не сам объект, а его искаженное изображение. В некоторых случаях эти искажения поддаются анализу и позволяют найти распределение вещества, которое может сильно отличаться от распределения   светящегося вещества.

Последним открытием в космологии является еще более странная субстанция –   темная энергия, которая равномерно заполняет Вселенную, не собирается в сгустки и испытывает «антигравитацию», т.е. отталкивает материю.   Такие наблюдения следуют из того, что Вселенная расширяется все быстрее и быстрее, причем скорость расширения растет со временем. А так как обычное гравитационное притяжение замедляло бы разбегание галактик, приходится вводить понятие антигравитации, разбегание ускоряющей. В таком случае, если темп расширения растет, не нуждается ли в коррекции возраст Вселенной?

Несколько десятилетий назад на долю темной материи отводилось до 98 %, а на долю светящейся, непосредственно видимой, – 2 %. Теперь, однако, количество темной материи сократили до 25 %, а оставшиеся 65–70 %   стали считать темной энергией. Ясно, что введение новых понятий сделалось необходимым ввиду невозможности объяснения экспериментальных фактов в рамках принятых моделей. Но при этом нельзя обойти вопрос о природе темной материи и темной энергии. Считается, что темная материя состоит из неоткрытых еще частиц, предположительно в 100–1000 раз тяжелее протона. О природе же темной энергии до последнего времени не существует никаких гипотез. По-видимому, перед нами одна из главных проблем физики XXI века.

Есть и другой вопрос: не предвидится ли в ближайшем будущем принципиально новых идей в космологии (как это было в случае с темной материей и темной энергией), то есть не окажется ли так, что космологическая разгадка иная? Этот вопрос задан с одной лишь целью – обратить внимание на гипотетичность космологических построений, которым для того, чтобы обрести более высокий научный статус, предстоит пройти еще долгий путь. Но если в случае с темной энергией и темной материей такие надежды есть, то по поводу причин Большого взрыва так сказать нельзя – по всем меркам это явление уникальное и непостижимое, и в случае повторения Большого взрыва его некому будет наблюдать и изучать.

Явления, которые относятся к сверхъестественным, можно усмотреть и   в других эволюционных построениях. Так, звездная эволюция начинается с фрагментации вещества, т.е. формирования зачатков звезд из однородного ранее вещества – явления сверхъестественного, лишенного пока научного объяснения.   Что касается гипотезы О.Ю. Шмидта о происхождении Солнечной системы, то она не содержит научного объяснения той же фрагментации вещества, необходимой для дальнейшего формирования планет; нет в ней и научного объяснения причин вращения двух планет в «неправильную сторону».

Однако, если изучение космологических моделей движется в сторону повышения их научного статуса, то в биологии ситуация иная: ключевые вопросы о происхождении генетической информации, зарождении жизни,   возникновении клетки не находят ответа в рамках дарвинизма. Нередуцированная сложность клеток растений и животных, таких органов, как глаз или ухо, и даже организмов (жгутиковые бактерии), исключают возможность их эволюционного происхождения. К слову, в механизм эволюционного формирования такого сложного и совершенного органа, как глаз человека, не верил и сам Ч. Дарвин. Он писал: «Предположить, что глаз с его сложнейшими системами – изменение фокуса на различное расстояние; улавливание разного количества света; коррекция сферических и хроматических аберраций, – такой сложный механизм образовался в результате естественного отбора, будет, я честно признаю, абсурдом чистой воды».

В свое время Дарвин выдвинул идею происхождения видов как гипотезу и предлагал искать ее доказательства (промежуточные виды) в «летописи окаменелостей». Однако за прошедшие 150 лет ничего такого не найдено, зато сам дарвинизм претерпел эволюцию – многое в нем было трансформировано весьма специфичным образом: оказалось, например, что отсутствие необходимых окаменелостей может говорить и в пользу эволюции. Тем не менее, на сегодняшний день биологическая эволюция – гипотеза, не выдержавшая проверки временем и находящаяся в противоречии со многими экспериментальными фактами.

Необъяснимо, с точки зрения материализма, и происхождение живой природы. Например, самопроизвольное формирование молекул белка из составляющих его аминокислот – событие фактически невероятное (вероятность этого события менее 10 50 ). Остается открытым вопрос и о происхождении генетической информации, поскольку гипотеза об ее энергетическом источнике сомнительна. Это такое же   сверхъестественное явление, о котором речь шла раньше. Отметим, что в возможность самозарождения жизни не верят и самые крупные ученые-материалисты, например, основоположник геохимии, наш соотечественник В.И. Вернадский, и Ф. Крик (Нобелевский лауреат, расшифровавший спиральную структуру ДНК) уповают на панспермию – занесение жизни на Землю из космоса. Но панспермия не решает вопроса о происхождении живого, а лишь отодвигает его в космические дали, за горизонт видимости.

В эволюционных построениях есть и другие недостатки, указания на которые можно найти в таких изданиях, как: «Физическая энциклопедия», учебники по ядерной физике и астрономии. Даже в школьных учебниках по астрономии и биологии можно найти строки, из которых становится ясно, что не так уж блестяще обстоят дела в лагере эволюционизма. Перечисленных в настоящей статье недостатков эволюционных построений вполне хватает для обоснования позиции людей, не приемлющих концепцию эволюционизма как не имеющую достаточных научных оснований.

Таким образом, с научной точки зрения, эволюционизм необязателен (и это еще   мягкая формулировка по отношении к биологической эволюции), и для православного христианина нет никаких причин безоговорочно следовать этой теории.

Но, кроме научного, есть еще и теологический аспект эволюционизма, и рассматривать его должны богословы. Поскольку мы таковыми не являемся, позволим себе высказать свою субъективную точку зрения. Кратко она звучит достаточно категорично: «Идеи биологической эволюции несовместимы с православным мировоззрением».

Как показывает жизнь, этот богословский вопрос многими решается отлично от научного. На западе широкое распространение благодаря открытой поддержке Ватикана получил «Теологический эволюционизм» – учение Тейяра де Шардена, основная идея которого состоит в том, что   Господь избрал эволюцию в качестве инструмента Творения. Однако стоит вспомнить, что Римско-католическая церковь и в былые годы вмешивалась в дела мирские, излишне часто обращала внимание на достижения науки, например, руками Фомы Аквинского возвела в догму многие из научных приверженностей язычника Аристотеля. В дальнейшем именно это послужило почвой для запрета трудов Коперника и судебного процесса над Галилеем. Приверженцы тейяризма есть и у нас, в том числе и среди православных ученых и богословов.

Но стоит ли так уж спешить с безоговорочным признанием сомнительных достижений науки, возводя их в ранг абсолютной истины? В конце концов, наука ведает миром материальным, ей чужды духовные вопросы, т.е. те вопросы, о которых должна печалиться Церковь. Во многом и вся история науки – история заблуждений (вспомним алхимию, астрологию, страсти вокруг флогистона, теплорода, эфира) или, в лучшем случае, постепенного движения к истине, в процессе которого метания из крайности в крайность всегда имели место.

  Эволюционизм пустил глубокие корни в сознании православных христиан, сомнения одолевают многих, в том числе и людей, облаченных в духовный сан. И удивляться тут нечему: все мы – дети страны Советов, система образования в которой была пропитана ядом атеизма. Да и сейчас в системе образования Российской Федерации мало что изменилось – тот же безальтернативный материализм, эволюционизм, атеизм, которые пытаются прикрыть такими предметами, как «Философия мировых религий».

В современном школьном образовании учебный материал подается только в рамках научного знания. Каждый школьный предмет – это научная дисциплина, в том числе и физкультура, по которой, оказалось возможным сдавать теоретические экзамены. Не представляется ясным и принципы построения программ по отдельным дисциплинам. Так, при существенном сокращении учебного времени, отводимого на изучение физики в целом, увеличивается время, отводимое на некоторые разделы, относящиеся к современной физике   (теория относительности, физика элементарных частиц и т.д.), т.е. сокращение проводится за счет фундаментальных разделов (механики, молекулярной физики и электродинамики). Но не секрет, что общий уровень знаний многих школьников сегодня таков, что им не под силу усвоить основные представления современной физики. Что может вынести ученик, не способный сложить дроби или освоить пропорции, изучая теорию относительности? И таких выпускников школ сегодня немало. Попытки же освоить современную физику за счет   классической приводят к тому, что выпускники не знают ни той, ни другой. Это все равно, что пытаться наращивать этажи здания за счет экономии материалов, предназначенных на постройку фундамента.

В то же время не включаются ведь в школьную программу по математике ее последние достижения, значит, вряд ли можно говорить, что «отцы образования» озабочены отставанием содержания физики, как предмета образования, от   содержания физики как науки. Просто им представляется, что ряд разделов физики необходим для формирования эволюционного мировоззрения, однако в результате мировоззрение формируется не научное, а фрагментарное, мозаичное. Недаром у большинства людей, в том числе имеющих высшее образование, энергия «все время куда-то перетекает» (например, течет из Космоса в умы людей или – значительно реже –   в обратном направлении) или «бывает положительная и отрицательная, черная и белая» и т.п.

Чтобы правильно сформировать мировоззрение, надо понимать, что наука оперирует моделями, в том числе и такими сложными, как модели мироздания. В   рамках каждой сложной модели и круге задач, решаемых с ее использованием, присутствуют философские взгляды ее создателя – ученого, т.е. отдельной личности. Но личностей много, и взгляды их не обязательно совпадают – недаром более чем за три тысячелетия не выработано общей философской системы, общего мировоззрения. Отсюда следует, что сложные физические модели во многом субъективны, не единственны и не однозначны. И учащийся вправе выбрать ту модель, которая в философской своей части соответствует его мировоззрению, или отвергнуть все модели, если они его не устраивают. И никто не вправе навязывать человеку то, что субъективно по своей природе, чего не принимает его душа. Так, человек, твердо и осмысленно отделяющей себя от животного царства, никогда не поверит в идеи Дарвина о происхождении человека от обезьян и не станет искать у себя следов шерсти, хвоста, размышлять о рудиментарных органах.

У людей, которым насильно внедряют подобные «научные истины» возникает искажение собственного мировоззрения, что чревато различными последствиями: от неверия в науку, до, наоборот, абсолютизации науки как единственного источника истин о реальности. Как тут не вспомнить Б. Рассела, утверждавшего, что: «наше знание должно быть получено исключительно научными методами, и то, что наука не может открыть, человечество не может знать». С первым тезисом этого   высказывания можно согласиться, если слово «наше» заменить словом «научное». Второе утверждение – «то, что наука не может открыть, человечество не может знать»,   не согласуется с жизнью (например, весьма устойчивые представления о нормах нравственности добыты человечеством не научным методом).

Таким образом, при изучении сложных моделей, не свободных от философских взглядов, надо давать их альтернативный набор, оставляя право выбора за учащимся. При этом, естественно,   он   должен уметь критически оценить модель, ее сильные и слабые стороны, отделять «зерна от плевел».   Для этого прежде всего необходимо знание методологии естествознания, тогда легко разобраться в том,

– к какой категории принадлежит данная научная конструкция (научная теория, закон, гипотеза, феноменология, миф и т.д.);

–         чего не хватает для повышения ее научного статуса (опытного подтверждения, полноты системы уравнений, аналитических методов расчета, например, нет убедительного опытного подтверждения существования гравитационных волн или нет общих аналитических методов расчета структуры, энергетических характеристик и физических свойств конденсированного состояния вещества);

–         есть ли противоречия с устоявшимися научными представлениями (нарушение законов сохранения энергии, импульса, заряда и т.д.);

–         однозначна ли интерпретация экспериментальных данных;

–           где границы применимости модели.

У сложных мировоззренческих моделей имеется еще одна важная особенность, о которой стараются обычно не говорить. Она связана с теологической основой многих философских систем и требует рассмотрения взаимоотношений науки и религиозных представлений. Многие считают, что наука и религия несовместимы, что религия является тормозом науки и т.д., однако это лишь субъективное мнение, возведенное в недавнем прошлом в ранг государственной идеологии.

Сегодня атеистическая идеология не довлеет над нами, и следует вернуться к нормальным, неантагонистическим отношениям между наукой и религией. При этом надо иметь в виду, что в теологии истины даются в откровениях и принимаются на веру. Они представлены в виде общих принципов («Измеряй все», «Кто не имеет опытов – мало знает», «Господь измерил век сей мерой, числом и весом» и т.д.). Библия содержит и конкретные описания отдельных событий, в том числе будущего и далекого прошлого, недоступные научному познанию. Другими словами, для тех, кто верит в библейские истины, Священное Писание дает принципы, по которым строится научное знание, и факты, призванные быть в его построении реперными точками. Именно так они и были использованы творцами науки – вспомним Ньютона: «Мне хотелось создать такую механику, которая была совместима с верой людей в Бога. Я счастлив, что мне удалось это сделать».

Таким образом, религиозные представления в науке присутствовали всегда, они используются и поныне, в том числе и людьми, отвергающими теологию. Поэтому вопрос о том, могут ли факты, описанные в библейских текстах, быть использованы для построения научных моделей происхождения Вселенной и живой природы, не должен возникать. Другое дело, на какой статус может претендовать такая модель? Естественно считать, что она приобретет статус научной, когда будет удовлетворять соответствующим критериям научного знания. Но такие же критерии следует применять и к другим моделям, которые принято считать научными, хотя в них присутствует сверхъестественное начало.

Не будем торопиться вносить коррективы в свое мировоззрение после каждой научной сенсации. Подождем, следуя наставлениям Василия Великого: «Не спешите опровергать ученых, ибо они все время сами опровергают свои теории».   Пусть сначала эволюционные построения преодолеют свои внутренние противоречия, дадут ответ на ключевые вопросы мироздания, обретут научный статус, причем более высокий, чем мифическо-гипотетический, тогда и должно будет озаботиться и принять их к рассмотрению, хотя вряд ли такие времена настанут вскоре.

А пока нет оснований верить лукавым словам ученых мужей, что «современные научные достижения и вера в Бога несовместимы» и что «биологическая эволюция – надежно установленный научный факт». Под этими словами не подпишутся и многие ученые самого высокого ранга. Времена Аристотеля, Леонардо да Винчи и Ломоносова ушли безвозвратно – ныне никто не может говорить от имени науки в целом, поэтому заявления вроде: «Наука доказала что-то относительно того или иного…»   –   нуждаются в уточнении: какая конкретно наука, каким образом доказала и где все это опубликовано. Относительно публикаций важно помнить: можно доверять только тем   статьям, которые подписаны авторами, но не журналистами, все путающими, иногда и с умыслом. Кроме того, важно, чтобы эти статьи были опубликованы в научном реферируемом журнале, а не в научно-популярном издании, газете или почерпнуты в Интернете.

И всегда надо помнить, что наука вряд ли может что-либо сказать о Боге: она изучает материальный мир, и познание Духа не является ее задачей.

Православный образовательный журнал «Виноград»

***

«Журнал «Виноград» воспитывает «вкус» сердца» – отозвалась о журнале Екатерина Градова.

Православный образовательный журнал «Виноград» –   издание для всех, кто интересуется русской культурой и образованием.

Авторы ставят перед собой цель заполнить пробелы, образованные в результате утраты духовно-нравственных корней. Журнал поможет читателям разобраться в вопросах образования, а также восприятия отечественной духовной культуры.

Редакцию и авторский состав представляют авторитетные специалисты в разных областях науки. Это позволяет обеспечить высокий научный и культурный уровень публикуемых материалов.

Разделы журнала:   филология, история, естествознание, воспитание, искусство.

***

Вышел в свет новый номер православного образовательного журнала « Виноград » (ноябрь-декабрь 2008). Тема номера «Внимание, ювенальная юстиция!»

Ювенальная юстиция – это система, созданная для защиты прав и свобод несовершеннолетних, – говорят одни. Ювенальная юстиция имеет своей целью разрушение семьи, – убеждены другие. Что же это на самом деле? С какими проблемами столкнулись европейские страны, уже успевшие опробовать ее на себе? Насколько серьезными будут последствия возможного введения ювенальной юстиции в России? Чем это может угрожать каждой семье?

Также в свежем номере « Виноград а»:

Из-за чего возникают сложности в общении подростков с родителями и можно ли их избегать?

Как научиться правильно вести диалог, не поддаваться азарту спора, не навязывать оппонентам своего мнения и научиться принимать их доказательные доводы?

Каким был образ идеального правителя, царя, в понимании наших предшественников?

Уникальный фотоматериал « Виноград а», публикуемый в преддверии начала Рождественского поста, посвящен древнейшей христианской реликвии – Дарам волхвов. Мало кому, даже из людей церковных, известно, что Честные Дары, принесенные тремя восточными волхвами Богомладенцу Христу, сохранилась до наших дней и с большим благоговением хранятся в монастыре Святого Павла на Афоне.

Также в журнале: интервью с народным артистом РСФСР Алексеем Петренко, материал о тайнах Средневековой Европы и многое другое.

Следующий, январский номер « Виноград а», будет посвящен проблемам семейных конфликтов.

• «ВИНОГРАД» расширяет сеть розничной продажи. Теперь свежие номера журнала вы можете приобретать и в киосках «АиФ» в городах на всей территории России.

• Сообщить о своем желании оформить редакционную подписку или получать журналы наложенным платежом вы можете по телефону       +7 (911) 912 31 31     или электронной почте podpiska@vinograd.su <mailto:podpiska@vinograd.su>

ПОДПИСНЫЕ ИНДЕКСЫ:

В каталоге “Почта России”

на год – 80163

на полгода – 11311

В каталоге “Роспечать”

на год – 80546

на полгода – 18400

Помоги Правмиру
Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!
Пожертвования осуществляются через платёжный сервис CloudPayments.
Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!