Фермер Огурцова: остаться на земле и работать

Источник: BBC Russian
|

“Разговаривать с этой женщиной можно только в том случае, если она очень устала или не выспалась. Потому что если она в тонусе, то надо рыть где-нибудь рядом окоп и задавать вопросы оттуда”.  Так написал про Анну Огурцову журналист Дмитрий Соколов-Митрич. Не могу с ним не согласиться – пока задаешь ей вопросы, она успевает замутить пироги, поставить в духовку баранину, отжать творог и насолить сала. Все это между дойками и чистками коровника, раздачей указаний домашним и работникам. Чтобы получить полноценное интервью, надо следовать за ней повсюду – в свинарник, в дизельную, проверить артезианскую скважину, покормить коров, заглянуть на пилораму.

После забега по хозяйству Огурцовой  хочется перестать заниматься ерундой, удалить все аккаунты в соцсетях, выкинуть ноутбук, купить клочок земли, поросят и начать жить. Жить и работать так, как это делает Анна Васильевна  – лучший фермер Тверской области.

Но стоит понаблюдать за Огурцовой хотя бы полдня,  понимаешь – такая энергия, сметающая все на своем ходу, дана не каждому.  А без энергии и упертости в фермерстве делать нечего.

– Я сама из Молдавии, в начале восьмидесятых училась в Бологом в техникуме на зоотехника. На преддипломную практику приехала сюда, в деревню Гарусово Тверской области. Познакомилась с Валерой, местным парнем, он тогда шофёром работал. Поженились, остались в деревне. Восемь лет я проработала мастером на молокозаводе, муж был управляющим в хозяйстве. А потом настал 1995 год, начался развал, поголовная приватизация. Директора хозяйств всё стали к своим рукам прибирать. Совхоз, где мы работали, был богатейшим, а остались от него только рожки да ножки. Молокозавод закрыли – молока-то не было. Мы забрали свой земельный пай и ушли из хозяйства, стали работать на себя. Начинали с малого, потом переехали на хутор, купили дом, построили подворье.

Три года назад Анна Васильевна рассорилась с директрисой поселкового рынка – и, пройдя все возможные и невозможные барьеры, создала свой кооператив, куда вошли окрестные фермеры,  отремонтировала ветхий рыночный павильон, после чего в нем стало чисто и просторно. Началась торговля, без наценок и перекупщиков, но больших оборотов рынок так и не набрал.

Огурцова вздыхает: активных фермеров осталось мало. Не то что в районе, а и во всей области такие проблемы. Пока справки ветеринарные соберешь все – кучу денег и нервов потратишь. А без разрешения ветслужбы на рынке торговать ни мясом ни молоком нельзя. Вот народ и сбывает продукцию либо за углом, либо вовсе оптом за бесценок.

Левый поворот сразу после въезда в деревню Гарусово Максатихинского района Тверской области. Большой двухэтажный дом. Огороженная территория, свое электричество, дизель, скважина. Пилорама, конюшня, зернохранилище, свинарник и коровник. Гараж на две машины.  Перед въездом на территорию фермы – специальная канава с проточной водой для мытья колес грузовиков. Все это – результат двух десятилетий труда, иногда по 20 часов в сутки.

– На хозяйстве заняты мы все – я, муж и наши дети – дочке 17 лет, а сыну 15. По найму у нас всего два помощника, – я еле успеваю за Анной Васильевной в ее пробеге по хозяйству.  К концу мая завершили посевные работы – засеяли ячменем 10 гектаров и столько же – семенным картофелем. Весь урожай пойдет на корм скоту. (В хозяйстве Огурцовых 12 дойных коров, около 40 голов телят разного возраста, 60 свиней).

Молоко мы не продаем – оставляем на свои домашние нужды и выкорм молодняка.

– Мы не используем комбикормов – в них чего только не намешано. Наша скотина кормится сеном с наших полей и  кашами, которые мы  тоже сами готовим – из своего зерна, картофеля и овощей.

Анна Васильевна запускает руку в еще теплую кашу, которую собирается дать коровам.  Удивительно, но каша эта пахнет так, что хочется съесть ее самой, а не давать скоту.

Анна Васильевна сделала упор на экологически чистую продукцию. Мясо от Огурцовой уже стало брендом и спрос на него устойчив – постоянные клиенты приезжают с разных концов области, в летний сезон много дачников. “Чистое мясо” недешево: килограмм свинины стоит около 500 рублей. Зато без антибиотиков, гормонов роста и без химии.

– Вот еще коптильный цех запустить собираемся.  Опять же  –  продукция получится дорогая, зато вкусная. Будем искать рынки сбыта в больших городах.

Умную, ухватистую Огурцову даже в политику звали. В депутаты.

– Да ну, вот еще, что я там не видела? Там вранья много, болтовни бесполезной, а я работать привыкла и результат своей работы видеть. Хочу выстроить  хозяйство образцовое, продуманное, как в Германии, династию основать фермерскую, чтобы дети захотели на земле остаться и работать на ней. И жить.

Екатерина Соловьева

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Церковь будет совершать молебны в поддержку крестьянства в России

Молебны о благополучном урожае на полях в регионах - дореволюционная традиция.

«Наноферма» кандидата филологических наук

Не брошу свою ферму и не вернусь в офис. Да гори оно огнем!

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: