Где не чтится закон, нет уважения и к начальствующим

|

Церковная история знает немало раскольников, а в последнее время все чаще звучат слова о православном тоталитарном сознании: во многих храмах можно сегодня встретить людей, осуждающих священноначалие и  призывающих к непослушанию пастырям. “Нас старец такой-то благословил” – а дальше варьируется – сжечь новый паспорт, не взять ИНН, уйти с работы, переселиться в деревню, чтобы было проще спасаться. Говорить с такими людьми сложно: на каждый аргумент у них заготовлен ответ, а чуть разговор заходит глубже и дальше, собеседник возвращается к шаблонным фразам: “Старцы не благословили”. Начинаясь с локальных приходских проблем, эти проблемы вырастают в ситуации Пензенского сидения.

В чем причина возникновения такого тоталитарного мировосприятия у людей? Болен ли человек, попадает ли он под чью-то сильную харизму, проявляются ли в таком поведении фобии, – с этим вопросам мы обратились к духовенству Русской Православной Церкви. Мы продолжаем публиковать мнения духовенства на эту тему и сегодня знакомим читателей с ответами руководителя пресс-службы Нижегордской епархии  Русской Православной Церкви протоиерея Игоря Пчелинцева.

– Отец Игорь, в чем Вы видите причину возникновения в церковной среде настроений противления священноначалию, предпочтение соборному мнению Церкви мнений неизвестных старцев?

Главную причину я вижу в природной российской незаконопослушности (закононепослушности, не послушании законам), только тиранам и деспотам удавалось достичь на какое-то время определенного уровня гражданского и церковного послушания, но на бытовом уровне всегда счиатлось и считается – обойти начальство, слукавить, даже с гордостью нарушить законы  и правила.

 Где не чтится закон, нет уважения и к начальствующим. Конечно это не относится ко всем россиянам и ко всем чадам Русской Церкви и ко всем временам нашей истории, однобокость в этом вопросе привела бы к незаслуженному оскорблению нашей истории. Но, увы, мы должны признать, что часто отступаем от Закона и от законов. Слишком много ситуаций в нашей жизни, когда начальствующие противопоставляются народу,  некоторые реалии гражданской жизни простыми людьми легко переносятся и в оценки церковной жизни – «там, наверху свои интересы, у нас, у простых – свои».

Другая проблема в том, что у нас исторически священноначалие очень далеко от народа (или народ от него – в разные исторические периоды), и обсуждение многих важных вопросов, как церковных, так и гражданских происходит далеко от народа, может быть так и нужно с точки зрения канонов, но народ не осознает важности многих проблем, не живет духом церковности, для большинства приходская община не семья, а просто посторонние люди, церковь не дом родной, а всего лишь место, «где хорошо», где можно «порешать свои духовные проблемы», «удовлетворить свои религиозные потребности». Я не призываю к «церковной демократии», но надо что-то делать, чтобы народ жил интересами Церкви, а не был просто потребителем.  

– Как Вы можете охарактеризовать эту проблему с духовной точки зрения? Гордость ли это? Маловерие?  

Малограмотность, равнодушие и отсутствие любви, холодность к Слову Божию и нежелание трудиться – над собой в аскетическом плане и над расширением круга своих богословских знаний, даже самых минимальных, но четко определенных с точки зрения церковности.  

– Возможна ли дискуссия с подобными людьми? Что делать, если человек не идет на контакт и находится в состоянии, напоминающем загипнотизированность?  

Трудно спорить с теми, кто зачастую не признает правил цивилизованного ведения диалога и дискуссии. Эти люди желают, чтобы с ними соглашались, несогласие или разница позиции автоматически помещает оппонента в стан врагов, а врагов, как известно, уничтожают…  

– Как должен поступить настоятель храма в случае появления в приходе подобных настроений? Обличить публично и привлечь тем самым повышенное внимание, предпринимать бесконечные попытки обличения в частном порядке, игнорировать проблему? Допускается ли такой человек до Причастия?  

Настоятель должен проводить последовательную приходскую политику, направленную на всемерную поддержку священноначалия. И в проповеди с амвона, и в беседах с прихожанами разъяснять позицию Святейшего Патриарха и то, почему мы должны ее поддерживать и КАК это делать (в духе христианской любви и мира). Использовать свою власть настоятеля для того, чтобы пресекать попытки агитации против священноначалия в храме, на прилегающей территории. Если подобные «агитаторы» ходят на исповедь, испольовать беседу на исповеди для возможного исправления таких людей, при необходимости налагать дисциплинарные прещения – вплоть до отлучения от Причащения на какое-то время.

– Что вы думаете о проблеме пензенских затворников?  

Если бы они были одни такие. Проблему обрисовывал в общих чертах еще Мельников-Печерский. В то время власть много усилий употребляла на борьбу со староверами, но Мельников добавляет, что при всей масштабности борьбы и миссионерской работы со старообрядцами, мало уделялось внимания, а зачастую вообще отсутствовали знания о тайных сектах – псевдоправославного, околохлыстовского толка, эффективно работающими на разрушение личности и десоциализацию входяхих в них членов.

– Что должно быть предпринято, какие меры могут быть эффективными в подобных случаях?  

Я думаю, что при епархиях должны быть информационные противосектантские центры, которые, прежде всего, давали бы грамотную информацию – через епархиальную прессу, через пресс-службу в светские издания, проводили бы миссионерские информационные семинары и лекции, выпускали листовки, рассказывающие о сектах, действующих в регионе.

Надо обратить внимание, что основная цель наших противосектантских проектов – секты протестантского толка, либо разные псевдовосточные культы. И почти не уделяется внимания псевдоправославным группам и сектам, умело маскирующимся под Церковь и расхищающим стадо Христово под прикрытием православной обрядности и похожести вероучения. Но основной пафос их деятельности – разрушение церковности, сеяние недоверия и противодействия Священноначалию, поэтому мне кажется, основное внимание в современных условиях надо уделять именно этим организациям, широко информируя об их деятельности и последствиях пребывания в таких сектах. Иначе они всех утащат в пещеры.

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: