Глухая церковь

|
«Кто имеет уши слышать, да слышит!» – повторяет Иисус. А что делать тем, кто не слышит, хоть и уши имеет? Представим себе обычное богослужение: священник совершает священнодействие, диакон возглашает, регент управляет хором, но нет ни единого звука, абсолютная тишина – немного похоже на пантомиму. Так видит службу глухой человек. Что находят неслышащие в церкви, где все сконцентрировано на слове? В чем отличие наших миров? Об этом – рассказ прихожан из Санкт-Петербургской общины глухих при храме святых апостолов Петра и Павла в РГПУ им. А.И. Герцена.

Александр Миронов, студент IV курса СПбПДА, глухой:

В храм из любопытства

Я пришел в церковь с женой просто так, из любопытства посмотреть, как глухие исповедуются, молятся, причащаются. Моя жена из Киева, и я водил ее на разные экскурсии: в Эрмитаж, в Русский музей, в Музей хлеба. Она спрашивала, где еще есть интересные места, а как раз открылся храм для глухих в 2000 году, и я решил сходить туда.

Мы впервые пришли в храм на литургию с сурдопереводчиком. Потом решили поехать посмотреть другие храмы и общины других религий, чтобы сравнить. Но в итоге почувствовали, что Бог зовет нас именно сюда, в православный храм.

Александр Миронов

Александр Миронов. Фото: Сергей Петров

Грехи на жестах

В течение 10 лет я ходил сюда. Тогдашний настоятель иерей Артемий Скрипкин благословил меня прислуживать в алтаре и надел на меня стихарь. По возможности я помогал глухим толковать и разъяснять Библию, делился с новыми людьми, которые приходили и не понимали, в чем вера, зачем иконы, что все это значит, для чего свечки ставить – старался объяснить.

Особенно моя помощь нужна была на исповеди, когда глухие не могли избавиться от грехов, хотели, но не могли, потому что не знали таких жестов, чтобы объяснить. Просто для глухого человека письменная речь – как иностранная, им очень трудно перевести свой язык жестов на язык слов.

Отец Артемий мне посоветовал поступить в Духовную академию, и я поступил. Я хотел стать священником для глухих, чтобы они могли исповедоваться на привычном языке.

Пастырь для глухих

В Академии было очень тяжело, конечно. Проректор по учебной работе протоиерей Владимир Хулап был немного ошарашен, когда меня увидел, а ректор, архиепископ Амвросий, сказал: «Не представляю, как вы сможете у нас учиться». Но я прошел все тесты, и вот я уже на четвертом курсе.

Нам очень нужен глухой или слабослышащий священник, чтобы глухим было радостно приходить в храм, где служба на родном языке, где можно исповедоваться, общаться со священником, открыть душу, а не все это записывать. Я вижу, как глухие идут на исповедь грустные, потому что как им все рассказать? Им очень сложно. Бывает, стыдно исповедоваться письменно, подробно написать почти невозможно, и на жестах все это было бы проще.

Проповедь – тоже сложно: священник толкует Священное Писание, предлагая свое глубокое понимание, а у глухих ведь совсем не такое восприятие. Поэтому нужен священник, который понимает психологию глухих и проповедь говорит простую, доступную.

В Москве в Симоновом монастыре есть своя община глухих, где диакон спокойно жестами служит, и священник, сам оглохший, принимает исповедь на жестах.

Менталитет глухих совершенно иной, у нас всегда стоит барьер между слышащим и глухим, и этот барьер преодолеть очень трудно. Вроде видимость общения есть, а внутри барьер.

Фото: Сергей Петров

Фото: Сергей Петров

Чутье к Богу

Глухому тяжелее на службе еще и потому, что глаза очень устают. Нужно смотреть на переводчика, на священника, а если еще кто-то рядом отвлекается, болтает, то это очень мешает.

Вот кто полюбит богослужение по-настоящему, тот уже не устает. У нас таких много, – пожилых людей, которые могут даже в старшем возрасте долго стоять и молиться на ногах.

Слышащие ходят в храм, который рядом с домом, а у глухих нет такой роскоши, они едут с разных концов города, с области, приезжают сюда, потому что тут для них и богослужение, и трапеза, и общение.

У глухих высокая чувствительность: обостренное обоняние, зрение, чувство вибрации. И они внутренним чутьем приходят к Богу. Когда у них горе, проблемы, что-то неприятное, то их тянет в храм. Глухой, хоть ничего и не слышит и не понимает, какие когда молитвы читаются, в храме два часа выстаивает, потому что сердцем чувствует присутствие Бога, душой слушает.

В Евангелии Господь часто говорит в конце притчи: «кто имеет уши слышать, да слышит», но притчи – это же вообще для слышащих людей. А у глухих слово Господа воспринимается сердцем. То есть уши у них в сердце.

Александр Миронов. Фото: Сергей Петров

Александр Миронов. Фото: Сергей Петров

Ольга Логунова, пенсионерка, слабослышащая:

«По ощущениям»

Уже не помню, почему я стала верующей. Какое-то время ходила в разные храмы. Свечки ставила, ничего не слышала, молилась своими словами. Потом мне Борис Кокин, сурдопереводчик, сказал, что есть храм для глухих, я его очень долго искала, ходила тут по университету кругами. Но нашла. Постепенно стали глаза открываться и сердце тоже, и вот хожу сюда уже где-то четырнадцать лет.

Сейчас я разговариваю с вами, но вообще не слышу, что говорю. Просто когда я потеряла слух, моя речь была уже сформирована, и сейчас я говорю по тем ощущениям. Я была слабослышащей, и помню голоса своих детей, как они плакали. Конечно, я скучаю по звукам, по голосам, мечтаю, чтобы Господь открыл уши, чтобы снова услышать звуки.

Скоро золотая свадьба

Мы с мужем познакомились в Геленджике, был турпоход по путевкам на двадцать дней. Когда мы познакомились, он еще немного слышал, а потом совсем оглох. Он был вообще неграмотный, потому что его мама из деревни. Потом он стал постепенно развиваться. В этом году у нас уже золотая свадьба.

Все наши дочери и внуки – слышащие. Зять мой не знает жестовой речи, но как-то общаемся: я читаю по губам. Другой мой зять – швед, я ни слова по-шведски не знаю, он ни слова по-русски, но когда нужно что-то спросить, мы как-то можем договориться на жестах.

Ольга Логунова. Фото: Сергей Петров

Ольга Логунова. Фото: Сергей Петров

Один жест – много слов

Сурдоперевод очень отличается от письменной речи. Ведь в словесной речи есть и падежи, и склонения, наклонения. В жестах этого вообще нет. Одним жестом можно перечислить множество слов: «идем, иду, пойдешь, идти, прийти, проходить» – это все один жест. Нет грамматических форм. Поэтому глухим сложно писать, они не могут соблюсти окончания, правильные связи между словами, для них все это китайская грамота.

Глухих скрепляет беда, они держаться кучками, «тусовками», стараются вместе пообщаться, поговорить после работы, у них общий менталитет. Хотя глухие могут и жестом оскорбить, например, ребенок в школе: подходит к нему учитель, а он показывает, словно стряхивает пыль с плеча «мол, отвали от меня».

Я до сих пор переживаю о том, что ничего не слышу. Я понимаю, как это тяжело, плохо, трудно, но я радуюсь жизни, и всему, что мне дал Бог, – слава Ему за это!

Фото: Сергей Петров

Фото: Сергей Петров

Лидия Пилитева, сурдопереводчик с детства:

«Отец и мать были абсолютно глухими»

Я выросла в семье глухих родителей. Папа мой вообще был, как Маугли, сирота, – и по людям скитался, и по странам. Он был очень живым, общительным и невероятно красивым мужчиной. Он не знал грамоты до старости.

Моя мама тоже была глухая, на двадцать лет его младше. Они познакомились во время войны. А мы с братом слышащие. Но так как мои родители были совсем неграмотными, а я научилась хорошо говорить в садике, – с пяти лет я была для них переводчиком. Я ходила с ними по разным учреждениям, переводила всякие хозяйственные нужды, перед нами открывали все двери, потому что маленький ребенок всегда очаровывает.

Фото: Сергей Петров

Лидия Пилитева. Фото: Сергей Петров

Мир глухих – мой родной

У нас всегда были гости глухие, и ко мне обращались как к переводчику, я была посредником между миром глухих и слышащих. С кем-то в жилконтору сходить, с кем-то в больницу. Я привыкла к глухим, я вообще считала, что это мой родной мир, я в нем росла, развивалась, и не мыслила мир без глухих людей. Я до сих пор исполняю их чаяния, вожусь с ними, исполняю просьбы, решаю вопросы. Сорок лет я отработала с глухими детьми.

Глухой человек, который не слышит ни радио, ни телевидения, естественно, отстает в развитии. Мировоззрение более узкое, им сложно анализировать, у них вообще нет образного мышления. У них все более конкретное. Им сложно что-то объяснить. Они между собой общаются в основном на бытовые темы. Мало у них возникает каких-то таких обширных тем – об искусстве или о политике.

Дети любят играть, любят наглядные загадки. Мои ученики вырастают и приглашают на свадьбы. И когда собирается половина слышащих, а половина глухих, – как правило, глухие активнее участвуют во всех конкурсах. Музыка на их праздниках звучит очень-очень громко, чтобы передать вибрацию полу. Они чувствуют ритм – и это значит, что праздник удался, ведь раз музыка – значит, весело.

«Херувимы пролетают мимо нас»

На службе у них – все то же, что и у слышащих. Наш Саша Миронов показывает глухим, например, «Херувимскую песнь» – вот так летят херувимы, они вот тут пролетают мимо нас… а у нас мурашки по коже. Он очень живо и пластично показывает. Он передает свое ощущение глухим, и они тоже начинают это чувствовать, чувствовать присутствие самого Бога.

Это очень важно для священника, для переводчика – эмоциональная передача. Когда есть эмоциональная передача, глухие сразу начинают это воспринимать.

Лидия Пилитева. Фото: Сергей Петров

Лидия Пилитева. Фото: Сергей Петров

Светлана Чанышева, глухая, мать троих детей:

Что-то разбудило во сне

Я пришла в храм благодаря мужу. Мы очень много путешествовали, посещали интересные места, монастыри, храмы. И я решила, что Бог для всех один, и ничего особенного в православии нет, что буддизм, что христианство – все равно. Но однажды мужа что-то разбудило во сне, будто его кто-то стал совестить: нужно идти в храм именно православный, и раз вы живете с женой пятнадцать лет и нет детей, то надо обязательно идти исповедоваться в грехах, не надо искать никакой другой религии. Мы решили повенчаться, и как только мы повенчались, сразу на следующий день я забеременела и потом родила по очереди троих детей, двух мальчиков и девочку.

Муж у меня слабослышащий, он может говорить и слышать молитвы, а я нет. Он ходил в разные храмы, а мне было некомфортно: совершенно непонятно. Когда я узнала, что здесь есть переводчик, стала ходить сюда. У мужа среди родственников есть один великомученик – пресвитер Феодор, расстрелянный в Пензенской области. И вот мы считаем, что, возможно, благодаря его молитвам, мы и пришли в храм. В моей личной жизни по молитвам произошло очень много чудес.

Светлана Чанышева. Фото: Сергей Петров

Светлана Чанышева. Фото: Сергей Петров

Первая исповедь на листочке

И первая исповедь была чудом. 22 мая, день Николая Чудотворца. Мы с мужем уехали в паломническую поездку по Золотому кольцу. В один из дней нам захотелось пойти исповедоваться, хотя мы не готовились, ничего не читали, что положено.

Брат посоветовал мне взять лист бумаги и написать. Я взяла и написала свою первую исповедь – самый крупный грех, который давно камнем лежал на сердце. Я поднесла, батюшка обрадовался, отпустил, – и тут как груз с души свалился, я почувствовала, что это такой праздник! Это ощущение первой исповеди живо до сих пор.

Как глухим детям сказать про Бога?

Как глухим детям объяснить, что есть Бог? – только по примеру родителей. Ребенок видит, что мы молимся с мужем у икон, мы им показываем, что вот это – Бог, а это – Богородица, то есть Мама Иисуса Христа. Я – твоя мама на земле, а Она на небе. А есть невидимые ангелы-хранители. Дети понимают это, представляют, как могут. Сейчас третья наша дочка, маленькая совсем, уже стала понимать, кланяется перед иконами.

Фото: Сергей Петров

Фото: Сергей Петров

Сны без звуков

Честно говоря, в храме я белой завистью завидую слышащим, что они знают, как хор поет, когда поют про херувимов. Муж рассказывает, что это прямо до слез пробирает, когда слышишь музыку, – прямо мурашки бегут по коже. Он мне старательно описывает, чтобы я вошла в это ощущение, а я совсем глухая, я вообще ничего не слышу. Со временем постепенно у меня прошло это чувство зависти, и я сердцем, через мужа, стала ощущать те звуки, – и музыку, и хор, и что Бог всех любит одинаково, и слышащих, и неслышащих. Но, конечно, мы, глухие, отстаем в познании мира, я это понимаю.

Бывает, муж говорит, что «Святый Боже» – это такие певучие растянутые слова. Я представляю, что они такие длинные, но какие звуки – не могу вообразить. Вот стихи я тоже не слышу – их ритм, а муж слышит. Зато глухие очень хорошо спят. Но когда дети бегают, топочут, я чувствую вибрацию и просыпаюсь.

Наши сны без звуков, в снах никогда не бывает звуков, я вообще не представляю звуков, полная тишина. Слышащие люди идут в лес, в пустыню, чтобы очутиться в тишине, а у нас постоянная тишина, и она никогда не мешает молитве.

27 сентября (дата для 2015 года) Международный день глухих, отмечаемый ежегодно в последнее воскресенье сентября. Этот день был учрежден в 1951 году в честь создания Всемирной федерации глухонемых. Он завершает последнюю полную неделю сентября, которая отмечается как Международная неделя глухих.

PSA_7547

PSA_7853

Фото: Сергей Петров


Читайте также:

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Священник из Казахстана: Турки привезли меня в горы и заставили искать клад

Протоиерей Александр Суворов о том, как выйти из любой ситуации

Священников и добровольцев учат языку жестов в Москве

Появилась интерактивная карта всех храмов и приходов России, где ведется работа с глухими

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: