Горький шоколад

|

Если детский дом пахнет обездоленностью, то коррекционные детские дома – это то место, где беспомощность детей ощущается вдвойне. А ведь здесь малышам поддержка, внимание и забота необходимы гораздо больше, чем в любом другом месте. Поиском программы адаптации для таких детей занялась Александра Галицкая.


«Бадлон?!!» «Ну да, «бадлон» по-питерски «водолазка». Не понимаю, почему москвичи так реагируют. Все знают, что поребрик это бордюр, булка – батон. А я слово водолазка первый раз в Москве услышала». Мы сидим в стандартном офисе, где работает Александра Галицкая, и смеемся над вечным противостоянием Москва-Питер.

Хотя обычным офис назвать трудно: все завалено пакетами с детской одеждой, упакованными в яркие пакеты подарками, коробками с книгами и учебниками. Принтер отодвинут в сторону, чтобы дать пространство блестящей оберточной бумаге и гирляндам разноцветных ленточек. И только к каждому столу ведет узкая тропа. Саша объясняет: «Вообще так много вещей у нас редко скапливается, но скоро Новый год, мы нашим деткам подарки упаковываем. Договорились, что праздничные спектакли каждый сам придумает: они — нам, а мы — им. Теперь вот пишем сценарий, готовим костюмы, репетируем». «Нашим», как выяснилось, — это детям, живущим в коррекционных детских домах.

Кстати, нет ничего удивительного в том, что Александра порой употребляет словечки питерского диалекта: до ее рождения в Санкт-Петербурге жили целых семь поколений семьи. «Мои предки по материнской линии – польские шляхтичи Кроликовские, приехавшие служить при русском императорском дворе. Вся питерско-польская ветка была репрессирована в 30-40-е годы. Уцелела прабабушка, выйдя замуж за прадеда, она оставила свою фамилию Гольдбрайх».

Девочкой Саша была явно любознательной: занималась хореографией, ходила на кружок в ТЮЗ, на Ленфильм. А поступила в РГПУ им. Герцена на факультет экономики, на только открывшееся отделение «менеджемент организаций». «В этом вузе училось несколько поколений нашей семьи, и папа велел туда подавать документы».

Активность проявилась и в университете: выступления на конференциях, общественная деятельность, участие в КВН. В результате, после 3-го курса Уваровой (девичья фамилия Александры) дали грант «за активное участие в социальной жизни университета» — отправили учиться на год в Германию. И она поехала, так и не признавшись, что совсем не знает немецкого: «Выучила язык за 3 месяца прямо на месте. Тяжело было: приходилось работать, в основном, нелегально и учиться сразу на двух курсах».

Вернувшись домой, Саша решила попробовать совмещать работу с учебой. Немного поработала в издательстве, затем в рекламном агентстве и, поняв, что не может выносить давления руководства, ушла делать свой бизнес. «Сейчас вспоминать смешно – у меня была зарплата долларов 500, мы сняли помещение (17 метров с крысами на 3-м этаже) на Красном треугольнике. Протащили телефонную линию, поставили компьютер и начали. Сначала была реклама, потом полиграфия, дизайн». На тот момент бизнесменше едва исполнился 21 год. Диплом, кстати, она защищала уже по своему рекламному агентству.

Может, и работала бы в своем рекламном агентстве города Санкт-Петербург Александра, не случись ей выйти замуж за москвича. Так что теперь Галицкая занимается понятным ей делом в Москве. Собственно, благодаря рекламной деятельности, она стала опекать детские дома. В предновогодней кутерьме Саша случайно сделала неправильный заказ. «И у нас осталось три огромные коробки свежих, вкусных шоколадных конфет. Мы решили подарить их детям. Обзвонили все московские и подмосковные детские дома, нам везде отказали. Говорили, что люди чуть ли не в очереди стоят, чтобы подарки им сделать».

Тогда Александре посоветовали обратиться в Калужскую область. Рассказали, что в Кировском районе в поселке Бетлица есть бедствующий детский дом. «Я им позвонила уже неуверенно, а там с радостью отвечают: конфеты? Конечно, очень хотим». На всякий случай Галицкая спросила, не нужно ли что-то еще. На что там ответили, что им нужно ВСЕ. И, надо сказать, не преувеличивали: «Когда мы в первый раз туда приехали, у них не было даже телевизора, а некоторые дети ходили без зимней одежды».

Саша кинула клич по друзьям: собрали денег, закупили разных вещей от одежды до моющих средств и на 5 машинах прямо под Новый год отправились за 350 км от Москвы, в «Бетлицкую специальную (коррекционную) школу-интернат для детей с ограниченными возможностями здоровья 8-го вида». А, добравшись, ужаснулись тому, что так бывает: здание 50 лет простояло без капремонта, проводка искрилась, горячей воды не было вовсе, так что детей раз в неделю водили мыться в городскую баню.

Вернувшись в Москву, Саша с компанией приняли решение помогать детскому дому в Бетлице постоянно. Для начала добрались до местной администрации, выдав себя за журналистов из Москвы: «Они закрывали двери, выставляли перед нами уборщицу, которая говорила, что дома никого нет. Но в итоге в детском доме сделали косметический ремонт, починили проводку и обновили сантехнику». А Галицкая с друзьями приобрели и привезли пару бойлеров для нагрева воды.

Параллельно, переламывая негласное сопротивление, приходилось приучать педагогический состав к тому, что добровольцы здесь будут всегда. Первое время доходило до того, что размеры детей определяли «на глазок» по фотографиям – завуч попросту отказывалась обмерять детей. С большим трудом составили постоянно обновляющийся список реальных нужд каждого ребенка, с учетом размеров, возрастных и личных особенностей.

Дело стало налаживаться, и Галицкая, решив, что одного детского дома ей недостаточно, отправилась в путешествие по области, чтобы узнать, кому еще нужна ее помощь. Так она нашла Кировский детский дом и Людиновскую школу-интернат для сирот 8-го вида. В последней, кстати, весьма настороженно приняли волонтеров, хотя дирекция не скрывала, что состояние вверенного им учреждения не соответствует потребностям детей. Зато теперь ждут не дождутся каждого приезда добровольцев. А, зайдя в детдом в Кирове, Галицкая познакомилась с директором Мариной Александровной Сухоруковой, воспитывающей, помимо детдомовских, 2 своих и 8 приемных детей. И поразилась тому, что в детдомах можно относительно неплохо жить, хотя и там любое подспорье к хозяйству принимают с благодарностью.

Ездить стали в каждый из трех домов. Основной костяк группы около 8 человек, и каждый раз «прибиваются» новые волонтеры. «Мы привлекаем людей, готовых общаться, отдавать часть себя. Разрабатываем программы, разделяем роли между нами, кто кем занимается». В результате кто-то разговаривает со старшими, объясняя им жизненные нормы, стараясь заинтересовать какими-то профессиями. Другие занимаются малышами: тех нужно обнять, приласкать, порисовать на асфальте мелками, они жаждут тактильного общения. Кто-то беседует с девочками-подростками об их девчачьих проблемах. «А в последний приезд мы устроили «поход в кино». В спортзале закрыли окна матами, повесили экран, взяли лицензионную копию фильма, сделали попкорн (они впервые в жизни его видели). Потом обсуждали поведение героев».

Первое время возили одежду, бойлеры и развлекали детей. Но к тому моменту, как Галицкая приехала в Людиново, она уже понимала, что в коррекционных детских домах далеко не всегда оказываются действительно больные дети с генетическими и хромосомными нарушениями, при которых ребенку невозможно помочь. Очень часто туда попадают по недоразумению, например, если в неблагополучной семье не следили за успеваемостью малыша. И когда родителей лишают родительских прав, таких детей отправляют в коррекционные детские дома. «Коррекционные детские дома – это приговор. Детям оттуда везде закрыта дорога. В 18 лет они заканчивают 9 класс по спецпрограмме, не предполагающей никаких «лишних» предметов. То есть их учат читать-писать и все. Начни нормального ребенка обучать по такой программе, и к окончанию школы он окажется в положении недоразвитой личности. Зачастую мы спрашиваем, что они хотят в жизни, а детки даже не представляют себе, что можно ответить».

Одними вещами-подарками в этой ситуации не отделаешься: нужно разрабатывать программу адаптации для детей-сирот с тем, чтобы заложить в них элементарные понятия общественной и социальной жизни. Саша поехала в ЮНИСЕФ и заручилась их поддержкой и согласием помогать. Но оказалось, что сначала надо решать проблему с педагогами на местах: там не слишком заинтересованы в том, чтобы менять привычный уклад. Кроме того, в детских домах обнаружилась явная нехватка учебных пособий и даже рабочих тетрадей для специализированных заведений.

В ближайшие планы Саши входит поиск учебников для коррекционных заведений (в книжном магазине их не купишь) и приобретение спортинвентаря: в январе шестеро детей едут на зимние спортивные соревнования. А еще она мечтает всем детям найти друзей по переписке, говорит, что «они хранят такие письма годами». Вот Галицкая и придумала сделать совместный проект со «Старость в радость»: связать детей и стариков, чтобы писали друг другу. А для некоторых Галицкая планирует добиваться независимой комиссии по переаттестации оценки здоровья детей, чтобы перевести их в обычные детские дома.

Три детских дома и триста детей, из которых три четверти находятся в коррекционных детских домах. Галицкая уверена, что можно помогать большему количеству коррекционок. Она по-прежнему ездит по Калужской области в поисках неблагополучных детских домов и мечтает сделать информационную базу по всей стране. «Благотворительность в России пока плохо развивается. Считается, что это либо отмыв бабла, либо удел богатых людей», — с сожалением говорит Галицкая. «Детские дома можно поддерживать материально. Но есть второй вид помощи — социализация, адаптация, устройство их дальнейшей жизни. Наша сверхзадача, чтобы в каждом большом городе у нас появились волонтеры, которым можно было бы позвонить и сказать: “Ребята, у нас выпускается 16 человек, присмотрите за ними первое время”. Если такая система заработает, это будет моим вкладом в дело».

Объявление:

Для тех, кому небезразлична судьба детских коррекционных домов, Александра Галицкая создала сообщество «Объединение волонтеров «Ветер перемен».

Здесь можно найти всю информацию о готовящихся поездках и о первоочередных нуждах детей. Здесь же совсем недавно Саша объявила о том, что новогодняя поездка на носу http://community.livejournal.com/ru_veterperemen/2603.html и попросила помощи тех, кому не безразлична судьба 340 детей.

Понадобится все от одежды (даже ношеной) до подарков и сувениров – Галицкая и ее волонтеры не отказываются от любых предложений.

Подарки и одежду она готова забрать лично, либо принять  в ее офисе на Курской (выход с кольцевой на ул. Казакова). В будние дни – с 10 до 22, в выходные – по договоренности.

Адрес: Нижний Сусальный переулок, д. 5, территория АЗ “АРМА”. С проходной нужно позвонить, чтобы вас кто-нибудь встретил.

Контакты координаторов: Александра Галицкая (sandrita): 8 916 301 37 60, Петр Свешников (netuimeni): 8 903 759 71 31.

Опубликовано в журнале ДОМОВОЙ

Читайте также:

Давайте говорить друг другу комплименты

Рождественские базары: подарки для постороннего

Поскольку вы здесь…

… у нас есть небольшая просьба. Все больше людей читают портал "Православие и мир", но средств для работы редакции очень мало. В отличие от многих СМИ, мы не делаем платную подписку. Мы убеждены в том, что проповедовать Христа за деньги нельзя.

Но. Правмир — это ежедневные статьи, собственная новостная служба, это еженедельная стенгазета для храмов, это лекторий, собственные фото и видео, это редакторы, корректоры, хостинг и серверы, это ЧЕТЫРЕ издания Pravmir.ru, Neinvalid.ru, Matrony.ru, Pravmir.com. Так что вы можете понять, почему мы просим вашей помощи.

Например, 50 рублей в месяц – это много или мало? Чашка кофе? Для семейного бюджета – немного. Для Правмира – много.

Если каждый, кто читает Правмир, подпишется на 50 руб. в месяц, то сделает огромный вклад в возможность нести слово о Христе, о православии, о смысле и жизни, о семье и обществе.

Похожие статьи
Он не ходит, но мечтает стать капитаном дальнего плавания

И теперь моряки со всего света шлют открытки в Оренбург

Фестиваль «Мамин день» поможет детям-сиротам

Фестиваль проходит в рамках всемирного флешмоба #ЩедрыйВторник

Отец сбитого в Балашихе мальчика отдаст отсуженные 2,5 млн на благотворительность

Роман Шимко: Я надеюсь, что они помогут какому-нибудь ребенку с онкологией выжить

Дорогие друзья!

Сегодня мы работаем благодаря вашей помощи – благодаря тем средствам, которые жертвуют наши дорогие читатели.

Помогите нам работать дальше!

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: